УкрРус

Дружбы больше нет. Украина может спасти Россию от развала, несмотря на ненависть Москвы

  • Дружбы больше нет. Украина может спасти Россию от развала, несмотря на ненависть Москвы
    ZN.UA

27 января 2015 года Верховная Рада Украины 271 голосом официально признала Россию страной-агрессором. Обстоятельства принятия этого решения, показывают, насколько трудно оно далось украинскому государству. Но теперь, особенно после событий последнего года, Украина может спасти Россию, правда, если та сама изменится.

Всю свою независимую историю Украина исходила из того, что война с Россией невозможна ни при каких условиях. Это было априори. В это уверовали все: от рядовых граждан до политической элиты страны. На этом строилась вся украинская политика и внешняя, и внутренняя.

Эта убежденность сформировалась под влиянием ряда факторов. Прежде всего, – это историческое прошлое. В результате длительного совместного существования в рамках единого государства у большинства украинцев постепенно утвердилось устойчивое мнение о наличии если и не единого с россиянами этноса, то о максимально близких народах, которые и в разных странах должны сохранять дружеские, даже братские взаимоотношения. Как показала практика, в основе этого убеждения лежали ложные посылы. И надо с сожалением признать, что, несмотря на собственный трагический исторический опыт, украинцы сами их и сформировали.

Этому, во многом, способствовала политика в сфере межнациональных отношений, как в рамках Российской империи, так и в Советском Союзе. Главной ее целью было создание единого административного, правового и культурного пространства. Поэтому все, без исключения, регионы, включавшиеся в их состав (независимо от того, было это включение добровольным или насильственным), проходили несколько этапов: от собственно присоединения до ассимиляции.

Так было с Польшей, которая в составе Российской империи прошла путь от Царства Польского со своей собственной конституцией в 1815 году до отдельно управляемой провинции в начале 50-х годов девятнадцатого века. Так было с Великим княжеством Финляндским, полностью потерявшим свою автономию к 1910 году. Так было и с Украиной, которая в течение столетия после Переяславской рады полностью утратила гарантированную ей от имени московского царя широкую автономию.

Насильственная и агрессивная денационализация, проводившаяся в СССР, советские мифы и мифологемы о "братских народах", общих славянских корнях, о добровольном воссоединении и т.д. тоже делали свое дело. Под их влиянием все меньшее количество людей могло критически оценивать те идеологические посылы, которые бесконечным и все увеличивающимся потоком лились из Кремля и со Старой площади.

Выступая в 1961 году на 22 съезде КПСС, Н.С. Хрущев провозгласил, что в СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты – советский народ. Десятью годами позже, в 1971 году, решением 24 съезда советский народ, уже как свершившийся факт, был провозглашен результатом прочного социально-политического и идейного единства всех классов и слоев, наций и народностей, населяющих территорию СССР. Так формировался безликий homo soveticus.

Надуманность и популизм подобных утверждений были очевидны даже в 60-е и 70-е годы 20-го века. Однако, в тот период говорить об этом было небезопасно не только на научном, но и на обыденным уровне.

Таким образом, путем партийно-идеологических ухищрений с использованием специально подобранных и тенденциозно трактуемых исторических фактов очень правдоподобно формировался миф о незыблемой дружбе между украинцами и россиянами.

В постсоветский период украинско-российские отношения прошли несколько сложных этапов: от угроз гипотетического применения ядерного оружия против молодого украинского государства на заре его независимости, до реальной аннексии Крыма в 2014 году. Сосуществование в рамках СНГ также не способствовало улучшению взаимопонимания между двумя странами. Причиной этого были разные цели, которые они преследовали. Россия стремилась к легализации и практической реализации "собственных интересов" в регионе. В то время как Украина с самого начала рассматривала СНГ, как способ "цивилизованного развода".

Вторым фактором, способствовавшим формированию устойчивого иллюзорного стереотипа по отношению к россиянам, было поведение политической и особенно экономической элиты молодого украинского государства.

