УкрРус

Генерал Гречанинов: у России есть условия прекращения войны на Донбассе

  • Генерал Гречанинов: у России есть условия прекращения войны на Донбассе
    Обозреватель/ЕРА

9 декабря, в 8:00, в зоне АТО украинская сторона объявила День тишины. Не первый и, похоже, не последний. Как долго продлится перемирие, которое уже несколько раз нарушалось боевиками? Насколько эффективны такие дни, а также минские встречи, в контексте решения главной задачи – прекращения войны на востоке страны? При условии каких уступок со стороны Украины российский агрессор готов полностью отказаться от военных действий?

На эти вопросы "Обозревателю" ответил генерал-майор в отставке, президент Атлантического совета Вадим Гречанинов.

-Насколько такая мера, как объявление Дня тишины, эффективна для прекращения боевых действий на востоке?

-Я считаю, что это определенная уловка.

-С чьей стороны?

-По сути, со стороны всех – и нашей, и Европы, и России. Вроде бы как все согласны на это. Россия не сопротивляется, потому что знает, что ничего она выполнять не будет. Но это снижает величину огня, ожесточения. Таким образом, война ведется более тихими способами – менее затратными и приводящими к меньшим человеческим потерям.

-Зачем нужна эта игра?

-Я не хочу никого обвинять, но мне кажется, что здесь большую роль играет Европа. Потому что Европа не хочет масштабной войны, она хочет, чтобы была АТО, и АТО все решала. А эти перемирия как раз и демонстрируют, что это не масштабная война. Это с одной стороны.

С другой стороны, они не совсем согласны применять жесткие меры по отношению к России. Россия идет на переговоры. И Европа мыслит: а может быть, что-то получится. Ну а мы соглашаемся, потому что это уменьшает напряженность, хоть временно.

-Значит, какой-то положительный эффект есть.

-Да. Положительный эффект, конечно, есть. Но он – обманного типа. Это явление очень короткого времени.

-Как долго продлится это перемирие?

-Мне трудно сказать. Прошлые перемирия продолжались 2-3 дня. Может быть, в этот раз будет немножко дольше. Причем, это время, когда Россия будет готовить какие-то новые "фокусы" - типа очередного "гуманитарного" груза и так далее.

Но это политика, тут очень много завязано. Эта война гибридная, а это значит, что она ведется не только чисто военными способами, но и по другим направлениям. Например, я скажу, что мы уже не будем торговать с Россией – мы будем воевать по торговым вопросам с Россией. Потому что у России в этом смысле конкуренции нет: чем хуже, тем лучше.

Россия сделает все, чтобы нам было хуже, даже если от этого и ей будет хуже. Поэтому это нельзя будет назвать конкурентной торговлей.

-Нам следует полностью отказаться от любых торговых, экономических отношений с Россией?

-Нет, если нам выгодно, то мы должны торговать. Но мы также должны понимать, что это такое. А отказаться – это самый простой путь. Надо иметь хоть какую-то выгоду.

-На ваш взгляд, каково главное условие прекращения войны на востоке?

-Главное условие – чтобы мы сказали, что мы не пойдем в Европейский Союз, что мы согласны быть внеблоковыми, не будем вступать в НАТО, и что мы согласны быть федерацией. Если восточные области будут федерацией, они будут входить в состав России, но Путин заберет их в любой момент.

-Этого будет достаточно для Путина?

-Я думаю, да. Для Путина этого достаточно. Он хочет погубить Украину как самостоятельное государство, как субъект международной политики. Он хочет превратить нас в объект под его руководством.

-Как вы знаете, на этот момент согласовывается дата очередных минских переговоров. Они вообще нужны в плане решения каких-то актуальных вопросов?

-Я думаю, они нужны, потому что они приближают нас к чему-то серьезному, а потом уже как-то все организуется. В этом отношении – да. Но надо понимать, что они мало что дадут. Для России это определенный выигрыш времени, и они попытаются использовать этот период, чтобы ослабить нас. Это такое политическое хитрое мероприятие.

Наши блоги