УкрРус

"Болотное дело" три года спустя: что думают сейчас его фигуранты

  • "Болотное дело" три года спустя: что думают сейчас его фигуранты

Со дня событий на Болотной площади исполнилось три года. DW поговорила с фигурантами "болотного дела" и выяснила, вышли ли бы они тогда на митинг, если бы знали о его последствиях.

6 мая 2012 года, в день инаугурации Владимира Путина, акция протеста российской оппозиции закончилась столкновениями с полицией и арестами - так возникло так называемое "болотное дело". Из трех десятков его фигурантов на данный момент 13 человек амнистированы, четверо вышли на свободу после нескольких лет, проведенных за решеткой, и еще 18 человек продолжают отбывать наказание.

"Я совершенно перестала бояться"

Марии Бароновой в июне 2012 года предъявили обвинение в организации массовых беспорядков. На митинге 6 мая она была координатором прессы протестного движения. Баронова, по ее словам, направлялась к участникам сидячей забастовки у кинотеатра "Ударник", чтобы узнать, что там происходит, и оказалась в кольце ОМОНа.

В декабре 2013 года дело в отношении Марии Бароновой было прекращено в связи с амнистией. Сейчас она сотрудничает с фондом Михаила Ходорковского "Открытая Россия" и, вспоминая события трехлетней давности, говорит, что все равно бы вышла на Болотную площадь, даже если бы заранее знала, что ей придется пройти через допросы в Следственном комитете, судебные слушания и угрозы органов опеки отобрать сына.

Уголовное преследование фактически заставило начать жизнь с нуля, признается Баронова: "Я совершенно перестала бояться. Мне больше не страшно что-то потерять, ведь я уже потеряла все, что могла. Но это достаточно интересно - начать заново свою жизнь и заняться совершенно другим делом, которое тебе нравится".

Нельзя так просто изменить систему

Политика интересовала Марию Баронову всегда. Она видела несовершенства существующей системы власти и хотела ее изменить. Но главным разочарованием для нее стало возвращение Владимира Путина на пост президента России. "После Болотной выяснилось, что нельзя просто взять и начать менять систему. Сейчас даже такая мысль кажется мне достаточно наивной, поскольку в стране просто нет необходимых для этого институтов", - отмечает Баронова.

Она считает, что, арестовывая митинговавших, власть пыталась наказать оппозицию за испорченную инаугурацию Путина и показать обществу, как поступит Болотная площадь с задержанными.

"Подсказываю: про них просто забыли", - продолжает Баронова. - Власть хотела показать обществу: все бесполезно, не пытайтесь выходить из дома. Ее истинной мотивацией было разрушить все социальные институты. Сегодня все осталось по-прежнему: выбора нет, альтернативы нет, и мы занимаемся тем, чтобы хоть что-то появилось".

"Я все равно вышел бы на Болотную"

Другой участник акции протеста на Болотной площади, Ярослав Белоусов, три года назад учился на факультете политологии МГУ, готовился к сессии и писал курсовую работу на тему "Роль социальных сетей в протестном движении". Экзамены он сдать не успел: его признали виновным в участии в массовых беспорядках и осудили на 2,5 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. После того, как срок был сокращен на 2 месяца, Белоусов вышел на свободу в сентябре 2014 года.

Несмотря на случившееся, Ярослав Белоусов, как и Мария Баронова, заверяет, что, если бы сейчас стоял перед выбором, все равно вышел бы на Болотную площадь. Правда, уточняет он, не стал бы подходить так близко к толпе из-за опасности давки во время столкновений, которая могла привести к жертвам. По выражению Белоусова, судебный процесс помог ему увидеть всю систему изнутри: работу судей, следователей и условия содержания в российских тюрьмах. Это укрепило в нем убеждение, что если не начать что-то менять, будущее России как единого государства останется под вопросом.

Формы политической активности в России за последние три года сильно изменились, признает Ярослав. Но не из-за "болотного дела", которое, по его мнению, сплотило оппозицию, а по причине увеличенных штрафов за участие в акциях протеста. Кроме того, события на Украине оттеснили российскую внутриполитическую повестку на второй план. Но Белоусов убежден - это ненадолго: "В стране копятся социальные проблемы, которые надо будет решать".

Политическое убежище в Швеции

Не все участники событий трехлетней давности остались в России. Активист движения "Левый фронт" Алексей Сахнин почти два года живет в Швеции, где, опасаясь обвинений по "болотному делу", попросил политическое убежище. Сейчас он учит шведский язык, пишет в местные издания о событиях в России и на Украине и занимается поддержкой осужденных по "болотному делу" в Европе. Сахнин подчеркивает, что уехал из России, поскольку понял, что власть начала отправлять за решетку активистов "Левого фронта".

"Меня хотели посадить в тюрьму, о чем меня предупредил мой адвокат. Люди в штатском приходили ко мне домой, взламывали мои аккаунты в соцсетях, пытались разыскать меня. Я понял, что это дело - серьезное. Посоветовавшись с товарищами, я решил, что в эмиграции буду полезней, чем в тюрьме, и уехал из страны", - вспоминает Сахнин.

Он уверяет, что вновь вышел бы на Болотную площадь, несмотря на любые последствия. Допросы следователей не были для активиста "Левого фронта" сюрпризом: его уже не раз арестовывали на митингах. Единственное, чего он не ожидал, - что посадят его друзей и случайных людей.

"Я всегда был готов к репрессиям, также как и мои товарищи, но я не был готов к такой реакции власти на других митингующих, чьи требования были вполне нейтральными", - объясняет Алексей Сахнин. Он полагает, что "болотное дело" очевидно привело к снижению политической активности в России, а внутренняя слабость оппозиционного движения и репрессии властей - к поражению первых демократических митингов.

Наши блоги