УкрРус

Закон о прокуратуре: "кастрация прокуроров" или конец "советского деспотизма"?

Читати українською
  • Закон о прокуратуре: "кастрация прокуроров" или конец "советского деспотизма"?
    uagolos.com

14 октября нардепы приняли закон о прокуратуре. Документ, который вступит в силу через полгода, существенно меняет функции прокуратуры, а также создает новые структуры.

С просьбой дать оценку закону "Обозреватель" обратился к известным экспертам в области права. Их мнения разделились. Эдуард Багиров назвал документ "законом о кастрации прокуроров", Виктор Швец – существенным шагом к демократизации прокуратуры. Николай Сирый призвал не переоценивать закон, который на сегодня – не более чем декларация. Евгений Корнийчук воспринял принятие документа как избавление от "рудимента" советских времен.

ЭДУАРД БАГИРОВ, председатель правления "Международной лиги защиты прав граждан"

"В целом я оцениваю этот закон крайне негативно. Одним из условий Европейского Союза для подписания Соглашения об ассоциации было приведение к унифицированным стандартам органов надзора Украины и ЕС. Я согласен, что этот закон надо принять, но принять через 3-5 лет, как минимум. В сочетании с законом о люстрации, с другими законами можно было бы получить огромный позитивный результат в сфере продвижения и закона о люстрации, и ответственности контроля органов прокуратуры за выполнением законов.

Если нет общего надзора, прокуратура не может вмешиваться в вопросы выплаты зарплат, пенсий, стипендий. Прокуратура уже не сможет выступать в интересах граждан в судах. Как бы мы ни ругали органы прокуратуры за коррупцию, за неправомерные решения, это единственный орган среди всех правоохранительных органов, который более чем эффективно работал.

Закон о прокуратуре – это закон кастрации прокуратуры. Прокурора уже можно пинать ногами. Чиновники на местах начнут тупо игнорировать законы, не боясь прокуратуры, будут массово нарушаться права граждан, пока кастрированная прокуратура будет сидеть в своем кресле со связанными руками и с кляпом во рту.

Соответственно, ситуация с нарушением прав человека в Украине будет еще больше усугубляться. Я утверждаю это как правозащитник с двадцатитрехлетним опытом работы.

Да, надо было реформировать органы прокуратуры, надо вывести из прокуратуры тех людей, которые дискредитировали саму систему прокуратуры как надзорной инстанции. Закон соответствует требованиям Европейского Союза для более интенсивной евроинтеграции. Он успокаивает наших очень богатых олигархов, потому что прокуратура не сможет эффективно вмешиваться в трудовые споры с участием представителей крупного капитала. Но негатива в данном законе гораздо больше. В данном случае закон о прокуратуре нельзя было принимать в той правовой ситуации, в которой мы находимся.

С моей точки зрения, было неправильно сокращать полномочия, в том числе надзорные функции Генеральной прокуратуры. Это уже в ближайшее время отразится на эффективности работы прокуратуры и эффективности защиты прав социально незащищенных слоев.

Если Президент его подпишет, это будет полный правовой пипец".

ВИКТОР ШВЕЦ, первый заместитель председателя Комитета по вопросам правовой политики Верховной Рады Украины

"Я оцениваю закон о прокуратуре как положительный. Это очень важный шаг с точки зрения демократизации такого важного государственного института, который на протяжении долгого времени был сугубо советским. И не просто советским – он был одним из худших проявлений советского деспотизма.

Безусловно, там есть определенные недостатки, но главное сделано: прокуратура должна отвечать европейским стандартам, и это способствует защите прав и свобод человека.

Мы должны сделать все, чтобы прокуратура перестала быть карающим органом, чтобы прокурором не пугали детей. Прокурор – это, прежде всего, защитник закона, защитник прав и свобод человека. Именно такая прокуратура должна быть в Украине.

Этот закон в значительной степени может быть реализован именно в таком аспекте. Хотя у нас, к сожалению, когда даже такие полезные законы начинают реализовываться, мы возвращаемся к тому, с чего начинали. Между принятием закона и его реализацией есть большая диспропорция. Я хотел бы, чтобы в данном случае такой диспропорции не было. Если в законе есть какие-то недостатки – а они, безусловно, есть, - нужно будет новой Верховной Раде вносить соответствующие изменения. Но не сразу. Нужно, чтобы закон немного поработал, наработался какой-то опыт. И после этого вносить изменения".

НИКОЛАЙ СИРЫЙ, старший научный сотрудник Института государства и права НАН Украины

"Необходимо положительно оценить сдвиги в сфере реформирования прокуратуры, то есть желание изменить прокуратуру, приблизить ее к европейским стандартам. Это надо приветствовать.

Но в то же время следует понимать, что предложенные изменения требуют довольно серьезной работы. В первую очередь, ограничение полномочий прокуратуры в экономической сфере будет требовать усиления полномочий других органов. Если этого не произойдет, тогда создастся вакуум в сфере контроля. Что касается роли прокуратуры в сфере уголовной юстиции, то та роль, которая ей отведена сегодня – это роль органа, который осуществляет процессуальное управление, но неизвестно, за что он отвечает. Поэтому эта роль не обеспечивает эффективности уголовного преследования и надлежащей защиты общества от преступности. В этой сфере нужна новая большая работа.

Поскольку эти изменения были инициированы Президентом, очень большая вероятность того, что Президент их поддержит. Но думаю, что ожидания относительно того, что эти реформы приведут к серьезным позитивным изменениям, следует считать преувеличенными. Этот шаг в большей степени – декларация. Дальше нужна серьезная профессиональная работа, поскольку на демократические стандарты переформатируется и прокуратура, и система правосудия – не одним законом, а серьезной, продолжительной, профессиональной работой. Пока этого мы не наблюдаем".

ЕВГЕНИЙ КОРНИЙЧУК, адвокат, экс-заместитель министра юстиции Украины

"По сравнению с предыдущим законом, закон, принятый вчера, безусловно, будет воспринят общественностью положительно. Я знаю, какой была позиция Генеральной прокуратуры в отношении этого закона. Это означает, что мы движемся в правильном направлении.

Во-первых, устранен общий надзор. Это рудимент советских времен, который существует, наверное, только в России и в Беларуси. Он позволял прокуратуре вмешиваться в деятельность коммерческих предприятий, предприятий всех форм собственности, останавливать их, проверять. Причем абсолютно без оснований, вне плана. И, конечно, тянуть за это взятки.

Система международного права предусматривает, что если человек ничего не нарушил, к нему никто не приходит с проверками. А прокуратура приходила. Вы не найдете ни одного бизнесмена в стране, который бы не имел претензий к прокуратуре.

Я надеюсь, что с вступлением в силу этого закона существенно уменьшится количество проверок.

Во-вторых, с точки зрения структуры очень важно, что у генерального прокурора остается только два заместителя вместо восьми. Формально основной функцией прокуратуры любой страны мира является представительство интересов государства в судах, то есть поддержка обвинения по уголовным делам, и контроль за тем, чтобы права несовершеннолетних не были нарушены. И точка. У нас это было немного не так.

Следующее – создаются два органа прокурорского самоуправления: совет прокуроров и квалификационно-дисциплинарная комиссия. Конечно, это важный орган, но, проводя параллель с судебной властью, мы снова раздуваем штат. Премьер предлагал объединить совет и комиссию в один орган – это было бы правильно.

Как закон будет действовать на практике, сказать сложно, но "плюсов" в нем, конечно, больше, чем "минусов".

Наши блоги