УкрРус

На коленях у философа Бандеры

  • На коленях у философа Бандеры

Вы думаете, что мир, в котором философ мирового уровня Степан Бандера покачивает на коленях народного депутата Ирину Фарион - это бред? Отнюдь. Этот мир почти реален - в той степени, в какой реально все, что произносится с университетских кафедр и загружается в мозги слушателей.

Но Фарион на коленях у Бандеры - это идиллия, а не кошмар.

Кошмар - это Фарион на университетской кафедре.

Хорошим тоном в среде адекватных людей стало смеяться над опусами так называемого профессора Бебика о древнейшей украинской расе. Но Бебик - вовсе не уникум, он лишь наиболее комичный вариант достаточно распространенного в Украине типажа "науковца". К этому же типажу можно отнести и Ирину Фарион.

Эти деятели науки видят свою цель в наукообразном обосновании превосходства украинской нации и ее права... права на все что угодно. Методы работы они позаимствовали у доцентов кафедры марксизма-ленинизма, и в соответствии с идеалистическим духом единственно верного националистического учения добавили мистики, иррационализма, пафоса и экзальтации. Кто сомневается в адекватности такой научной методики - тот враг Украины, а против такого аргумента в научной полемике не попрешь.

Если верить конспекту выступления Ирины Фарион в Могилянке, то оно прошло именно в таком стиле: политизированный поток сознания человека, акцентуированного на языковом и национальном вопросе, и притом не отягощенного ни логикой, ни вообще вопросом соответствия своих слов реальности.

Графа "национальность" в паспорте, русские имена как признак упадка, нация - кровно-духовное сообщество, сравнение русскоязычных украинцев с проститутками, Бандера - крупнейший интеллект ХХ века, давайте искренне и глубоко верить в бога...

Является ли это ярким примером безумия? Вовсе нет.

Ирина Фарион убежденная националистка, но она в здравом уме. И очень хорошо понимает, где что говорить. Если перед тобой дети-детсадовцы, с ними можно и нужно говорить жестко, четко расставляя акценты на тему "что такое хорошо и что такое плохо" - в частности, в языковых вопросах. Можно потретировать ребенка просто за то, что его называют по имени на русский манер. Если ты даешь интервью крупному изданию - здесь можно и нужно попридержать норов, отстаивать свои идеи корректно, не забывая, что тебя прочитают далеко не только братья по разуму.

Если же ты читаешь лекцию в таком вузе как Могилянка, да еще знаешь, что никого, кто мог бы задать тебе неудобные вопросы, в аудиторию не пустят - можно вещать, говорить все, что наболело и так, как душе угодно. То есть спокойно и беспрепятственно вести в "независимом" вузе партийную пропаганду.

Оппонентов Ирины Фарион не впустили не то что в аудиторию - на порог здания Могилянки. Их, активных противников националистической пропаганды под видом языковедческой лекции, было унизительно мало. А дорогу им преградили накачанные молодые люди из ультраправых группировок, кишащих вокруг ВО "Свобода". Мускулы и лица, не отягощенные интеллектом, наглое и самоуверенное поведение - этот портрет подойдет для описания нанятого регионалами Вадика "Румына", его друзей-спортсемнов, нанятых потом для охраны съезда "Батькивщины", и "качков"-свободовцев, отгонявших журналистов от машины Тягнибока. Уличный громила - явление универсальное, и услугами подобных персонажей пользуются все, у кого хватает ума, денег и связей организовать себе такой эскорт.

Но кое-чем заградотряд на входе в НАУКМА отличается от "спортсменов" вокруг БТРа. Те просто дрались. Эти же - унижали своих противников словом и действием, пользуясь своим физическим превосходством и получая от этого очевидное удовольствие. Почему? Потому что эта гопота, в отличие от "титушек" - гопота идейная. Интеллект у них обитает всё там же, на уровне плинтуса, но в этом интеллекте прочно отпечаталось сознание собственного идеологического, этнического и расового превосходства, этакая индульгенция, освобождающая, как это водится у них еще с тридцатых годов ХХ века, от химеры, называемой совестью. Практически заодно с националистами действовала и охрана НаУКМА, не допуская людей на лекцию.

То есть, крайне правые обеспечили своему идейному глашатаю комфортную среду для партийной агитации в одном из крупных вузов Киева. В рамках этого мероприятия они успешно помешали местному студенческому профсоюзу "Прямое Действие" заявить свой протест. Что говорит достаточно красноречиво о степени влияния профсоюза на студентов Могилянки.

Да и о самой Могилянке это говорит достаточно много. В девяностых и в начале двухтысячных этот вуз считался, да и был оплотом радикального украинского национализма. Это касалось и студентов, и преподавателей. Однако позже в вузе сформировалась заметная и достаточно шумная студенческая прослойка неавториатрных левых. И благодаря их активности Киево-Могилянская академия приобрела имидж эдакого вуза с элементами вольного духа.

Однако группа студентов оставалась группой студентов. И несмотря на их заявления о "Другой Могилянке", Могилянка осталась тем, чем была - ни право-консервативный дух вуза, ни соответствующий преподавательский состав не претерпели существенных изменений. В противном случае у "Прямого действия" не возникло бы необходимости протестовать против визита Фарион: само руководство Могилянки не допустило бы этого визита в принципе.

И надо признать, что Могилянка в этом смысле не уникальна. Десятки и сотни единомышленников Фарион ежедневно используют свои лекции для изложения той же агрессивной националистической пропаганды, разве что под более наукообразными соусами, ведь у них нет депутатского мандата. Пока нет.

Наши блоги