УкрРус

Волонтер Диана Макарова: мы должны быстро вооружить, экипировать и защитить наших ребят

  • Волонтер Диана Макарова
    1/1
    Волонтер Диана Макарова| © Фото Юрия Нагорного

В гостях у "Обозревателя" побывала Диана Макарова. Известная волонтер рассказала о том, в чем сегодня больше всего нуждаются украинские бойцы, почему "недоперемирие" ведет к сокращению помощи армии, о непростых отношениях волонтеров с чиновниками, о липовых и "серых" волонтерах, а также о том, как россияне поддерживают армию Украины.

Предлагаем вашему вниманию фрагменты пресс-конференции Дианы в студии "Обозревателя".

Что нужно армии: демисезонная форма, легкая обувь и… еда

"Кроме того, что у нас просят форму, берцы, прицелы, у нас вдруг начинают просить – и это самое невероятное – у нас просят еды. Не каких-то конфет или печенья, потому что ребятам хочется сладкого, не куриц, потому что соскучились по мясу – нет. Ребята просят круп, макаронов, каких-то овощей, ребята просят тушонку, хотя бы просто "Мивину". Чай, кофе, сахар. У них ничего нет. Пустые склады. У меня сейчас 3-4 таких заявки в день. Это страшно.

Юра Бирюков (помощник министра обороны, советник Президента Украины, основатель благотворительного фонда "Крылья Феникса" – Ред.) отрапортовал: да, неувязочка вышла. Забили одну сумму, а оказалось, что нужно больше – ошибочка вышла. Я понимаю, может быть, это вопрос не к Юре Бирюкову, но давайте как-то шевелиться. Волонтеры накормят, народ накормит, мы никуда не денемся. Но давайте уже начинайте работать и вы.

Нужна форма и демисезонные (и летние) берцы. Бойцам четвертой волны мобилизации продолжают выдавать зимнюю форму и зимнюю обувь. А на улице весна. Ребята парятся, ребята простуживаются. Но даже если им выдадут летнюю, это будет горимая форма – форма, которая плавится от того, что ее сушат на обогревателе. Поэтому, как и год назад, мы осаждаем сэконд-хэнды, украинские фабрики и небольшие ателье – мы покупаем форму и гоним ее на фронт. Мы не можем ждать, пока Министерство обороны, наконец-то, пришлет ребятам правильную форму и обувь".

Кто поддерживает украинскую армию: немцы, французы, американцы и… россияне

"Фонд Дианы Макаровой был создан еще во времена Майдана – тогда он никак не назывался. Мы собирали деньги, на которые сначала покупали, а потом изготавливали бронежилеты и прочие защитные средства. Главное было – защитить ребят.

Когда началась АТО, мы поняли, что наша задача – делать то же самое. Мы продолжали делать бронежилеты, мы перешли со второй категории на "четыре плюс". Также мы продолжаем закупать все, что требуется. Если весной мы стартовали с носков, трусов, наколенников, налокотников, то сейчас мы покупаем еще и тепловизоры и так далее. Запросы растут – и мы растем. Пусть растут запросы – это нужно, потому что враг против нас стоит хорошо экипированный - Россия готовилась к этой войне давно. И мы должны быстро-быстро вооружить, экипировать и защитить наших ребят.

Мне очень неудобно, что фонд носит мое имя, но это не выпячивание. Так получилось. Закрыли мою страницу в "Живом журнале", где я начинала сбор денег, и я была вынуждена перейти на Facebook. И чтобы знали, что это я, нужно было назвать фонд именно таким именем.

Наш фонд получает пожертвования не только от граждан Украины. У нас есть германские, французские, канадские, американские каналы. Из Германии и Франции нам идут не только деньги, но и посылки. Это или диаспора, или граждане, у которых нет украинских корней – они просто нам помогают. Достаточно крупный процент наших потоков идет из России и Беларуси.

Из России он как шел, так и идет. Совершенно разные люди присылают нам деньги, обязательно делая приписку: "Простите нас", или "Слава Украине" и снова – "Простите нас". Потому что, слава Богу, в России еще остались люди, понимающие, что происходит. Как сказала одна мой друг, певица из России: "У вас глубокое ранение, у нас – рак".

"Доходы падают, доллар вырос, но самое главное, что мешает – это наше перемирие, которое мы называем "недоперемирие", потому что идут бои. Но люди, видящие картинку перемирия, успокаиваются. Да, они не могут сейчас высылать большие суммы, и мы это понимаем. Но и общая успокоенность есть. Так было во время каждого из перемирий. И мы знаем, что как только что-то вспыхнет, люди начнут нести деньги, но вот сейчас – затруднение. У нашего Фонда затруднений нет, у нас даже неуклонный рост финансовых потоков. Но у нас куча заявок – чем дальше, тем больше. И этот маленький рост не справляется с увеличением заявок".

