УкрРус

Реформы во время войны – что любовь во время чумы

  • Реформы во время войны – что любовь во время чумы

На "Свободе слова" готовились к российской агрессии и тут же запускали реформы

Немцы просят пропорциональности действий с сепаратистами, доложил Андрей Куликов. А бои продолжаются, из России прибывает тяжелая техника. Порошенко предложил изменить тактику, сузить зону АТО. А можно ли в условиях войны проводить реформы?

Эксперты привели народную мудрость о том, что война все спишет, и раскладку, что соседей не выбирают, отметили, что без реформ не получится – будем, как в Израиле, в одной руке держать автомат, а другой качать люльку с ребенком, припомнили, что для этого у нас и воспитываются кризис-менеджеры, сослались на Троцкого, то есть будем жить в состоянии "ни мира, ни войны", подчеркнули возможность третьего Майдана, признали, что пока нет желания реформироваться – кабы вместо одной Украины не получилась компания маленьких Украиночек, призвали приравнивать коррупционеров к террористам, усомнились в способности власти эти самые реформы проводить – обычно это видно сразу.

Лишь 29% зрителей подержали переговоры между властью и сепаратистами.

Пока не до доктрины – надо завершить АТО

Начали по-военному - с генерала Михаила Коваля, который не пожелал рассказывать страшилки, но признался, что война чуть ли не на носу – россияне сосредоточились на границе, поставляют сепаратистам оружие и бронетехнику. Даже символику на танках не меняют. Все это очень напоминает 1939 год, операцию Отто Скорцени. Насчет завтрашнего вторжения гость снова не пожелал распространять страшилки – для подготовки операции нужно время.

Ведущий пожелал разобраться в планах президента, и Коваль попытался объяснить, отметив, что во время перемирия наша армия не сидела, сложа руки. Фактов предательства гость не признал.

Ольга Мусафирова врезала по-дилетантски: слышали про панику в рядах боевиков и про последовавший переход в Донецк - странно, не правда ли? Коваль признался, что участвовал в принятии решения. В Славянске же находятся склады аммиака – могли взорваться. А бронетехнику уничтожали, где могли. Но двигались боевики по густонаселенным районам.

Александр Кочетков напомнил о прозрачной границе: чего не хватает для перекрытия – воли или мозгов? За границу борются все, пояснил Коваль, и гибнут прекрасные люди... Олеся Яхно заинтересовалась военной элитой и тем, почему она так паршиво чешется. Интересный вопрос, признал Коваль и напомнил, что украинские ВС годами уничтожали. Непонятно, чем кормили и как одевали. А Коваля и прочих достойных офицеров не назначали на руководящие должности. И гость призвал поклониться в пояс солдатам. Армия встала с колен, она воюет. История всех отблагодарит, слава армии!

Куликову же было интересно, что будет делать военная элита, если гражданское руководство сядет в лужу. Коваль предложил не отделять армию от общества и призвал не называть генералов лишь взяточниками – они водят в бой солдат... Игорь Попов увидел перелом в войне и поинтересовался военным положением – нужно ли оно? Не нужно, просто ответил Коваль и пояснил, что для его введения может не хватить силенок, экономических и политических. Мы находимся не в дюже развитой стране. Так что военное положение – чистый популизм.

Коваль отметил, что доказывать то, что Россия – агрессор, нет надобности. Война была объявлена вместе с крымской эпопеей. Все карты открыты. И россияне хоронят своих бойцов. А операция готовилась лет восемь назад... Сергей Гайдай напомнил, что именно общество поддержало армию, и попросил отвечать прямо и честно, хоть раз – закрыта граница или открыта? Коваль несколько коряво объяснил, что стараемся. Гайдай выслушал объяснение с каменным лицом.

Припомнили военную доктрину, и Коваль признался, что сейчас не до доктрины – надо завершить АТО и подготовить войска к зиме. А прежде ни одна доктрина не предполагала, что беда придет с востока. Теперь же надо будет держать границу именно там.

В Европе полагают, что демократия – это процесс

Вторым гостем стал Дмитрий Шимкив, реформатор из администрации президента, который заверил, что реформы идут, шаги делаются. Но процесс не простой – система упирается и ногами, и рогами. Реформаторством занималось несколько команд, но всегда было хреново с конкретикой. Тем не менее, их наработки используются.

