УкрРус

Комбат "Прикарпатья": в СИЗО страшнее, чем в зоне АТО

  • Комбат "Прикарпатья": в СИЗО страшнее, чем в зоне АТО
    Конфликты и законы

После того, как 48-летний командир 5 территориального батальона обороны "Прикарпатье" Виталий Комар вывел практически безоружных против танков бойцов, вокруг него развернулась целая кампания. Кто говорит, что он герой, которому удалось спасти жизни около 400 человек, кто называет его предателем и винит батальон в трагедии под Иловайском. Что же на самом деле произошло в августе 2014 года, комбат "Прикарпатья" Виталий Комар рассказал в интервью "Обозревателю".

- Как вы считаете, по какой причине вокруг батальона, которым вы командуете, столько разговоров?

- Я сейчас особо не могу ничего комментировать. Как вы знаете, я нахожусь под следствием в качестве подозреваемого. Могу лишь рассказать в общих чертах. Об обвинениях, которые прозвучали вчера, 7 октября, я знаю. Не могу только понять, по какой причине они нас винят во всем, что только можно. Мы не были под Иловайском. Наш штаб находился от него где-то в 70-80 км. Это было недалеко от Амвросиевки, там мы находились около двух месяцев. Нам никто не ставил никаких боевых задач относительно Иловайска. Бойцы были разбросаны вдоль российско-украинской границы по блокпостам. Их все время обстреливали из минометов и "Градов". Во время одного из сильных обстрелов блокпоста были уничтожены личные вещи и боеприпасы.

- Когда вы приняли решение отходить?

- Я обратился с просьбой к командованию, когда почти не осталось боеприпасов, чтобы нас вывели, для того, чтобы мы смогли их пополнить и чтобы нас переформировали. Мы отходили на ротацию. 26 августа мы были в Запорожье. 29 августа поступил приказ командующего двигаться дальше в пункт постоянной дислокации. Там мы сдали оружие. После этого нас отпустили на несколько дней на побывку домой. Потом всех передислоцировали в Ривненскую область.

- Вашему батальону приписывают потерю 14 БТР. Как вы это расцениваете?

- Нет, слава Богу, БТР нам не приписывают. Во всяком случае, в официальном порядке меня никто об этом не спрашивал.

- Как вас задержали?

- Меня вызвали в качестве свидетеля на допрос в Одессу. Хотя, когда я туда ехал, то думал, что может быть все. 3 сентября, когда я приехал на допрос, было вынесено постановление суда, чтобы меня посадить в СИЗО Одессы. Так меня задержали.

- Как к вам там относились?

- Камера была на двоих. Был сокамерник, но мы с ним почти не общались. Сотрудники СИЗО относились адекватно, нормально. Не было ни унижений, ни пыток, ни обвинений. Кормили.

- Когда вас освободили?

- Освободили под залог. Сначала просили залог 300 тыс. гривен, но потом сумма была снижена до 60 тыс. гривен. Деньги вносил не я. Насколько мне известно, их за меня внес представитель партии "Батьківщина". Забирал из Одессы глава Коломыйской городской администрации. Привез домой, к семье.

- Как вас встретили дома?

- Тепло. Подробности не буду говорить. Жена Василиса плакала. Но она у меня все понимает. Встречала одинаково как из зоны АТО, так и из СИЗО. Переживала, чтобы я не голодал. Но она поймет, если я опять вернусь в зону АТО.

- Где было страшнее – в АТО или в СИЗО?

- Страшно и в АТО, и в СИЗО. Но в СИЗО страшнее. В АТО там понятно, где враг, где друг. Понятно, по какой причине ты там находишься. Я готов опять вернуться туда и нести службу по защите Родины.

- После того, как выпустили, вас еще вызывали на допросы?

- Да, ведь идет следствие. Но у меня два адвоката, они из объединения, которое помогает участникам АТО на волонтерских началах. Денег не берут.

- Батальон все еще на ротации? Известно дальнейшее место службы?

- Никакой информации по нашему подразделению пока нет. Будем ждать. Думаю, что все ждут, каким будет судебное решение.

- Вы вывели из-под огня около 400 бойцов батальона, из-за этого попали под следствие. Бойцы сейчас вас благодарят или ругают?

- В основном, благодарят. За то, что я им жизнь сохранил. Но вообще, это надо у них спрашивать, пусть они сами скажут. Я не могу говорить за своих подчиненных.

- После того, как это произошло, прошло более месяца. Вы прошли через СИЗО и допросы. Скажите, если бы ситуацию можно было бы вернуть назад, вы, пройдя через такие испытания, как бы поступили?

- Я бы поступил так же. Одно дело, когда люди гибнут, выполняя боевые операции. А другое, - когда находятся фактически под массированным обстрелом и им практически нечем дать отпор. В данной ситуации главным было сохранить жизнь людей. Думаю, Бог рассудит.

Наши блоги