УкрРус

Украина-2014. Почему Россия захватила Крым, а "Новороссия" провалилась

  • Украина-2014. Почему Россия захватила Крым, а "Новороссия" провалилась
    Примечания

Данный материал "Обозревателя" приурочен к годовщине событий в Украине, получивших название "Революция достоинства" или "Евромайдан". В нем анализируются те изменения, которые произошли за год вокруг Украины и в мире в целом в связи с агрессией России по отношению к нашему государству. А также представлено видение возможных дальнейших шагов мировых субъектов в направлении изменения ситуации в ту или иную сторону.

Предлагаем Вашему вниманию первую часть материала.

А. Общая характеристика ситуации

2014-й войдет в историю, как год окончательного разрушения того, что осталось от системы международной безопасности канувшего в Лету биполярного мира. И год, который в очередной раз поставил человечество перед нерадужной перспективой быть ввергнутым в новое вооруженное противостояние глобального характера.

Но главное, это был год, который показал, что в центре Европы как-то незаметно и для Запада, и для Востока сформировалось государство, доказавшее свою жизнеспособность, граждане которого полны решимости самостоятельно и без вмешательства извне решать собственные проблемы.

Окончательные оценки того, что произошло, еще впереди. Но одно можно сказать с уверенностью, так, как было до 2014 года, в мире уже не будет никогда. Украина стала катализатором очередного кардинального переустройства мира.

Благодаря "украинским событиям", мир впервые после 1991 года столь серьезно задумался о своем будущем. На повестку дня встали вопросы, связанные с идентичностью нации, ролью государства и международных организаций в условиях реальной политики, а не в виртуальных обстоятельствах глобализации.

И впервые после исчезновения двухполюсного мира со всей очевидностью проявилась ошибочность мнения о невозможности возникновения новых разделительных линий внутри казалось бы, однородного европейского мира.

Мировое сообщество на появление такого раздражителя отреагировало по-разному. Реакция Москвы была мгновенной, силовой: аннексия Крыма и провоцирование массовых беспорядков в восточных и южных регионах страны. Запад, в силу разобщенности и приверженности демократическим процедурам, пытался сначала более досконально разобраться в ситуации.. Объединенная Европа, разочарованная и униженная результатами вильнюсского саммита, была удивлена уровнем проевропейских настроений в украинском обществе. Представители Евросоюза зачастили в Киев, пытаясь на волне народных выступлений уговорить украинское руководство изменить свою позицию по отношению к Соглашению об ассоциации.

В отличие от Брюсселя, ни одна европейская столица не могла на первых порах позволить себе выступить с однозначной оценкой происходящего, поддержкой Украины и осуждением России. Прежде всего, потому, что аннексия Россией Крыма – явное напоминание европейскому и мировому политическому истеблишменту о событиях осени 1938 года. Тогда умиротворить агрессора в лице гитлеровской Германии у западноевропейских стран не получилось. Поэтому усмирять разбушевавшуюся агрессивную Россию в 2014 году поначалу никто особо не спешил. Слишком прямой была аналогия. Существовали и другие причины не особой торопливости Запада. Россия до последнего момента как бы считалась своей, уважаемой в международном сообществе страной, интегрированной в мировую экономику. Государством, приверженным демократическим принципам, членом Большой восьмерки. И, что самое главное, основным поставщиком энергоносителей в Европу.

Это с одной стороны. А, с другой, за последние годы Россия сделала все возможное, чтобы превратить Украину в своеобразный непризнанный протекторат. Хотя ее об этом никто не просил и на это не уполномачивал. Но Европа, занятая своими проблемами, скажем так, с пониманием относилась к попыткам России систематизировать отношения на просторах бывшего СССР, в том числе и к ее интеграционным намерениям на евразийском пространстве.

Украинское нежелание особо поддерживать на практике российские инициативы рассматривались на Западе (с подачи того же Кремля), как вполне решаемые в ходе переговоров проблемы. Типа, милые бранятся, только тешатся. Было бы неправильным полагать, что западные партнеры не просчитывали развития ситуации в случае подписания Украиной Соглашения об ассоциации. И не учитывали бы при этом реакции России.

В течение 2013 года и на Западе, и в РФ проводились различного рода научные и экспертные исследования, посвященные этой теме. Примечательно, что часть из них моделировалась, исходя из предположения о возможном расколе Украины по Днепру.

Поэтому, можно с уверенностью утверждать, что инициаторы исследований (а ими были государственные институты ведущих европейских стран, в том числе и внешнеполитические ведомства) осознанно допускали распад украинского государства в ходе евроинтеграционной эпопеи. Со всеми вытекающими последствиями. Главное, что их при этом интересовало, как будет развиваться ситуация после распада.

