УкрРус

Андрей Садовый: они прячут глаза, когда меня видят

20.7тЧитати українською
Андрей Садовый
Андрей Садовый рассказал о формировании "Самопомочі"
© Прес-служба Андрея Садового

С городским головой Львова и лидером партии "Самопоміч" Андреем Садовым мы встретились в субботу в его кабинете на площади Рынок. Говорили о потенциальном сотрудничестве с Саакашвили, внеочередных выборах в Верховную Раду, прошлом Семена Семенченко, самопиаре Егора Соболева и о многом другом.

– Не жалеете, что весной не согласились стать премьером? Возможно, проблем было бы меньше.

– Думаю, их было бы гораздо больше. Когда тебе предлагают какую-то должность, нужно понимать, насколько легитимным является это предложение. В каждой цивилизованной стране с парламентско-президентской формой правления, партия, которая набирает больше голосов на выборах, имеет право формировать правительство. К сожалению, "Самопоміч" имеет в парламенте 26 депутатов, поэтому я априори не могу возглавлять правительство. После следующих выборов, если будем иметь доминирование, можно и возглавить.

– Некоторые источники утверждают, что премьером вы не стали, так как требовали полного контроля над львовской таможней и прокуратурой. Что скажете по этому поводу?

– Это маразм. Я вообще в эти детали никогда не вникал. Да, был разговор с президентом, было озвучено такое предложение, я ему ответил, что не могу серьезно обсуждать эту тему, ведь наша фракция в парламенте небольшая. Кажется, он понял мою позицию.

– Сейчас общаетесь с президентом?

– Да. Последний раз общался с президентом, когда он приезжал во Львов на Международный экономический форум (начало ноября. – Ред.).

– О чем говорили?

– Рабочие моменты. До этого мы общались, когда я был в Киеве. Было совещание Совета регионального развития.

– Между вами есть конфликт?

– Личный? Нет. Мне кажется, у нас есть определенные мировоззренческие расхождения.

– Вы недавно заявили, что не исключаете сотрудничества с партийным проектом Саакашвили, но он уже четко дал понять, что хочет досрочных выборов. Насколько я помню, ваша позиция была несколько иной. Что-то изменилось?

– У меня хорошие отношения с Саакашвили, но мы не говорили о какой-то партийной координации. Просто время от времени встречаемся, анализируем ситуацию в Украине и мире.

Если говорить о досрочных выборах, то они ничего не изменят. Только усложнят ситуацию. Надо объединить усилия, чтобы Верховная Рада наконец-то смогла принять новый закон о выборах, чтобы мы перешли к открытым спискам, к пропорциональной системе. Это то, чего люди требовали во время Революции Достоинства.

– И все же, давайте откровенно: с Саакашвили вас объединяет диссонанс с президентом. Но Саакашвили откровенный популист. Как мне кажется, с ним сложно будет сработаться.

– Саакашвили приложил много усилий для того, чтобы сделать Грузию успешной страной. Он обладает большой энергией и харизмой. Но Украина не использует его способности, чтобы сделать жизнь лучше. Его используют как таран те или иные политики, а это не мудро. Саакашвили – такой, какой есть. Мне кажется, он может сделать много полезного. Знаете, обо мне тоже много разного говорят, о вас, наверняка, тоже. Однако у каждого из нас есть положительные черты. Надо использовать их, а не акцентировать внимание на недостатках.

– А вы не боитесь, что партия Саакашвили отберет голоса у "Самопомочі"?

– Нет, не боюсь.

– Ваши электораты, кажется, схожи...

– До следующих выборов в Украине появится еще столько партийных проектов, что акцентировать на этом внимание сейчас – зря тратить время. "Самопоміч" – это партия, которая ставит перед собой серьезные цели. Мы очень много инвестируем в людей, учимся каждый день и идем своим путем. На нем будут разные трудности, но они сделают нас сильнее.

