УкрРус

Политбайка. Про освобождение Тимошенко, или Заговор обреченных

Читати українською
  • Политбайка. Про освобождение Тимошенко, или Заговор обреченных

Однажды Медведчук, Кузьмин и Колесниченко крались в полумраке по коридору Харьковской ЦКБ №5. Время от времени навстречу попадались медсестры, врачи и охранники. Медсестер брал на себя Колесниченко - он спрашивал их, как пройти в библиотеку, и пока те млели от его безупречного русского выговора, троица проскальзывала дальше. Врачами занимался Медведчук. Немигающим взглядом уставясь в переносицу очередному эскулапу, он цитировал по памяти статью конституции о праве граждан на бесплатную медицинскую помощь, и вскоре врач, сотрясаясь в безутешных рыданиях, валился на ближайший подоконник. Охранников встречал Кузьмин - он показывал им какое-то удостоверение, после чего те переставали видеть и Кузьмина, и его спутников.

Вот перед ними встала тяжелая железная дверь на огромном ржавом амбарном замке.

- Говорят, этот замок можно открыть только сапфировым перстнем Януковича! - таинственным шепотом проговорил Медведчук. Колесниченко поморщился и трижды перекрестил замок. Тот висел себе как ни в чем не бывало. Тогда Кузьмин подошел к двери, с усилием повернул круглый запорный вентиль и потянул на себя. Железная дверь медленно, со скрипом отворилась.

- Ренатик, ты что - у Януковича перстень спёр? - поразился Колесниченко. Кузьмин посмотрел на него с презрением.

- Неееет! - танинственным шепотом произнес Медведчук, - Просто про перстень - это сказки!

- Ничего не сказки. - мрачно сказал бывший прокурор. - Только перстнем этот замок и можно открыть. Поэтому его здесь вешают только на одну петлю - замахаешься по десять раз на день президента звать, чтобы открыл-закрыл…

- А мы ее не разбудили? - озаботился вдруг Колесниченко. Друзья поспешили в палату, из которой в коридор лениво вытекал аромат дорогих лекарств.

В полутемной палате на кровати мирно посапывала женщина. Ее волосы разметались по подушке, дыхание было ровным и глубоким. Медведчук посмотрел ей в лицо через прибор ночного видения и хищно прошептал:

- Она!

Рядом с кроватью стояла тумбочка, а на тумбочке лежала красивая открытка с витой надписью: "Уважаемая Юлия Владимировна! Сердечно приглашаем Вас посетить для лечения и последующей реабилитации клинику Шарите в Берлине, Германия. С наилучшими пожеланиями, Кокс и Квасьневский". Поперек открытки красным карандашом стояла резолюция: "Не возражаю. ЮВТ".

- Мужики, а может, не надо? - вдруг неуверенно прошептал Кузьмин. - Это ж все-таки реальная статья...

- Не надо? - прорычал Медведчук. - Если она отсюда выйдет - Европа тут же оккупирует Украину!

- Во-во! - поддержал его Колесниченко. - И русский язык запретят.

- И промышленность тут же закроется! Вся! - продолжал стращать Медведчук.

- Чувак, судьба страны не должна зависеть от судьбы одной-единственной заключенной! - резюмировал Колесниченко.

- Да на себя посмотри! - добавил Медведчук, видя, что Кузьмин колеблется. - Ты три года старался, сажал ее - и где благодарность? Ее - на волю, а тебя - вон из профессии, так? И ты ей это спустишь?

Кузьмин шмыгнул носом, насупился, махнул рукой, и друзья приступили к делу. Один схватил спящую женщину за руки, другой навалился на ноги, третий выдернул из-под головы подушку и с силой прижал к ее лицу…

...В эту самую секунду в большом кабинете на ул. Банковой в Киеве красивое золотое перо с каплей темно-синих чернил вывело затейливый росчерк на бумаге с заголовком "Указ о помиловании…"

…В следующую секунду в палате клиники "Шарите" в Берлине женщина с растрепанными светлыми волосами раскрыла глаза, тихонько вскрикнула и рывком села на кровати. Она тяжело дышала и оглядывалась по сторонам. Медсестра, проходившая мимо палаты, остановилась, с удивлением глядя на неожиданно возникшую из ниоткуда пациентку:

- Das ist fantastisch! Woher kommen Sie? Sind Sie alles in Ordnung? Brauchen Sie Hilfe? - проговорила она, подойдя и положив успокаивающе руку на плечо женщины.

Та несколько раз вздохнула и ответила:

- Danke! Все хорошо. Теперь уже все хорошо. Мне просто приснился кошмар…

...Онемев, трое друзей смотрели на хранящую тепло хозяйки, но совершенно пустую постель в охраняемой палате ЦКБ №5 в Харькове. Подушка шлепнулась на пол. Колесниченко заглянул под одеяло, потом под матрас и, наконец, под кровать. Там тоже никого не было. Пациентка пропала, растворилась в воздухе прямо у них в руках.

- Успел таки подписать… - мрачно проговорил Медведчук и пнул прикроватную тумбочку. - Ну что, Вадик? Успеем добежать до росийской границы?

И они опрометью бросились прочь из палаты.

Кузьмин некоторое время смотрел им вслед, потом оглянулся на остывающую койку, сунул руки в карманы и, насвистывая "мурку", медленно пошел к выходу...

Наши блоги