Так постепенно происходило формирование отношения Запада к событиям вокруг Украины. Определенным этапом в этом процессе стало 18 марта 2014 года. Включение Крыма в состав России на правах очередного субъекта федерации было ничем иным, как юридическим оформлением аннексии части чужой территории. Это решение просто не укладывалось в рамки политической логики развития послевоенного мира.

Запад не знал, как реагировать на столь откровенные и циничные действия вчера еще, казалось бы, вменяемого и предсказуемого международного партнера. В первую очередь, потому, что представления не имел о конечной цели официальной Москвы.

Складывалось впечатление, что Кремль, начав самостоятельную игру на опережение, заставил своих иностранных партнеров решать триединую задачу: трактовать по своему усмотрению поведение России, ушедшей к тому времени "в глухой отказ", объяснять собственную пассивность и вести поиск разумного выхода из создавшейся ситуации.

Оставлять без реагирования столь вызывающее поведение России Запад уже просто не мог. Встал вопрос: как реагировать? Попытки прибегнуть к помощи традиционных институтов и процедур, призванных решать подобные проблемы, не увенчались успехом.

Уже к лету 2014 года стало ясно, что международные механизмы, рассчитанные на решение проблем в условиях идеологического противостояния, не работают в обстановке, когда на первый план в межгосударственных отношениях вышли экономические факторы. Ситуация усугублялась еще и тем, что благоприятный для себя период в отношениях с мировым сообществом Россия активно и, как оказалось, довольно успешно использовала для создания собственного позитивного международного имиджа и формирования за рубежом многочисленных и влиятельных пророссийских групп влияния.

Для этого подходили все возможности. В первую очередь, самый простой – подкуп и коррумпирование представителей политических элит западных стран. В лучших традициях работы спецслужб – вербовка и сотрудничество на основе материальной зависимости.

Кроме этого, Кремль за последние годы во многом преуспел в организации и проведении в стране различных международных форумов, призванных сформировать у иностранцев новое позитивное представление о России. Подобных мероприятий ежегодно в РФ проводятся сотни, если не тысячи.

В результате такой массированной "скупки и промывания мозгов" в ключевых странах мира сформировались целые группы влиятельных политиков, экономистов, финансистов, представителей средств массовой информации, культуры и искусства полностью "замкнутых" на Кремль и лоббирующих его интересы. Именуемых еще "пятой колонной".

Однако, несмотря на все это, западный мир постепенно находил согласие по поводу реагирования на поведение Москвы. Военные средства были исключены с самого начала. Неэффективность политических выявилась в ходе безуспешных переговоров, проводившихся как в рамках международных организаций, так и под эгидой представителей ведущих европейских государств.

Предпочтение было отдано экономическим и финансовым инструментам влияния. Запад прекрасно понимал, к каким последствиям для экспортоориентированной сырьевой российской экономики могут привести санкции, направленные, в первую очередь, на закрытие рынков сбыта и на затруднение доступа к западным финансовым ресурсам. Параллельно вводились индивидуальные санкции в отношении ближайшего окружения российского президента и руководителей ряда крупнейших государственных компаний.

Б. Отношения отдельных стран и международных организаций к ситуации и Украине.

1. Враждебно настроенная Россия (именно Россия, а не официальная Москва, как было раньше). Отмобилизованная на страхе и ненависти Российская Федерация будет делать все для того, чтобы если и не уничтожить Украину полностью, как независимое государство, то существенно уменьшить ее в размерах. А оставшуюся часть либо поставить в русло российской политики, либо превратить в "буферную зону" под европейским "протекторатом".

Однозначно утверждать, что у Кремля был единый, соответствующим образом оформленный и утвержденный план действий в отношении Украины на данный момент нельзя. Скорее всего, на начало 2013 года у кремлевских стратегов был накоплен солидный набор мероприятий под условным названием "Великая Россия", в котором украинский раздел, в основном, был посвящен принудительному рекрутированию Украины в Таможенный, а в дальнейшем – в Евразийский экономический союз.

И, судя по паническим настроениям, воцарившим в Москве накануне Вильнюсского саммита, российское руководство до определенного момента не сомневалось в возможности решить проблему в свою пользу без каких-либо особых усилий. Это лишний раз подтверждает тот факт, что Кремль не смог максимально объективно оценить настроения украинского общества. А поэтому к середине декабря 2013 года цена "украинского вопроса" возросла до 15 млрд дол. США.

