УкрРус

Похищения в Крыму: "Вышел из дома и не вернулся"

С марта 2014 года в Крыму бесследно исчезли семь человек. DW встретилась с родственниками похищенных и попыталась понять, что общего между этими случаями. "Что он ест? Меняет ли он носки? Уже два месяца прошло, волосы отросли - постригся ли? И главное, жив ли он?" Эти вопросы житель татарского поселка Сары-Су Абдурашид Джеппаров задает с тех пор, как пропал его 18-летний сын Ислям. Высокий парень, худощавый, светловолосый, собирался поступать в медицинский ВУЗ, рассказывает Абдурашид. По его словам, Ислям был практикующим мусульманином и пять раз в день делал намаз. 27 сентября молодой человек пошел навещать племянников - семью, в которой овдовевшая женщина одна воспитывает пятерых детей. Ислям каждый день ходил их проведывать, а в этот вечер пошел вместе со своим двоюродным братом, 25-летним Джевдетом Ислямовым. "Часов в 7 вечера к моему дому подъехала машина, подала сигнал - тревожный, настойчивый, - рассказывает Абдурашид. - Это был сосед, который рассказал, что только что видел, как Исляма и Джевдета на трассе скрутили и запихнули в машину неизвестные люди". По словам свидетеля, это был Volkswagen синего цвета, с тонированными стеклами, с номером 755 (регион 82, Крым). Люди, которые из него выходили, были в какой-то форме с белыми надписями на спине, но, что именно было написано, сосед не разглядел. Джеппаров сразу же поехал в полицию. "При желании можно было перекрыть все трассы - В Крыму же далеко не уедешь!" Но этого сделано не было, и Джеппаров подозревает, что это не просто халатность. По его предположениям, в похищении молодых людей замешаны российские силовые структуры. Сирийский след Это уже не первое горе в семье Джеппарова: два года пропал в Сирии его старший сын Абдулла. В 2012 году вместе с Джевдетом Ислямовым - тем самым, который позже был похищен - он уехали на заработки в Турцию, а позже очутились Сирии в районе боевых действий. Джевдет вернулся, Абдулла - нет. О том, что молодые люди делали в Сирии, в семье рассказывать не хотят, а возможно, и не знают. Не исключено, что они участвовали в боевых действиях на стороне Свободной армии - о том, что отдельные крымские татары это практикуют, известно еще с 2013 года из заявления Мустафы Джемилева, который таких действий никогда не одобрял. "Может и есть какая-то вина, может и ездил куда-то, но нельзя же вот так, по-бандитски!" - плачет Зоре Джеппарова, сестра Абдурашида и мать Джевдета, - Почему не задержали по-человечески? Почему не сказали, где искать?" Когда следователи начали опрашивать родственников по уголовному делу о похищении, Абдурашид чувствовал себя скорее обвиняемым, чем потерпевшим: "Держали до часу ночи, расспрашивали об исламе, о его разных течениях, о радикализме - как будто я в этом что-то понимаю. Я знаю, следователям нужно собирать информацию, но ведь и меня как отца, можно понять - все-таки у меня пропал сын!" Похоже на Чечню? Именно этот "сирийский след" косвенно свидетельствует о том, что к похищению могли быть причастны российские силовики. "Мы не знаем, что сейчас происходит в Крыму, но мы знаем, как это бывает на Северном Кавказе, - рассказал DW правозащитник Александр Черкасов. - Там людей несколько месяцев держат в каких-нибудь подвалах, пытают, выбивая какие угодно показания об исламистском подполье, а потом убивают. Иногда случайно обнаруживаются их трупы. Крайне редко кого-то удается найти живым". По словам правозащитника, всем этим, как правило, занимается ФСБ. Названные под пытками имена силовики используют как повод для новых похищений и задержаний - и насилие развивается по спирали, говорит Черкасов. Не исключено, что с приходом РФ на Крымском полуострове устанавливаются свойственные этому государству методы борьбы с экстремизмом. "Даже следователь на допросе говорил мне, что "повторяется чеченский вариант" - говорит Зоре Джеппарова. - Он сам расследовал похожие дела в Чечне". "Украинский дом" Иная история у Сейрана Зинетдинова, исчезнувшего весной 2014 года. Молодой человек состоял в общественной организации "Украинский дом" и занимался гражданским расследованием исчезновения еще двух активистов этого движения - Леонида Корша и Тимура Шеймарданова. 30 мая Сейран вышел из дома на 15 минут, чтобы встретиться с женой Шеймарданова, и с тех пор его не видели. По информации правозащитников из "Крымской полевой миссии", Сейран располагал сведениями о том, что к исчезновению Корша и Шеймарданова причастно "Народное ополчение" Крыма. "Как может быть, чтобы вот так вышел и пропал? Он здоровяк, много сил надо, чтобы его посадить в машину, - говорит мать Сейрана Эльвира. - Может он этих людей знал, сам сел спокойно? Но тогда бы он жене позвонил, предупредил бы…" По словам матери, через два дня, 1 июня, ей пришло СМС-сообщение, что у Сейрана заработал мобильный телефон, и он находится в зоне доступа. Родственники стали звонить, но безуспешно - телефон снова отключился. "Это вряд ли связано с крымскими татарами, - говорит Эльвира. - Шеймарданов - он только наполовину татарин, и даже не крымский, у него отец из Казани. А Леонид Корш - он вообще еврей. Скорее всего, это все из-за "Украинского дома". Контактная группа: за полгода исчезли семь человек Чтобы хоть как-то повлиять на ситуацию, Абдурашид Джеппаров вместе с родителями других похищенных создал Контактную группу по правам человека в Крыму, участники которой собирают информацию не только о похищениях, но и о других правонарушениях на полуострове. По информации этой группы, с марта 2014 года в Крыму бесследно исчезли семь человек. Последнее исчезновение было зафиксировано 3 октября - в Симферополе пропал 23-летний Эскендер Апселямов. А наиболее резонансное похищение произошло еще до присоединения Крыма к России, 3 марта, когда крымский татарин Ришат Аметов был на глазах многих свидетелей захвачен неизвестными людьми в камуфляже. Спустя 10 дней его тело с множественными следами насилия было обнаружено в селе Земляничное Белогорского района. Ранее Мустафа Джемилев заявлял о 18 похищениях в Крыму, но Абдурашид Джеппаров полагает, что лидер Меджлиса обладает недостоверной информацией. "Наша Контактная группа собирает подробную информацию о каждом из пропаших, и лишь те случаи, когда есть все основания говорить о насильственном характере исчезновения, мы заносим в статистику". Родители похищенных верят, что подобное не повторится и их дети найдутся: "Мать Исляма все ходила, всех спрашивала, может кто сон какой видел," - рассказал один из жителей Сары-Су. "Сколько людей уже делали жертвоприношение на Курбан-Байрам, молились, чтобы ребята нашлись," - говорит Зоре Джеппарова. А в других семьях в Сары-Су поселился страх: "Многие уже не отпускают детей одних, водят в школу и обратно. Никто у нас в поселке не уверен, что с ним не произойдет то же самое," - говорит Абдурашид Джеппаров.

Наши блоги