УкрРус

Националисты в Турции: те, от кого зависит Эрдоган

  • Националисты в Турции: те, от кого зависит Эрдоган

У партии президента Эрдогана после выборов в Турции нет большинства в парламенте. Ей нужен партнер по коалиции. Им могли бы стать националисты, готовые спутать карты не только Эрдогану.

Девлет Бахчели - один из турецких политиков, не очень хорошо известных за рубежом. А между тем он и его Партия националистического движения (ПНД) могут сыграть решающую роль в создании нового правительства Турции. Причем, если сам Бахчели, 67-летний бездетный экономист из небольшого города Османие, сам этого захочет.

Дело в том, что в Турции после парламентских выборов сложилась ситуация, максимально комфортная для националистов: никто не хочет вступать в коалицию с находящейся у власти с 2002 года консервативной Партией справедливости и развития (ПСР) президента Реджепа Тайипа Эрдогана. ПСР набрала значительно меньше 50 процентов голосов и вынуждена искать партнеров для создания правительства. Партии не хватает не менее 18 депутатских голосов: недостающие могли бы предоставить националисты - их в палате депутатов будет 81.

Отсутствие программы как рецепт успеха

Партия националистов под разными названиями существует в Турции с 1969 года и представляет интересы прежде всего тех, кто боится внешних и внутренних врагов государства. В 70-е годы это были левые экстремисты и коммунисты. Особенно часто до военного переворота в 1980 году партия, куда входит военизированное молодежное крыло "Серые волки", называла себя "защитницей от врагов Турции".

Некоторое время ПНД была под запретом, но в в конце 1980-х партия вновь стала легальной. Впрочем, какими-то оригинальными политическими инициативами кроме националистической риторики она не прославилась. Зато националисты легко находят себе врагов, которые, согласно доктрине ПНД, угрожают существованию Турции. Это могут быть евреи, американцы, европейцы, алевиты, христиане и, конечно, курды. Настороженное, подчас просто враждебное отношение к курдам - важная часть партийной идентичности ПНД.

Бахчели, единолично руководящий партией с 1997 года, пользуется поддержкой значительной части турок, живущих за рубежом. Во время его последнего визита в Германию в городе Оберхаузен лидера националистов восторженно встречали десятки тысяч сторонников. И Бахчели сказал то, что от него ждут: что живущие в Германии турки стали "надежной опорой по защите нападок на турецкую культуру, язык и религию".

Но куда важнее для Девлета Бахчели успех на родине: на протяжении многих лет ему удается сохранять третью по силе фракцию в палате депутатов. С 1999 по 2002 годы ПНД даже входила в правящую коалицию, а Бахчели был заместитетелем главы кабинета министров. Поэтому сегодня он по праву может считать себя победителем последних выборов - еще и потому, что, заняв третье место, смог увеличить представительство партии в парламенте на 28 мандатов по сравнению с предыдущими выборами.

Сближение по многим позициям

Сегодня националисты настаивают на том, что уйдут в оппозицию, чтобы выполнять контрольную функцию, а ПСР президента Эрдогана они предложили вступить в коалицию с кемалистами или прокурдской партией. Пока ПСР не спешит искать партнеров. Ее официальные представители заявляют о том, что постараются создать правительство парламентского меньшинства, которое при необходимости будет заручаться голосами оппозиции.

Учитывая категорический отказ прокурдской партии, эти заявления относятся прежде всего именно к националистам. Тем более что националистическая риторика, постоянный поиск внешних и внутренних врагов, а также религиозный консерватизм сближают современную ПСР и ПНД. Единственное препятствие для их коалиции - политика партии Эрдогана по отношению к курдам. Для ультранационалистов она слишком мягкая.

Неожиданная сложность для России

С одной стороны, Бахчели может вновь, как однажды в 1999 году, войти в правительство и даже выбрать, с какой из партий. А с другой стороны, его сторонники почти наверняка отреагируют на это негативно. Оппозиционные партии, имеющие в сумме 290 голосов, могли бы даже лишить Эрдогана и его ПСР власти вообще: для коалиции достаточно 276 голосов в палате депутатов. Теоретически Бахчели может вступить в коалицию не только с партией Эрдогана, но и с кемалистами из Народно-республиканской партии, набравшей 25 процентов голосов избирателей.

Но едва ли Бахчели, который не считается особо гибким политиком, пойдет на такой шаг. А уж с кем турецкие националисты почти наверняка не захотят формировать общее правительство, так это с прокурдской партией. Не зря на флаге партии изображены сразу три полумесяца - один из символов Османской империи и ее армии.

Тем интереснее было наблюдать, что во время последней предвыборной кампании Бахчели практически не использовал свою главную карту - нападки против прокурдской Партии демократии народов. Было ли это политическим маневром, чтобы ослабить партию Эрдогана? Неспроста на сайте партии написано, что "интересы Турции стоят над интересами партии".

Учитывая нежелание прошедших в парламент партий договариваться, с каждым днем вероятнее проведение досрочных выборов. А в новом голосовании националисты, похоже, видят для себя хороший шанс на закрепление успеха. Но то, что выгодно Бахчели и турецким националистам, может оказаться крайне невыгодным для России.

Уход в отставку действующего правительства и задержка с формированием нового ставят под вопрос, если не делают невозможным, быстрое подписание соглашений о строительстве "Турецкого потока" - проекта газопровода, который должен будет заменить "Южный поток" и доставлять российский газ через Черное море, Турцию и Балканы - в Европу.

Наши блоги