УкрРус

Казахстан: государство займется НПО

  • Казахстан: государство займется НПО

Поправки в казахстанский закон о деятельности НПО ограничат деятельность правозащитников. Но общество относится к этому равнодушно.

В Казахстане для вступления в силу закона, вносящего дополнения и изменения в деятельность местных неправительственных организаций (НПО), недостает только подписи президента страны Нурсултана Назарбаева, который и поручил разработать его "в целях дальнейшей социальной модернизации казахстанского общества и совершенствования институтов гражданского общества" (формулировка профильного комитета Сената Казахстана, откуда законопроект поступил на подпись главе государства. - Ред).

Впрочем, по мнению казахстанского оппозиционного политика Амиржана Косанова, если проект закона уже поддержали депутаты обеих палат парламента, в котором правящая партия имеет абсолютное большинство, то сложно рассчитывать, что президент наложит на него вето. "Цель проекта одна - взять под полный контроль весь неправительственный сектор, держать НПО на коротком поводке и иметь возможность их ликвидировать по своему желанию", - считает собеседник.

Произвольная трактовка

При этом, говорит оппозиционный политик, власть готова идти на нарушение конституционных норм. "Эксперты считают, что данный проект противоречит статье 23-й конституции страны, закрепляющей право на свободу объединений, а также международным обязательствам Казахстана в области прав человека. Статья 1-я законопроекта позволяет вводить монополию на предоставление грантов для НПО через единого оператора на территории РК, независимо от того, кто выделяет деньги на деятельность организации. В лице этого оператора государство становится между НПО и грантодателями", - продолжает Косанов.

Поправки обязывают НПО предоставлять сведения о себе для внесения в некую базу данных, а за неточные или неполные сведения полагается административная ответственность или приостановка деятельности НПО на срок до трех месяцев, а в дальнейшем - вплоть до ликвидации организации. "Конечно, государство имеет право осуществлять контроль над жизнью общества, но данная норма допускает произвольную трактовку: ничто не мешает контролирующим органам объявить предоставленные неугодной НПО данные неточными и применить к ней соответствующие меры", - рассказывает Амиржан Косанов.

К судьбе НПО безразличны?

Руководитель Загранбюро казахстанской оппозиции в Дрездене Серик Медетбеков отмечает, что после принятия законов о митингах, о партиях, а также ряда других законов, жестко регулирующих общественную жизнь страны, всем было понятно, что усиление контроля над НПО будет следующей целью власти.

"Но общество отнеслось к судьбе НПО достаточно безразлично, как, впрочем, в массе и сами эти организации. Проводились лишь небольшие эпизодические мероприятия, где со стороны НПО предпринималась попытка организовать обсуждение поправок в этот закон. Но широкой общественной платформы для того, чтобы повлиять на них, не было сформировано", - сообщил Медетбеков в интервью.

Последовал ряд обращений НПО с просьбой наложить вето на данный законопроект, в том числе к премьер-министру страны, напоминает Амиржан Косанов. С другой стороны, он считает, что надо отдать должное власти: многие НПО действительно получили возможность участвовать в обсуждении законопроекта.

Однако представителям НПО на сегодняшний день не предъявили тот вариант документа, который после утверждения Сенатом лег на стол президенту страны, отмечает политик. Кроме того, он предлагает учесть, что сам неправительственный сектор в Казахстане неоднороден.

"Я условно разделил бы НПО на три группы. Первые - в фаворе у власти, их используют для создания видимости гражданского общества, особенно во время электоральных кампаний. Они будут поддерживать данный законопроект. Вторые - это те, которые занимаются социальными проблемами, не лезут в такие сферы, как политические права и свободы граждан. Власть особо их не третирует, а они в свою очередь не рвутся выступать против этих нововведений", - говорит оппозиционный политик.

Третья группа - это те НПО, которые озвучивают проблемы, связанные с правозащитной деятельностью, свободой слова, выборным процессом. Их такой закон не будет устраивать, утверждает Косанов.

Мина замедленного действия

"В идее единого оператора, централизованно распределяющего финансирование по неправительственному сектору, заложена мина замедленного действия для всех НПО, которые получают гранты от международных институтов, хотя термина "иностранный агент", какой имеется в российском аналоге этого проекта, нет", - продолжает Амиржан Косанов. Он отмечает и то, что в перечне направлений деятельности НПО отсутствуют такие базовые направления, как права граждан, демократия, защита прав мигрантов, беженцев, иностранцев и лиц без гражданства.

"По мнению самих НПО, это может привести к тому, что вне правового поля окажутся правозащитные организации. Впрочем, на практике под запрет могут попасть и другие НПО, которые будут указывать на недостатки власти. Например, экологические, антикоррупционные и другие", - считает Косанов.

"НПО, связанные с экологией, активно возражали против нынешних поправок в закон. Большинство же других НПО в период обсуждения закона отстранились от него, посчитав, что, возможно, ужесточение контроля коснется только неких "оппозиционных" НПО", - подчеркивает Серик Медетбеков. По его наблюдениям, не до поправок в казахстанский закон об НПО было и Европе.

"В течение последних двух лет повестку европейских институтов, способных реально повлиять на Астану, определяют геополитические события, и нынешним законом они не занимались. Да, ООН обратилась к Казахстану с просьбой не принимать такие жесткие поправки, на заседаниях ОБСЕ эту тему обсуждали, но это не те трибуны, которые могут заставить Астану принять такие поправки, которые соответствовали бы европейским демократическим нормам", - говорит руководитель Загранбюро казахстанской оппозиции в Дрездене Серик Медетбеков.

Наши блоги