Практически все без исключения представители и российского, и украинского бомонда первого, после 1991 года, "призыва" олицетворяли собой вчерашнюю партийно-комсомольскую и хозяйственную номенклатуру бывшего СССР. Они все "вышли из одной, советской, шинели", общались на одном языке, а поэтому понимали друг друга с полуслова. И это было чрезвычайно комфортно для них. В отличие от отношений с незнакомым, а еще только вчера и враждебным, Западом.

Последующие поколения украинских политиков только совершенствовали созданную их предшественниками схему, привнося в нее больше элементов личной заинтересованности и "делового прагматизма", которые постепенно заменили собой идеологическую составляющую украинско-российских отношений.

Без сомнения, были и другие факторы, способствовавшие развитию украинских иллюзий в отношении России. Но, как представляется, приведенные выше - основные Все остальные – производные от этих двух.

Россия

Провозглашение 12 июня 1990 года суверенитета России не повлекло за собой автоматического переосмысления ее имперского прошлого и пересмотра своих отношений с ближайшими соседями. Это, в конечном итоге, и обусловило формирование концептуальных подходов и содержания стратегии РФ в отношении Украины.

Постепенно в российских политических и научных кругах выкристаллизовались вполне конкретные две точки зрения на будущее Украины. Согласно первой из них, украинское государство – это искусственное нежизнеспособное образование, которое через некоторое время само собой распадется. А появившееся в результате распада свободное политическое пространство снова органично вольется в российское государство в качестве его составной части.

Вторая точка зрения основывалась на том, что Украина имеет право на самостоятельное существование, но в несколько другом статусе и в иных границах. Исходя именно из этой позиции, Верховный Совет Российской Федерации в 1992 году признает незаконной передачу Крыма в состав Украины; в 1993 году принимает решение о российском статусе города Севастополя; а в марте 2014 года уже Госдума РФ ратифицирует т.н. договор о приеме Крыма в состав России, юридически оформив, таким образом, его незаконную аннексию.

Естественно, что ни первая, ни вторая точки зрения не совпадали с планами и намерениями Украины. Более того, несмотря на самые неблагоприятные обстоятельства, украинское государство с течением времени не только не распалось, а напротив, постепенно укрепляло свои позиции на внешней арене. Находило решения сложных внутренних проблем, используя для этого демократические процедуры и практики.

Россия, наоборот, после неудачных экспериментов с либеральными идеями 90-х годов прошлого столетия, с начала "нулевых" уже двадцать первого века начала активную работу по реставрации имперско-советской ментальности. Приход молодого, энергичного лидера на смену старому, дряхлеющему вызвал пассионарный подъем нации. Было объявлено о начале возрождения России. При этом, в основу обновленной национальной идеи было положено мифологизированное историческое прошлое страны. Постепенно Россия начала погружаться в виртуальную реальность прошлых побед и достижений.

Поддержанию иллюзии у собственных граждан способствовали растущие цены на энергоносители. Часть из вырученных от торговли нефтью и газом средств была направлена на социальные нужды, в первую очередь, на повышение зарплат, что только утверждало обывателя в мысли о правильности избранного руководством страны курса.

Вторая часть получаемых средств должна была быть направлена на развитие государства. Сначала сосредоточились на инновациях. Однако, в связи с широкомасштабным воровством и отсутствием реальных результатов, решено было переориентироваться на оборону.

Это полностью вкладывалось в новую парадигму развития страны: в современном мире мощные вооруженные силы – неотъемлемый атрибут любого государства, претендующего на лидерские позиции. С приходом Путина на третий срок военные приготовления только ускорились. Было резко увеличено денежное содержание военнослужащих, что давало возможность повысить престижность военной профессии.

Ускоренными темпами осуществлялось перевооружение армии. Чего Россия не могла произвести сама, приобреталось за границей. Выплаченные за российский газ деньги возвращались в Европу в виде платежей за милитаристские товары и услуги. Так европейские партнеры Кремля попадали в двойную зависимость от него: газовую и за счет военных заказов.

Но все это было только подготовительным этапом для главного действия – объединительного. Новая парадигма развития России была бы мертворожденной без активизации интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Так зародилась идея создания Таможенного союза и Единого экономического пространства, ядро которых должны были составлять Россия, Белоруссия, Казахстан и обязательно (в любом виде) Украина. Без нее экономическое объединение не имело смысла.

