УкрРус

Комментарий: Пропаганда экивоков, или Интернет-подмигивание на фоне теледипломатиии

  • Комментарий: Пропаганда экивоков, или Интернет-подмигивание на фоне теледипломатиии

Почему сторонники власти в интернете диаметрально разошлись с официальным Кремлем в оценках теракта в Париже? Российский журналист Александр Плющев – специально для DW.

Интернет в России выходит на качественно новый уровень. То, что нельзя говорить по телевизору, теперь через доверенных людей распространяется через интернет. Я не говорю об оппозиции, которой давно заказан вход на федеральные телеканалы. Я о том, что дипломатичные формулировки российских властей время от времени расходятся с заявлениями их сторонникjd в интернете.

В первые же часы трагедии в Париже первые лица России выступили в СМИ с заявлениями, однозначно осуждающими террористов. Министр иностранных дел Лавров отправился в Париж на марш памяти. Телекритики внимательно наблюдали, как новости о террористических атаках в Париже преподносятся в российских теленовостях, и единодушно согласились, что подача была едва ли не самой взвешенной за последние годы. Однако многие из тех, кто обычно транслирует позицию властей в интернете и зачастую просто повторяют формулировки теледикторов, выступили с прямо противоположных позиций.

Боты идут в атаку

В Сети всегда полно людей самых разных воззрений, поэтому найти любые мнения, вплоть до самых радикальных, по любой проблеме не представляет никакого труда. Вот почему любые “обзоры блогов” в СМИ если и имеют какой-то смысл, то разве что ради того, чтобы показать, как далеко может зайти человеческие цинизм или бесстыдство. Однако в этом случае нельзя не обратить внимание на ряд особенностей.

Самыми радикальными, понятное дело, стали анонимные боты, активность которых обычно связывают с деятельностью прокремелевских организаций. Роботы постили в Twitter одно и то же сообщение: “Только что узнал об этом, и я за тех, кто их расстрелял. Должна быть цензура печати, и если не чувствуешь грани, плати жизнью". День спустя его со ссылкой на “одного русского блогера, ошарашившего европейского пользователя”, процитировал колумнист газеты “Комсомольская правда”. Интересно было бы взглянуть не только на этого одного блогера, но и на того самого ошарашенного остротой его мысли европейского пользователя. Тем более что поддержавших террористов ботов весьма оперативно почистил сам Twitter, а вот “легализованное” таким образом мнение "неизвестного блогера" останется в “Комсомолке” навсегда.

Кадыров против Венедиктова

Еще примечательнее была реакция главы Чечни, точнее, реакция на реакцию. Не комментируя сам по себе теракт, Рамзан Кадыров объявил своим личным врагом Михаила Ходорковского, призвавшего не поддаваться на давление террористов и опубликовать карикатуры на пророка Мухаммеда. На этом Кадыров не остановился, и на следующий день обрушился на Алексея Венедиктова, главного редактора радиостанции “Эхо Москвы”, которая была удостоено эпитета “главный антиисламский рупор”.

Как интернет-обозреватель, не могу не отметить, что для своих заявлений Кадыров уже давно использует развлекательную социальную сеть Instagram, предназначенную больше для красивых фотографий или коротких видеороликов, нежели для серьезных текстов. Не менее примечательна и бросающаяся в глаза разница между тем языком, которым глава Чечни пишет и которым он говорит. Впрочем, неважно, пишет ли глава Чечни сам или за него это делают специально обученные люди - все это выходит в официальном аккаунте, то есть за его подписью. При этом, судя по сайтам федеральных телеканалов, в теленовостях о заявлениях Кадырова ничего сказано не было.

Если нельзя, но нужно, то можно в интернете

Вообще, если отвлечься от парижской трагедии и реакции на нее, некоторые российские лидеры позволяют себе в интернете несколько больше, чем по общенациональному телевидению. Достаточно заглянуть в твиттер-аккаунты вице-премьера Дмитрия Рогозина или главы думского международного комитета Алексею Пушкова.

Осуществляя тотальный контроль над многими СМИ, прежде всего, над телевидением, власти не могут позволить себе транслировать в них позиции, которые не то чтобы вольно трактуют, стопроцентно противоречат официальным заявлениям. Иначе у зрителя, привыкшего к антизападной пропаганде, может возникнуть когнитивный диссонанс: с чего это вдруг мы соболезнуем проклятой “Гейропе”? Раз нам тут круглосуточно рассказывали о ее разнузданности и вседозволенности, то, наверное, поделом.

В такой ситуации каналом поддержания привычного для масс имиджа становится интернет. В котором - без опасений быть обвиненным в двойных стандартах - можно через лояльных комментаторов транслировать эдакие “подмигивания”. Дескать, все это военная хитрость, дипломатия, на самом-то деле ничего не меняется, спокойно, граждане, идем тем же курсом, мы за духовность, скрепы, и вообще “должна быть цензура печати и если не чувствуешь грани, плати жизнью”.

На первый взгляд, такая пропаганда экивоков может быть не слишком эффективной - традиционно считается, что основной избиратель получает новости именно из телевизора, а не из интернета. С другой стороны, все зависит от мастерства пропагандистов: удастся ли им “посеять” нужные ссылки на популярных у населения, часто вполне аполитичных или развлекательных ресурсах, вроде Instagram.

Александр Плющев - журналист, интернет-эксперт, популярный блогер. Постоянный ведущий радиостанции "Эхо Москвы".

Наши блоги