УкрРус

Суицид не ставит точку в деле Рахата Алиева

  • Суицид не ставит точку в деле Рахата Алиева

Смерть Рахата Алиева в тюремной камере в Вене добавила вопросов австрийской юстиции, но не сняла их применительно к уголовным делам, по которым проходил опальный олигарх.

Бывший зять президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, бывший зампредседателя казахстанского Комитета национальной безопасности (КНБ), бывший посол в Австрии и при ОБСЕ Рахат Алиев мертв. Министерство юстиции Австрии официальной причиной его смерти назвало самоубийство. Утром во вторник, 24 февраля, Алиев был найден мертвым в ванной комнате камеры-одиночки сотрудниками тюрьмы Йозефштадт в Вене, где опальный олигарх ожидал суда по так называемому "делу о менеджерах "Нурбанка", по которому он проходил как обвиняемый.

Предыстория

Прокуратура Вены в конце декабря 2014 года предъявила Рахату Алиеву и еще двум его предполагаемым подельникам - бывшему главе КНБ Альнуру Мусаеву и бывшему охраннику Алиева Вадиму Кошляку - обвинения в похищении и убийстве двух банкиров. По сходному обвинению, а также по ряду других, включая попытку государственного переворота, в самом Казахстане Алиев уже был признан виновным и приговорен к 40 годам тюремного заключения в 2008 году. Однако этот приговор был вынесен заочно, поскольку еще в 2007 году опальный олигарх сбежал из Казахстана в Австрию.

Сам Алиев называл себя противником режима Назарбаева и утверждал, что обвинения в его адрес политически мотивированы. Также он заявлял, что казахстанские спецслужбы охотятся за ним с целью выкрасть или ликвидировать. Австрийские органы юстиции дважды отказывали Астане в экстрадиции экс-олигарха, но 5 июня 2014 года в аэропору Вены он был задержан и с тех пор находился за решеткой.

"Дело "Нурбанка", а также ряд других дел, которые ведутся в отношении Алиева в Австрии и в других странах Европы, его связи с австрийским истеблишментом, действия Астаны против него с использованием своих контактов в Австрии сделали предстоявший суд над ним заметным событием для Вены. А смерть в тюремной камере только добавила драматизма и загадочности. Так, один из венских адвокатов Алиева, Манфред Айнедтер, в интервью австрийской газете Kurier заявил, что не верит в самоубийство своего клиента, и что его сын, адвокат Клаус Айнедтер, накануне посещал того и застал в нормальном расположении духа.

Алиев не был склонен к суициду

В свою очередь немецкий эксперт по Центральной Азии Михаль Лаубш (Michael Laubsch), находящийся в Вене, рассказал DW, что 24 февраля Алиев как раз должен был выступить в качестве свидетеля в суде по делу о шантаже, которому он, по его словам, подвергся со стороны двух недавних сокамерников. Те, по утверждению Алиева, ему угрожали и требовали денег.

"Но после поступления от него соответствующего заявления руководство тюрьмы перевело его в одиночную камеру. Там он должен был интенсивно готовиться к рассмотрению присяжными "дела "Нурбанка", поскольку обвинительное заключение прокуратуры, переданное в суд, оценивалось наблюдателями как "крепкое". Сам Алиев его не обжаловал", - сообщил Лаубш.

По его мнению, если бы это обвинительное заключение не было убедительным, его бы не санкционировало министерство юстиции Австрии, а оно пропустило обвинение в суд. "Поэтому суровый обвинительный приговор маячил перед Алиевым как вполне реальный сценарий", - продолжает эксперт. И подчеркивает, что смерть главного обвиняемого на одном из самых заметных судебных процессов в Австрии, конечно, породила те или иные подозрения и даже "теории заговора".

"Руководство тюрьмы утверждает, что Алиев не был классифицирован как склонный к суициду, поэтому за его камерой не велось специальное наблюдение. В частности, камера просматривалась, но ванная комната - нет. С другой стороны, мне известно, что еще до заключения Алиев принимал психотропные препараты и с трудом справлялся с ситуацией, в которую попал", - говорит Михаэль Лаубш. По его оценке, в любом случае администрации тюрьмы предстоит ответить на ряд неприятных вопросов, а полиция и прокуратура всерьез займутся проверкой того, есть ли какие-либо причины сомневаться в версии самоубийства, озвученной руководством тюрьмы и Минюстом.

"Но в Австрии это не единственный случай самоубийства известного заключенного. Можно напомнить о знаменитом террористе Франце Фуксе, который повесился в тюрьме в Граце в 2000 году. Иногда заметные люди хотят таким образом избежать публичного процесса", - рассуждает немецкий эксперт.

Процессы будут продолжены

В интервью DW бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин дал такую оценку ситуации: "Если в Австрии соответствующие органы найдут следы насилия на теле, то можно будет подвергать сомнению версию самоубийства. Пока она у меня сомнений не вызывает. Я знал этого человека лично. Иногда он поступал как психопат, например, заставил остричь наголо женщину-россиянку, работавшую поваром в посольстве Казахстане в Вене. Есть свидетельства, что он прилюдно проявлял необычную грубость в отношении подчиненных. У психопатов есть эмоциональная уязвимость и слабость".

Отвечая на вопрос, как повлияет смерть Алиева на ход процесса в Австрии по "делу "Нурбанка", Акежан Кажегельдин подчеркивает, что расследование убийства банкиров со смертью Алиева не закончится: "В нем есть еще два предполагаемых подельника. Скорее всего, будет перенесена дата начала слушаний, но Мусаев и Кошляк пройдут процесс до конца, и посмотрим, что скажет суд. То же и с другими расследованиями - ведь помимо дела об убийстве банкиров "Нурбанка", в Европе есть несколько других, по которым Алиев проходил в качестве подозреваемым. Самое масштабное среди них - это дело об отмывании грязных денег на территории ЕС". Оно на данный момент затронуло шесть стран, напомнил Кажегельдин, проживающий сейчас в Европе.

Наши блоги