Это объединение задумывалось как своеобразная альтернатива Европейскому Союзу. Но если создание ЕС преследовало цель объединить экономические возможности его членов, то России, как инициатору объединительного процесса в рамках Евразийского союза, был важен сам факт его юридического оформления.

Уже будучи фактически энергетической империей, в результате образования Таможенного и Евразийского экономического союзов Москва получала дополнительную возможность практически беспрепятственного и гарантированного доступа на внутренние рынки стран-членов объединения со своими несырьевыми товарами.

Поэтому так важна была Украина с ее 45-миллионной армией потребителей и развитой индустрией, совместимой с российской. А если к этому еще добавить безальтернативную газовую и нефтяную "иглу", на которой к тому времени уже крепко сидело украинское государство, то можно себе представить важность этого присоединения.

Весь этот период "вставания с колен" украинско-российские отношения развивались по нисходящей: от плохих к худшим. Новая кремлевская команда своими действиями демонстрировала, прежде всего собственному народу, что на постсоветском пространстве появился новый-старый хозяин, который будет наводить порядок по своему собственному усмотрению.

Первый звонок для Украины прозвучал в сентябре 2003 года, когда Россия в одностороннем порядке начала строить дамбу в направлении украинской косы Тузла в Азовском море. Эта акция преследовала две цели: с одной стороны, просто продемонстрировать соседям "кто в доме хозяин". А, с другой, оказать на Украину давление для урегулирования статуса Керченского пролива и Азовского моря.

Этому неприкрытому антиукраинскому акту предшествовали в разные годы: эпопея с разделом "по-братски" активов бывшего СССР, в результате чего Украине пришлось с нуля начинать обустройство своих загранпредставительств; слабо мотивированное затягивание вопросов, связанных с пребыванием в Крыму российского флота; нежелание заниматься делимитацией и демаркацией украинско-российской границы; недобросовестная конкуренция в сфере внешней торговли и др.

Но окончательный перелом в отношении к Украине со стороны России, ее политиков и граждан наступил после путинской реплики о том, "…что Украина – это даже не государство…", прозвучавшей из уст российского президента на закрытом заседании совета Россия-НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года. В этом эмоциональном замечании, как в капле воды отразились мнения и чаяния всех россиян: Украина – это наша территория, по недоразумению и на время отторгнутая от России, а поэтому должна быть возвращена назад.

С этого момента в России зарождается и начинает набирать обороты открытая антиукраинская кампания. Очередным ее перлом в исполнении российского президента было его заявление, сделанное в декабре 2010 года в ходе телеобщения с россиянами в прямом эфире, о том, что Россия сама, без помощи Украины могла бы выиграть Великую Отечественную войну. Аргументация убийственная – потому что "…мы – страна победителей". Просто и доходчиво.

Так с подачи официального Кремля в российском обществе постепенно начала культивироваться ненависть к Украине и всему украинскому. Это чувство среди кремлевского бомонда было настолько сильным, что Россия в 2014 году, ничуть не сомневаясь, пошла на прямое нарушение ст.2 Договора о дружбе с Украиной 1997 года, которая гласила, что стороны уважают "…нерушимость существующих между ними границ".

Украина

Киев все это время хранил молчание. Со стороны украинского руководства не было выражено ни одного официального протеста по поводу недружественных высказываний или действий России. Это объяснялось несколькими причинами.

Украина после распада СССР, в отличие от России пошла другим путем, пытаясь как можно скорее расстаться со своим прошлым и начать новую историю практически с чистого листа. Добровольный отказ нашей страны от своей собственной истории позволил России, узурпировав монополию на трактование совместного прошлого, начать по своему усмотрению разъяснять неоднозначности в украинско-российских отношениях. А поскольку таких неоднозначностей было достаточно много, то и история в российском изложении выглядела странно однобоко, в пользу трактующей стороны. Без каких-либо возражений или протестов Украины.

Одновременно были допущены ошибки при организации собственной государственности. Не пройдя длительной стадии национального государства, Украина попыталась сразу превратиться в его постсовременный аналог в рамках начавшихся после распада Варшавского договора европейских реинтеграционых процессов.