Волонтеры vs чиновники: кто кого?

"Я была в Ассоциации народных волонтеров, мы были на прямой связи с Министерством обороны, я была даже в волонтерском совете Ассоциации. Пока я не увидела, что и Ассоциация и местами волонтерский десант начинают думать все-таки о карьере. То есть, происходит естественный процесс: люди идут в систему, которая устаканивалась десятилетиями.

Достаточно чистые люди идут в систему, и система начинает их жрать. Они идут с прекрасными намерениями, они идут перешибить плетью обух, но этот обух нужно очень долго перешибать. Прекрасные волонтеры, честные и независимые люди постепенно превращаются в чиновников. Это не изменишь, пока туда зайдет одна волна волонтерства, вторая… Точно так же, как и в Раду. Сейчас волонтеров берут в эту устоявшуюся систему. Но давайте и мы будем неподкупными, давайте мы будем чиновниками, не забывающими о фронте".

"Есть ожидание постоянно грозящего нам налогообложения. Мы все в ожидании этого и готовы к борьбе. Дальше – говорят, в зону АТО скоро введут пропуска – в зеленую часть, в оранжевую, в красную. Мы понимаем, что нам тогда будет очень сложно. Или – вот скоро волонтерам вообще запретят добираться до подразделений. Я мало в это верю, но с наших чиновников станется – они могут попытаться запретить нашу деятельность.

Понимаете, мы им мешаем. Мы постоянно чем-то недовольны, мы видим дыры в системе, мы видим дыры фронта, мы об этом говорим, люди это слышат. Мы поддерживаем требования бойцов. Мы можем громко отругать генералов или командиров. Мы это делаем, и народ к нам прислушивается.

Поэтому нас, с одной стороны, как бы поднимают – мы сейчас обласканные, мы сейчас в тренде, нам дают ордена и медали. А с другой стороны, нам вставляют палки в колеса. Причем, в основном – на фронте. "Не лезьте". Пока что пробуют, как волонтеры реагируют. Наверное, нас захотят урезать в наших вольных полетах по фронту.

Если бы мы молчали, никаких палок в колеса не было бы. И таким образом мы бы развращали наших чиновников все дальше и дальше. Уже есть масса заявлений от чиновников – дескать, волонтеры помогут. То есть мы их уже приучили: нет еды? Не вопрос, волонтеры привезут. Нет формы? Ничего, волонтеры подсуетятся и привезут. Более того, к нам обращаются достаточно серьезные структуры и просят одеть, обуть и их. Мы мягко отказываем – мы работаем для фронта".

"Серые" волонтеры ведут осторожненькую антиукраинскую деятельность и вывозят людей

"Я осторожно отношусь к "серым" волонтерским организациям. Они вроде бы и при Украине, но они – и при "ДНР". Они особенно ничего не говорят, у них нет политических лозунгов, но подспудно у них идут какие-то сообщения: "вот до чего довел Майдан", "а вот мы вывезли людей в Россию, а вот мы вывезли в Украину", "а в России людям хорошо".

Сейчас такие "сероватые" волонтерские организации находятся и на украинской территории. Они подымают готову, начинают работать. Люди не торопятся разбираться – эти организации ведь вывозят людей, помогают. Но то, что они при этом ведут осторожненькую антиукраинскую деятельность – это не каждый заметит. И, наверное, стоит это замечать.

Но, к сожалению, такие группы имеют право на существование. Потому что в любом случае у них есть свободный ход на ту территорию. Я не могу пройти туда, мои коллеги не могут пройти. А людей нужно вывозить. У меня постоянно разрывается телефон – люди просят вывезти их из "ЛНР", из "ДНР". У меня нет инструментов, чтобы вывезти их. Я не могу этого сделать. А эти люди – могут".

"Кроме того, они имеют право на существование, потому что у нас демократическая страна. Мы, собственно, за это и стояли на Майдане. И пока эти организации не ведут террористическую деятельность, подрывную – они имеют право на существование".

Волонтеры настоящие и липовые: всегда требуйте отчет

"Я считаю, что давать деньги нужно только тем волонтерам, которые отчитаются за каждую копейку – представят чеки, покажут, что, куда и в каких количествах они направили. Попробуйте попросить отчет у одного из мальчиков, бегающих с прозрачными сундучками. Нет отчета – нет помощи.

Кстати, очень многие волонтеры начали грешить тем, что они перестают давать отчеты. Это очень плохо, но я понимаю, почему: некогда. Работы столько! Нам не хватает людей, потому что люди ломаются, люди уходят. Понятно, что очень тяжело работать без выходных, без праздников. Я сама раньше давала отчеты раз в несколько дней, потом – раз в неделю, сейчас – раз в десять дней. Но давать отчеты нужно. Проверяйте всех – не верьте никому".

Полную версию видеозаписи пресс-конференции смотрите здесь.

Наши блоги