УкрРус

Комментарий: Почему журналист Кашин судится с российским государством

  • Комментарий: Почему журналист Кашин судится с российским государством

Олег Кашин в специальном комментарии для DW рассказал о причинах, побудивших его подать иск против министерства финансов России.

В четверг, 19 февраля, Мосгорсуд начал рассмотрение моего иска против российского государства, точнее - против Минфина. Министерство финансов ведает государственными деньгами, а я хочу отсудить у государства деньги в качестве компенсации за моральный ущерб, нанесенный затягиванием расследования по делу о покушении на мою жизнь в 2010 году.

Не материальный интерес

Сумма иска - 500 тысяч рублей, то есть не какие-то невероятные миллионы. И моим оппонентам, я надеюсь, будет трудно обвинять меня в материальном интересе, связанном с этим судом. Материального интереса у меня нет. А как сформулировать моральный? Наверное, по прошествии четырех с лишним лет после случившегося у меня не осталось по поводу этой истории никаких особенных желаний, кроме желания не дать государству забыть о его ответственности: и за нерасследованное дело, и за само покушение.

По поводу последнего до сих пор можно спорить, кто его организовал, но практически все потенциальные заказчики и организаторы, имена которых звучали в прессе в течение этих четырех лет, либо состоят на государственной службе, либо как-то связаны с государством и властью.

Политика вместо правосудия

И это, конечно, с самого начала обеспечивало некоторую двусмысленность моего положения в уголовном деле о покушении. Одни государственные люди проломили мне голову, другие государственные люди взялись расследовать этот случай. Здравый смысл подсказывает, что расследование было обречено с самого начала, но мы же все романтики, мы всегда верим в том, что нам нравится. Обещание найти и наказать виновных публично дал бывший в то время российским президентом Дмитрий Медведев. Про него тогда было принято думать, что он - олицетворение оттепели, модернизации, свободы, которая лучше, чем несвобода, и так далее.

Вечная и непроверяемая политологическая легенда о конфликте "башен Кремля". С помощью этой легенды можно было объяснить главное противоречие моего дела. Да, по обе стороны расследования находятся государственные люди, но они ведь не одинаковые, они не заодно. На моей стороне Медведев и следователи, выполняющие его поручение. На стороне преступников какие-то антимедведевские силы во власти, и моя роль - только следить за тем, кто победит.

Государство должно выполнять свои обязательства

Мой шанс на расследование дела был намертво привязан к политической ситуации в стране. В какой-то мере это было для меня лестно, но и рискованно, потому что правосудие все-таки не должно зависеть от политической ситуации. А в моем случае зависело, и когда мы с Медведевым проиграли (давайте сформулируем это именно так), шансов на расследование у меня не осталось.

Все как в сказке про Золушку - карета превратилась в тыкву. Но в отличие от сказки на оставшейся передо мной тыкве по счастью еще висит бумажка с надписью "карета", подписанная, пусть бывшим, но все же президентом России. Обещание Медведева, четыре года работы следственного комитета и ФСБ - это документально зафиксированное обязательство российского государства передо мной. Государство не выполнило своего обязательства, и я, пользуясь такой возможностью, через суд еще раз напоминаю ему об этом. Я надеясь доставить государству хотя бы несколько неприятных минут, которых оно, я уверен, заслуживает.

Истец, а не подданный

Может быть, мне даже удастся подать пример многим моим согражданам, у которых тоже есть, что спросить с государства - в конце концов, у таких судов миссия, в том числе и просветительская, показать, что с государством можно вести себя и так, что ты истец, а оно ответчик. Ты истец, а не подданный. Свою мотивацию, связанную с этим судом, я описал бы именно так. Можно заметить: я не говорю сейчас, что добиваюсь завершения расследования и поимки преступников. Четырех лет мне хватило, чтобы понять: никто никого ловить не будет. Трагедия ли это для меня? Нет, не трагедия.

Я прекрасно понимаю, что рано или поздно власть сменится, высокие покровители преступников перестанут быть высокими покровителями, и однажды обязательно кто-нибудь в мемуарах, в интервью или во время пьяного застолья проболтается, что вот тогда, в 2010 году, было какое-нибудь совещание, и кто-то на нем сказал, что неплохо было бы разобраться с журналистом Кашиным.

Это не убийство Кеннеди и не гибель группы Дятлова, это всего лишь нападение двух наемников со стальным прутом на простого россиянина в темном дворе. Такие тайны не бывают вечными, и поэтому имеет смысл ждать. А пока я жду, я сужусь с государством. Если следственный комитет и ФСБ не захотели расследовать мое дело, пускай Минфин мне за это заплатит. Я надеюсь, что, если я выиграю, то сумму компенсации министерство финансов заберет именно из бюджета силовиков - это будет самая простая форма справедливости из тех, на которые я готов рассчитывать.

Олег Кашин - независимый журналист, работал в журналах "Русская жизнь", "Эксперт", газетах "Коммерсант", "Известия", был членом координационного совета российской оппозиции

Наши блоги