Это привело к перекосам и дисбалансам, в результате которых некоторые институты, направления деятельности и даже функции государства оставались до последнего момента всего лишь их имитацией, а часть из них были гипертрофированно расширены без достаточных на то оснований.

Таким образом, Украина к началу 2000-х годов подошла с не совсем сбалансированным государственным механизмом, устаревшими институтами и методами управления, неоформленными границами и отсутствием устоявшегося стратегического видения своего будущего.

Попытки сблизиться с Европой наталкивались на вежливые отказы последней, аргументированные неготовностью сторон к сближению. И на ожесточенное сопротивление со стороны России. Одновременно официальная Москва, взявшая на вооружение инструментарий энергетической дипломатии, все эффективнее использовала украинскую зависимость от российских углеводородов. "Газовая война" начала 2009 года, полностью лишила Украину альтернативного туркменского газа и вынудила ее платить Москве самую высокую в Европе газовую цену.

А принимая во внимание зависимость украинской экономики от российских рынков, Россия путем различных манипуляций с тарифными и нетарифными ограничениями существенно уменьшала валютные поступления в украинскую казну.

С другой стороны, проникновение в Украину российского политизированного капитала давало возможность Москве напрямую влиять на внутренние экономические процессы в стране, дезорганизуя производство вплоть до банкротства и ликвидации предприятий, выпускающих конкурентную российской продукцию.

Выводы

Распад СССР, выходит, не стал для Украины стартовой площадкой для развития ее реальной независимости. В большинстве своем, благодаря усилиям России. Более того, с течением времени официальный Киев стал втягиваться во все большую зависимость от Москвы. Во многом, из-за позиции украинской политической элиты, северная соседка постепенно стала чувствовать себя полноправной хозяйкой в формально независимой украинской "хате".

Как представляется, как раз имитационные процессы в государственном строительстве и психология наместничества в управлении государством стали основной причиной формирования тех негативных обстоятельств, в плену которых Украина оказалась в 2014 году.

И именно в этом году в украинско-российских отношениях наступило апостериори. Приобретенный за этот год опыт позволил украинцам посмотреть на себя и на окружающий мир другими глазами. Понадобились годы унижений с российской стороны, аннексия части украинской территории и развязанная кровавая бойня на востоке страны, чтобы исчезла одна из старейших в истории Украины и наиболее устойчивая из иллюзий – иллюзия дружественных и даже братских связей с Россией.

Пришла пора ревизии и перезагрузки отношений. Нужно определенное время и колоссальные усилия (по возможности, с обеих сторон) для выработки нового формата межгосударственных связей. И, как представляется, третий – лишний в этом деле.

Долготерпение Украины – это не боязнь, безмерное миролюбие или коллективный конформизм ее народа. И не толстовское "непротивление злу насилием". Это свидетельство зрелости украинского общества, его ответственности за собственные действия. Наученный тяжким историческим опытом украинский народ даже в нынешних сложнейших условиях не скатился до шовинистического антироссийского угара. Он просто делает свое дело: как может защищает свою землю и очень быстро учится ценить и оберегать собственную государственность. А это намного важнее любого оружия.

И во многом благодаря этой украинской мудрости, будет спасена от полного разрушения и сама Россия, вынужденно признанная украинцами агрессором.

Но это будет уже совершенно другая Россия: не рефлектирующая по любому поводу страна, обвиняющая в собственных бедах кого угодно, только не себя. А уважающее других, а значит и себя, адекватно оценивающее свои возможности, а не кичащееся мнимыми достижениями и эфемерными заслугами государство. Рассудительное в международных делах, а не хватающееся за оружие при первом удобном случае.

Насколько эффективно украинцы смогут воспользоваться открывающимися возможностями, покажет время. Одно можно сказать с уверенностью, только здоровый государственный прагматизм и целенаправленная совместная работа власти и гражданского общества дадут возможность не только избежать в будущем подобных массовых иллюзий и сделать Украину менее восприимчивой к негативным внешним влияниям. Но и превратить ее, как ей и предназначено историей, в точку притяжения для всего постсоветского пространства, но уже на других идеалах и принципах.

Думаете, фантазии? Как сказать.

Наши блоги