УкрРус

Комментарий: К какому уровню конфронтации готова Москва

  • Комментарий: К какому уровню конфронтации готова Москва

В 2015 году сенаторы и конгрессмены США будут играть все более заметную роль в отношениях Москвы и Вашингтона, считает Константин Эггерт в специальном комментарии для DW.

В начале января в должность главы комитета по делам вооруженных сил Сената США вступил Джон Маккейн. Его назначение на этот пост вызвало целую бурю в российском сегменте интернета. Сторонники Кремля состязались: кто больнее уколет и хлеще других поиздевается над 78-летним ветераном вьетнамской войны. Как это часто бывает в отношении американской политики и политиков, когнитивный диссонанс зашкаливал.

С одной стороны сенатора высмеивали, как потерявшего разум старика, с другой - наделяли буквально сверхчеловеческими способностями по части нанесения ущерба России. Российская власть и общество уже не первый год и даже не первое десятилетие разрываются между ненавистью к США и желанием во всем подражать им.

Так что свистопляска вокруг Маккейна - признак своеобразной стабильности позиции. Но за напускной бравадой интернет-троллей кроются опасения реальных политиков. И дело тут не в личности Маккейна, а в реальности, сложившейся за последний год.

Дамоклов меч санкций

Позиция Вашингтона по отношению к российско-украинскому конфликту сегодня один из важнейших факторов, влияющих на политику Кремля и на экономическую ситуацию внутри России.

Принятый в конце 2014 года акт "О поддержке свободы на Украине", наделяющий Белый дом широкими полномочиями по оказанию помощи Киеву и введению новых санкций против Москвы, дамокловым мечом навис над российскими банками, энергетическими и оборонными компаниями, а также официальными лицами.

Именно поэтому в Москве вызывает беспокойство новый состав Конгресса США, где теперь доминируют республиканцы. Мало кто признается в этом открыто, но способность американских законодателей нажать на Белый дом многих в Кремле и на Смоленской площади очень беспокоит.

Оружие для Киева - вызов Москве

Узнав о новом назначении Маккейна, знакомый аналитик крупного инвестиционного фонда заметил: "Кажется, Украина скоро начнет получать американское оружие". Эта перспектива действительно становится теперь все более реальной. Проблема, с точки зрения российской власти, не только в том, что крупные поставки вооружений усилят украинскую армию. В конце концов, новым оружием украинцам нужно еще научиться владеть. Да и боеспособность армии не исчерпывается ее техническими возможностями, какими бы современными они ни были.

Дело, скорее, в политической символичности. Серьезные поставки американского оружия и боевой техники будут фактически означать, что Вашингтон готов на (пусть и не прямую) конфронтацию с Москвой в центре Европы. И хотя в российской столице есть те, кто считает, что настоящий конфликт с Америкой послужит консолидации граждан вокруг правящего режима и поспособствует национальному единству, непредсказуемые внешнеполитические и, что еще важнее, экономические последствия этого беспокоят многих.

Кто кого испугает раньше?

Президент Путин регулярно ссылается на активно формируемое государственным телевидением "общественное мнение" в России, как на главный фактор его украинской политики. Судя по всему, Обама теперь тоже сможет и будет пугать Москву тем, что конгрессмены и сенаторы требуют от него решительных действий. С поправкой на то, что у президента США, в отличие от его российского коллеги, нет ни малейшей возможности изменить информационную политику общенациональных телеканалов, а с ней и общественное мнение, буквально за пару минут.

Обама, известный своей нерешительностью, все еще надеется, что его фирменная политика "decoupling" - то есть разграничения между актуальными проблемами в мире и отношениями с Россией - принесет свои плоды. С точки зрения американского президента, можно конфликтовать с Владимиром Путиным по поводу Украины и одновременно сотрудничать с ним, скажем, в деле урегулирования в Сирии или иранском вопросе. В администрации российского президента это вполне закономерно воспринимали как признак слабости.

Новые времена в Вашингтоне

Но теперь у Конгресса США есть реальная возможность принять фактически любой законодательный акт, оказывающий давление на Россию. Значительная часть сенаторов и конгрессменов от Демократической партии в украинском вопросе солидарна с республиканцами. Это позволяет преодолеть даже президентское вето, реши Барак Обама его наложить. Так что влияние Капитолийского холма на политику Белого дома потенциально весьма серьезно. Учитывая грядущие в 2016 году президентские выборы, на которых в бой пойдет излучающая решимость и бескомпромиссность Хиллари Клинтон, российскому руководству будет очень нелегко.

Вдобавок, в Кремле убеждены, что США ставят своей целью смену режима в России. А принимая во внимание взаимную личную неприязнь Путина и Обамы, сейчас довольно трудно представить себе достижение какой-либо договоренности между ними. И все же исключать такого развития событий я бы не стал. В конце концов, удержание власти любой ценой - главная движущая сила политики российского руководства. Вопрос в том, какой уровень конфронтации с США оно сочтет неприемлемо рискованным для себя. Судя по всему, ответ на этот вопрос в Кремле пока не сформулировали.

Константин Эггерт, российский журналист, обозреватель радиостанции "Коммерсант FM"

Наши блоги