УкрРус

Казарин: главный враг Москвы – не Киев, и даже не ИГИЛ

Читати українською
  • Казарин: главный враг Москвы – не Киев, и даже не ИГИЛ

Российские обыватели убеждены, что их страна на Донбассе и в Сирии воюет с Западом, а сирийская оппозиция в их глазах ничем не отличается от "киевской хунты".

Такое мнение высказал журналист Павел Казарин в статье для сайта "Крым. Реалии".

"Обозреватель" приводит его слова полностью:

"Знаете, в чем главная проблема с российской операцией в Сирии? В том, что у Москвы и других стран не совпадают картинки реальности.

Для украинского сегмента Facebook все происходящее – эдакий "договорняк", призванный сместить акценты с Донбасса на ИГИЛ, с украинской темы на сирийскую. Отсюда – все разговоры о том, что за участие России в войне против ИГИЛ Запад закроет глаза на историю с восточными областями Украины. Но все эти рассуждения не учитывают одного фактора. А именно – кто для России является главным соперником.

Потому что это в украинской картинке реальности на Донбассе Россия воюет с Украиной. А в сознании российского обывателя Россия на Донбассе воюет с Западом. Более того – эта картинка старательно пестовалась российским же телевизором, рассказывавшим о польских, американских и прочих частных западных армиях, пытавшихся вести наступления на позиции "русского мира".

Для какой-то части обывателей из России Украина – это одурманенная западными ментальными наркотиками страна. Для другой – добровольный коллаборационист, решившийся на операцию по смене идентичности. Но для всех них сама по себе Украина – лишь объект игры. А субъект и основной противник – Запад в целом и Вашингтон в частности.

Россия ввязалась в сирийский конфликт 30 сентября. А 29-го – накануне начала авианалетов – "Левада-центр" опубликовал данные соцопроса. В нем, в частности, респонденты отвечали на вопрос о том, что именно происходит в Сирии. 46% опрошенных сказали, что это гражданская война. А на втором месте – с результатом 32% – оказался ответ "Террористы, подстрекаемые Западом, ведут кровопролитную борьбу с законным правительством страны".

Выходит, что даже тогда, когда Сирия еще отсутствовала в медиапространстве России, когда о ней не выходили новостные сюжеты в прайм-тайм, для каждого третьего гражданина России сирийский конфликт мало чем отличался по структуре от украинского. Просто в роли "киевской хунты" выступали те, кто против Башара Асада. А главный враг в обоих конфликтах был неизменен – Запад.

Можно, конечно, сказать, что это лишь мнение обывателей, которое вовсе не обязано перекликаться с мнением российских политических и военных элит. Что существует уровень "низовой пропаганды", который вовсе не обязательно должен отражать картинку реальности, существующую "в верхах". Возможно, и так. А возможно, и нет.

Потому что заявления об "иностранном легионе" в Украине звучали в том числе из уст Владимира Путина. А чуть раньше секретарь российского Совбеза Николай Патрушев на полном серьезе рассказывал о планах Запада оспорить права России на Дальний Восток и Сибирь. Он ссылался в тот момент на слова Мадлен Олбрайт, которых она никогда не произносила. И уже тогда приходилось писать о том, что это интервью разрушает надежду на то, что российские руководители циничны, алчны, но при этом логичны и рациональны. Что пропаганда про распятых младенцев не существует отдельно от мотивов принятия ключевых решений. Что российские элиты – вполне себе "сагитированные агитаторы". У которых нет никакого "второго уровня правды"; которые и сами смотрят программы Дмитрия Киселева как раз для того, чтобы узнавать из них новости.

А теперь попробуйте сложить все эти кусочки мозаики воедино. И окажется, что в представлении Москвы Россия вынуждена была дать отпор Западу в Украине. А теперь она воюет на стороне Башара Асада, которого, опять-таки, хотят сместить все те же американцы с союзниками. А в рамках подобной модели главный враг остается неизменным. Это не Киев. И даже не ИГИЛ. Потому что и тот, и другой – лишь марионетки в руках настоящего противника. Которым был и остается Запад.

И вся история сирийского конфликта в подобном формате начинает звучать уже не как объединение сил против общего противника, а как эдакий Вьетнам. В котором Москва поддерживает одну сторону, а Запад – другую. И, в отличие от истории с Донбассом, в сирийском конфликте действительно есть Запад.

Там действительно есть иностранная техника. У сирийской оппозиции действительно есть американское оружие. В одном небе с российскими самолетами действительно летают самолеты других стран. На Донбассе Россия могла наносить урон только и исключительно украинской армии. А в Сирии – уже не только.

Нет смысла делать прогнозы, если вы пытаетесь навязать Кремлю собственную картинку реальности. Если вы видите на холме мельницы, это не значит, что Москве не чудятся в них великаны, которые машут руками".

Как сообщал "Обозреватель", ранее политолог и журналист Виталий Портников назвал вторжение России в Сирию желанием президента России Владимира Путина вместо "гибридной" войны начать настоящую.

Наши блоги