УкрРус

Политбайка. Отложенное освобождение

Читати українською
  • Политбайка. Отложенное освобождение

Однажды Виктор Федорович Янукович закончил консультации с Пэтом Коксом и Александром Квасьневским, пообещал им скорейшее положительное решение вопроса об отправке Юлии Тимошенко на лечение в Европу и тепло попрощался с гостями. После чего позвонил спикеру Верховной рады Владимиру Рыбаку и сказал:

- Как там дела с законом по Тимошенко? Давайте этот закон, и я его подпишу.

Потом Виктор Федорович достал из секретного шкафа букет свежих роз - белых, в зеленой "рубашке". Это был любимый сорт Юлии Тимошенко. Виктор Федорович встал перед зеркалом и стал репетировать:

- Уважаемая Юлия Владимировна! Разрешите поздравить вас с этим светлым днем. Этот день знаменателен не только для вас, но и для всей Украины, которая благодаря сегодняшнему событию делает чрезвычайно важный шаг на пути к своему цивилизационному выбору. Не могу не отметить вашу самоотверженность и политическую мудрость, которую вы проявили, принимая столь непростое решение, ибо… ибо… э-э-э…

Виктор Федорович нахмурился, поморщился и замолчал. Потом переступил с ноги на ногу, переложил букет из левой руки в правую и сказал совсем другим голосом:

- Юленька!.. Дорогая Юленька! Накоенц-то все это позади! Вся эта нелепая, бессмысленная затея с тюремным заключением, против которой я всегда возражал… Обопритесь на мою руку, вам ведь нелегко… Мерзавцы, что они с вами сделали, а? Но прочь эти черные мысли. Всё плохое в прошлом. Думайте о хорошем, теперь впереди только хорошее. Позвольте проводить вас к самолету. Отдохните, займитесь собой - у вас будут для этого все условия. А года через полтора - возвращайтесь, я буду рад вас встретить и принять как родную…

Виктор Федорович запнулся, представил, что он услышит в ответ, с удивлением посмотрел на свое отражение в зеркале и тяжело вздохнул. Потом спрятал букет за спину и, доверительно приподняв правую бровь, снова заговорил:

- Юль, привет. Ты представляешь, я им говорю: выпускайте! А они - ни в какую. Я им Кокса показываю, говорю: уважаемые люди просят! А они - ни в какую. Говорят, закона нет! Прикинь, законники нашлись а? Говорю: готовьте закон. А они ни мычат ни телятся. Думаешь, только мои? Твои тоже!.. Да, да, представляешь? Я им говорю: вы за евроинтеграцию? За, говорят. Я говорю: вы за то чтоб в Европу на лечение? Да, говорят. Я говорю: и где закон? Мнутся… Я говорю: шо вы мнетесь, как газета у клозета? Еле твоих уговорил, так тут вдруг у моих во фракции - демократия! У твоих, что ли, понабирались? Ты своим скажи, чтобы моих плохому не учили, а то вообще невозможно работать, ладно?

Виктор Федорович снова представил, что он услышит в ответ, опять нахмурился, с неприязнью посмотрел на букет белых в зеленой рубашке роз и обреченно швырнул их в мусорную корзину. Побродил по кабинету, напряженно раздумывая. Несколько раз останавливался напротив зеркала, снова пытаясь что-то произнести, но ничего не получалось. Наконец, досадливо крякнул, махнул рукой и, набрав номер спикера ВР Владимира Рыбака, сказал:

- Как там дела с законом по Тимошенко? Нет, не давайте. Попридержите. Откуда я знаю, как долго!? До вторника хотя бы! Нет, сегодня нельзя! Мне еще репетировать и репетировать! Да! Все нервы мне вымотали…

Виктор Федорович посопел, выпил воды, достал поистрепавшийся букет белых роз из корзины и снова встал перед зеркалом...

Наши блоги