– Ни для кого не секрет, что партийный список "Самопомочі" формировался очень быстро, фактически на коленях. Какие ошибки были допущены? Что бы вы сделали иначе?

– Невозможно войти в одну реку дважды. У нас было огромное желание сделать невозможное, объединить различные среды. Мы это и сделали, пригласив к сотрудничеству среду "Реанимационного пакета реформ", среду батальона "Донбасс", партии "Воля" и так далее. Были и среды, которые "отпали" из-за собственной меркантильности. Мы дали людям шанс что-то изменить. Вы имеете в виду то, что потом вылезли разные "чертики"? Сделал бы я что-то иначе? Не думаю. Я всегда стараюсь давать людям шанс. Как они его используют – это уже вопрос к ним. Меня совесть не мучила ни из–за одного человека, которого мы пригласили. Другое дело, что они прячут глаза, когда меня видят. Я не прячу.

– Семена Семенченко имеете в виду?

– Нет.

– Вам не стыдно за его депутатство, за его прошлое?

– Вам надо лучше понять и узнать Семена Семенченко. Это сложный человек с очень непростой судьбой. Его желание бороться за справедливость иногда сильно ему вредит. Иногда и нам сложно это переносить, потому что он голым нервом чувствует несправедливость, однако часто становится жертвой манипуляций. Вообще предпочитаю говорить о деятельности людей постфактум. Вот давайте поговорим о Семенченко лет через 10. Тогда это будет проще. Сейчас он работает над собой и пытается быть полезным.

– А как вы оцениваете депутатство Егора Соболева?

– Учится. Кстати, буквально. Он учится в Киевском национальном университете. Очень много над собой работает, обладает хорошими управленческими способностями. Скромный человек.

– Скромный? Просто складывается впечатление, что он больше занимается самопиаром, чем прямыми обязанностями.

– Он сам – человек из медиа. Его жена тоже. Егор Соболев просто является публичным лицом. Отчасти - это его защита. Если бы не публичность, его бы давно уничтожили недруги. Ведь Соболев очень остро выступает против людей, которые наделены большой властью.

Правда, что во время формирования "Самопомочі" 2 места в партийном списке купила компания Cargill Ukraine?

– Нет, это ерунда. 2 места – это вы кого имеете в виду?

Анну Гопко и Ивана Мирошниченко.

– Гопко я лично предлагал в свое время идти в Киевский городской совет. Она мне тогда честно ответила: ее приоритет – общегосударственная политика. Когда был поднят вопрос выборов в Раду, я предложил ей присоединиться. Иван Мирошниченко был одним из лидеров партии "Воля". Такой чистоты, которая была и есть при формировании партийных списков "Самопомочі", вы нигде не найдете.

Как долго вы еще планируете быть мэром? Нет соблазна последовать примеру того же Саакашвили, уйти в отставку и вплотную заняться политическим проектом?

– Глав областных администраций назначают. Когда тебя выбирают люди, это совсем другая ответственность. Я подписал с обществом определенный контракт. В программе "Львов-2020" четко прописано, что я должен сделать за свою каденцию. У меня нет морального права сказать: "Спасибо, до свидания". Да, сложно. Особенно в этом году, потому что таких двойных стандартов не было никогда. Однако я лучше понял реалии украинской политики.

Я правильно поняла: вы хотите полностью отбыть эту каденцию, а затем вплотную заняться политической карьерой?

– Нельзя разделять одно и другое. Я – лидер политической силы, за которую несу ответственность. Также есть работа на посту городского головы – это весь мой рабочий день: с утра до вечера. Вызовов много, проблем не счесть. Поэтому не могу забегать вперед и говорить, что у меня есть четкий план. Мы не знаем, что в мире будет.

Вторую часть интервью с Андреем Садовым читайте на днях на "Обозревателе".

Как сообщал "Обозреватель", у Садового "открестились" от контрабанды львовского мусора по Украине.

Наши блоги