В Европе говорят, что демократия – это процесс, пояснил гость и пообещал сотрудничество с гражданским обществом. Помогать будут специалисты, а общество станет заинтересованной стороной.

Гайдаю захотелось радикальных действий и предателей прошлой системы. Шимкив признался, что в системе не находился, а бизнес ориентируется на результат. Для служащих надо поменять ценности, вот реформы и начинаются с сокращения АП. Можно привлекать профессионалов из бизнеса. Шимкив поведал, что придя в АП, ощутил, что попал в XVIII столетие. Прямиком из XXI-го.

Янина Соколовская поинтересовалась безвизовым режимом с Европой, но Шимкив сообщил, что не готов комментировать этот вопрос. Мусафирову же волновали миллиардеры-реформаторы. Косюк – классный менеджер, кратко доложил Шимкив.

Реформировать гражданское общество гость отказался, но признал, что люди решают все. Пообещал использовать весь свой опыт, чтобы найти людей для борьбы с системой... Чувствовалось, что для Шимкива общение со стаей журналистов внове, и он чувствует себя несколько не в своей тарелке. Но выглядел вполне искренне.

Попов припомнил Акимову, которая тоже старалась, но ни черта не вышло, и поинтересовался первыми поручениями и заготовками быстрых реформ. Шимкив признался, что первым делом попытался разобраться, какие IT-системы работают в администрации. Документ должен двигаться не дни, а минуты... Для смены процесса нужен работящий процессор, подкинул Куликов.

Недовольный Гайдай отметил, что у мэра Нью-Йорка 40 сотрудников, и предложил заменить здание АП на офис. Шимкив в очередной раз стеснительно вставил английский термин и признал, что современный офис президента – одна из его целей.

Но давление на бизнес не изменилось, заметил Дмитрий Тузов. Здесь действует своя армия, которая ездит не на БТРах, а на "Лексусах"... Шимкив пообещал бороться с коррупцией.

Министра здравоохранения голыми руками не возьмешь

Следующим на эшафот должен был ступить еще один начальник – министр здоровья Олег Мусий. Но сперва появились лишь новые, так сказать, эксперты. Двое пропели министру осанну, двое выразили недовольство отсутствием медикаментов на войне.

Мусия же встретили аплодисментами, а Куликов повторил насчет отсутствия медикаментов в зоне АТО и дружбу с Богатыревой. Дискредитировать пытаются, пояснил гость, это дело знакомое. А с коррупцией в его министерстве как раз-то и борются и даже эффективно. Уволены все замы и одиозные фигуры. Заведение уголовных дел не в возможностях Мусия.

Гость напомнил, что Богатырева и с ним воевала, и Азаров давил, но не додавил... Попов глядел с недоверием... Куликов спросил о назначении главных специалистов, а Мусий отметил, что коррупционные схемы в сфере тендеров работают давно, и пришлось этих самых специалистов на треть поменять.

Активист Сергей Коба признался, что прежде считал Мусия приличным человеком, потом это ощущение прошло. Коррупционеры отсиживаются в отпусках... Министр объяснил, что работает лишь в соответствии с законодательством. Начальников же понизили, а они отказались от новых должностей.

Вторая претензия касалась наркотических препаратов, которые министр не запрещает. Мусий заверил, что злоупотребление этих препаратов составляет 0,1%, а продаются они все равно по рецептам... Третий эксперт наехал на первых двух, и начался спор, более напоминающий ругань... Я вам не мешаю? – спросил Мусий.

Куликов поинтересовался давлением при назначениях, и министр признал, что давление будет всегда, но он назначает профессионалов... Новых назначать надо – им же тоже нужно подзаработать, заметила Соколовская, и заговорили о смене системы. Мусий заверил, что сперва гидре надо оттяпать голову, иначе вырастут новые. Введение страхования можно будет осуществить вместе с налоговой реформой. Управленцев же из медицины нужно гнать...

Эксперты повторили, что мы живем в состоянии войны и реформ (Тузов даже написал 50 пунктов, которые надо провернуть), отметили, что в здоровом теле здоровый дух, но это встречается довольно редко, что надо отказаться от хлеба и зрелищ, что война заставит проводить реформы, что страну спасет гражданское движение и прямая демократия, что ожидание тяжелого и неизбежного здорово выматывает душу - Мусафирова призвала президента выступить и признать, что ведется война...

Наши блоги