И только, когда излюбленный кремлевскими политтехнологами прием – подкуп – не сработал, Москва начала лихорадочно перебирать возможные варианты реагирования. Пришлось в ускоренном режиме актуализировать перспективный план по Крыму, реализация которого, скорее всего, планировалась на период после очередных президентских выборов в Украине 2015 года.

Тогда, в случае повторной победы действовавшего на то время президента, украинское государство можно было бы объявить насквозь коррумпированным несостоявшимся государством, возглавляемым клептократами. А поэтому, нуждающимся в самом тщательном присмотре со стороны России. И ближе к 2018 году, к президентским выборам в России. Когда присоединение полуострова можно было бы преподнести как свежайший пример "собирательства земель русских" в исполнении тоже действующего российского президента. Тем более, что к тому времени, в случае развития событий по указанному сценарию, Украина уже почти не воспринималась бы на международном уровне в качестве самостоятельного государства. И аннексия Крыма, вряд ли вызвала бы какие-либо возражения со стороны иностранных государств.

Карты спутали Евромайдан и Небесная сотня, как квинтэссенция неизвестного российской элите украинского характера. Бегство президента Януковича и его ближайшего окружения, вынудившее Кремль форсировать "крымский вопрос", в свою очередь, выдвинуло на первый план проблему организации жизнеобеспечения этой дотационной и во многом нежизнеспособной части украинской территории. Так появилась мертворожденная "Новороссия".

Протестные антимайдановские настроения подвигли кремлевских стратегов на попытку отторгнуть от Украины часть областей на востоке и юге страны, объединив их в "Новороссию". То, как неуклюже российское руководство, в первую очередь президент Путин, пытались подвести под это территориальное "новообразование" хоть какую-то общетеоретическую и историческую базу, свидетельствует о сырости и непродуманности этой идеи.

Чего было больше в этом решении, дефицита правдивой информации о настроениях в украинских регионах или пренебрежительного великодержавного самомнения, судить трудно. Скорее, и того и другого. Получаемая из Украины информация, в силу российской многолетней традиции, доводилась до высшего руководства в удобоваримом для последнего виде. Т.е., в той или иной степени, искаженном. А наличие и в центральном, и в местном украинском руководстве своих людей, а еще больше российских симпатиков, делало задачу, на первый взгляд довольно простой.

Однако, не все заладилось с самого начала. Заброшенные с территории России диверсионные группы, призванные осуществлять захват и удержание административных зданий, местная агентура, получившая задания формировать группы сопротивления, а также российские "туристы-демонстранты", наводнившие восточные области Украины, так и не смогли стать теми островками, вокруг которых сформировались бы действительно мощные протестные силы.

Как представляется, судьба "Новороссии" решилась в Одессе 2 мая 2014 года. Не сумев дестабилизировать обстановку в этом южном городе, и исчерпав ресурсы, исполнители решили сосредоточиться на Донецкой и Луганской областях. Что еще раз свидетельствует о той роли, которую играли и продолжают играть высокопоставленные выходцы из Донбасса по обе стороны границы.

Провал проекта "Новороссия" и консолидированная реакция Запада вынудили Москву в очередной раз сменить тактику. Развязав украинскую авантюру, Кремль запустил мину замедленного действия, механизм которой запрограммирован на неизвлекаемость. Причем конфликт с Украиной в этой мине должен был превратиться всего лишь в детонатор. А сама мина, в соответствии с новым замыслом, теперь уже рассчитана на мировые масштабы.

И в этом контексте, как представляется, аннексия Крыма в российском исполнении, по мнению Кремля, должна была стать началом нового, после окончания второй мировой войны, глобального переустройства мира.

Об этом, в частности, свидетельствуют мероприятия, проведенные в Крыму в рамках встречи президента России с членами фракций политических партий в Государственной думе РФ 14 августа 2014 года. В первую очередь, символичен выбор места проведения встречи. Это был не Симферополь, как столица Крыма, а Ялта, которая в международной политике ассоциируется с Ялтинской конференцией 1945 года с участием Сталина, Рузвельта и Черчилля, заложившей основу нового послевоенного и ныне действующего миропорядка.

Для успешной реализации замысла необходимо внести раскол в ряды западных союзников. В первую очередь, поссорить США и объединенную Европу. Это та задача, на решение которой будут нацелены все основные усилия кремлевской команды в ближайшее время.

И для того, чтобы противостоять натиску России Западу придется продемонстрировать что-то более веское и солидное, чем простая евроатлантическая солидарность...

Продолжение следует

Наши блоги