УкрРус

В Казахстане претендентов в президенты проверили на знание языка

  • В Казахстане претендентов в президенты проверили на знание языка

Не все претенденты на пост президента Казахстана сдали экзамен на знание казахского языка. Зачем нужен такой экзамен, и может ли он быть инструментом борьбы с оппозицией?

Претенденты на пост президента Казахстана, которые хотят принять участие в назначенных на 26 апреля досрочных выборах главы государства, завершили сдачу экзамена на знание казахского языка. Местная пресса обсуждает скандал, который устроил в ходе этой процедуры Мурат Телибеков, требовавший допустить наблюдать за процессом сдачи его доверенное лицо. И сообщает о том, что действующий президент Нурсултан Назарбаев оказался единственным из сдававших в этот раз экзамен претендентов, кто не допустил ни одной грамматической, пунктуационной и стилистической ошибки. В отличие от Телибекова и нескольких других "заваливших" экзамен, Назарбаев, конечно, это препятствие преодолел.

Язык кандидата

Для чего в Казахстане существует экзамен на знание государственного языка для тех, кто претендует на пост главы государства? "Такое положение было введено с принятием действующей конституции страны в 1995 году. Думаю, что этот шаг был закономерен, ибо за 70 лет правления КПСС казахский язык у себя на родине потерял свой статус. Например, в полуторамиллионном Алматы была одна-единственная казахская школа! Надо было менять такое положение", - рассказал в интервью DW казахстанский оппозиционный политик Амиржан Косанов.

Он считает, что тот, кто претендует на пост президента, должен свободно владеть государственным языком, и экзамен призван проверить его знания. "В то же время есть и минус. Опыт показывает, что процедура проведения экзамена полностью зависит от исполнительной власти. Были случаи, когда провластные кандидаты, которые не были замечены в свободном владении казахским языком, благополучно сдавали экзамен, а те, кто был неугоден власти, его не могли сдать", - продолжает Косанов. При этом он признает, что к нынешнему президенту Нурсултану Назарбаеву, судя по его публичным выступлениям, трудно придраться в том, что он не вполне свободно владеет казахским языком.

"Неуд" конкуренту

"В странах Центральной Азии новая государственность формально возникла лишь в 1991 году, а в отношении их исторического государственного прошлого в самих этих странах и между ними идут острые споры. Экзамен на знание государственного языка для кандидатов в президенты повышает значение языка. Особенно в странах, где значительная часть населения говорит по-русски, государственное строительство направлено на то, чтобы в среднесрочной перспективе оттеснить русский язык, на котором, как считают там, не может строиться государственная идентичность", - считает немецкий эксперт по Центральной Азии Михаэль Лаубш (Michael Laubsch).

Он не разделяет точки зрения, что этот экзамен был введен для того, чтобы отсекать неугодных власти кандидатов, организуя им "неуд". Для такого использования экзамена должна иметь место острая политическая интрига на выборах, объясняет Лаубш. Впрочем, в Казахстане перед выборами 1999 года таковая присутствовала. "Поэтому тогда пресса обсуждала прецедент, когда сильного конкурента Нурсултана Назарбаева, экс-премьера Акежана Кажегельдина, пытались "срезать" на этом экзамене", - напомнил немецкий эксперт.

Амиржан Косанов сообщил DW, что лично был свидетелем сдачи Акежаном Кажегельдиным экзамена в 1999 году: "Были попытки вывести его из себя, задавая не очень корректные вопросы. Видимо, имелось поручение его завалить. Но не вышло. Мы смогли привести на экзамен независимых журналистов. И эта публичность тоже ему помогла".

92 ошибки

"Сейчас у Астаны в подобном сценарии нет необходимости - мало кто сомневается, что Нурсултан Назарбаев и так со значительным перевесом победит на предстоящих в апреле досрочных выборах", - прогнозирует Михаэль Лаубш. Но чтобы избежать манипуляций со стороны комиссии, достаточно сделать экзамен доступным для представителей общественности, полагает он.

"Насколько мне известно, у нас в Казахстане экзаменационные документы доступны по усмотрению самой комиссии. На днях, когда ей нужно было показать явную неграмотность одного из выдвиженцев (он сделал 92 ошибки на двух страницах текста), она предложила журналистам ознакомиться с этим чудом лингвистики. Но в иных случаях такой доступности нет", - добавил Амиржан Косанов.

В свою очередь Лаубш обращает внимание на парадокс, связанный с языковым экзаменом. "К выборам на пост президента надо допускать наибольшее число людей, способных осуществлять серьезные политические шаги и обладать харизмой. Но языковой экзамен не всегда способствует выявлению таковых. Например, в Киргизии перед выборами 2000 года популярный в стране оппонент Аскара Акаева Феликс Кулов отказался сдавать такой экзамен, подозревая, что его провалит или "его провалят", - отмечает немецкий эксперт.

Франция - не Таджикистан

"При этом трудно себе представить, что на выборах президента Франции шансы будут у кандидата, плохо владеющего французским - без всякого экзамена. Другое дело, если речь идет о некоем политике, который, например, полжизни провел в США или в Европе и вернулся на родину для участия в выборах президента. Но для регулирования этого вопроса имеются другие нормы", - указал Лаубш.

"Мы иногда критически смотрим на использование такого механизма, как языковой экзамен, перед выборами президента Казахстана или Киргизии, или, например, перед последними выборами в парламент Таджикистана, где кандидаты должны были пройти подобный тест. Но мы должны помнить и то, что, например, в Эстонии этнические русские могут участвовать в голосовании, лишь если они имеют все гражданские права, для чего необходимо сдать экзамен на знание эстонского языка", - заключил Михаэль Лаубш.

Наши блоги