УкрРус

ПИВТ вне закона: в Таджикистане оценивают последствия

  • ПИВТ вне закона: в Таджикистане оценивают последствия

К чему может привести запрет Партии исламского возрождения Таджикистана, которую власти признали террористической организацией, выяснял корреспондент DW в Душанбе.

Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) де-факто перестала существовать еще в конце августа - сразу после закрытия ее офиса в Душанбе. Теперь партия ликвидирована уже де-юре. Во вторник, 29 сентября, Верховный суд страны удовлетворил ходатайство генпрокуратуры и запретил ПИВТ, признав ее деятельность террористической. DW изучила реакцию экспертного сообщества на это решение и оценила его последствия для членов запрещенной партии.

Решение суда

В заявлении Верховного суда Таджикистана говорится, что руководители Партии исламского возрождения готовили государственный переворот. При этом в сообщении указывается, что свой план они хотели реализовать с помощью вооруженных отрядов. В качестве доказательств были приведены изъятые в офисах ПИВТ документы - листовки, брошюры и агитационные материалы.

"Для осуществления своих целей представители ПИВТ создали более 20 преступных групп. Они ставили задачу совершить вооруженные нападения на различные объекты, в том числе резиденцию главы государства, аэропорт, здания исполнительного аппарата президента, министерства обороны, МВД и местных телеканалов", - отмечается в заявлении Верховного суда.

В информации, распространенной властями говорится также о прямой связи руководителей ПИВТ с мятежным генералом Абдухалимом Назарзодой, который был ликвидирован в ходе спецоперации таджикских силовиков 16 сентября в Рамитском ущелье, что к востоку от Душанбе

Тяжелые обвинения

Лидер ПИВТ Мухиддин Кабири сейчас находится в Турции. А вот 13 его соратников, включая трех заместителей, уже две недели дают показания в следственном изоляторе МВД. Как сообщило издание "Азия плюс" со ссылкой на свои источники, на данный момент Генпрокуратура предъявила арестованным официальное обвинение только по одной статье УК - "организация преступного сообщества". Она предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет.

Правоохранительными органами задержан также адвокат обвиняемых Бузургмехр Еров. По данным МВД, адвоката подозревается в мошенничестве в крупном размере. Примечательно, что за день до своего ареста Еров через СМИ распространил информацию о создании общественного комитета по защите прав членов ПИВТ. Кто вошел в эту структуру, Еров так и не уточнил.

Закономерность или ошибка?

Эксперт по проблемам Центральной Азии Российского института стратегических исследований (РИСИ) Дмитрий Попов, комментируя решение Верховного суд Таджикистана, в интервью DW отметил, что оно было ожидаемым, так как исламская партия фактически перестала существовать еще в середине сентября.

"Если ПИВТ действительно имеет отношение к террористическим актам, как это утверждают таджикские власти, то запрет партии обоснован, а ее члены, причастные к преступлениям, должны понести предусмотренное законом наказание. Если же обвинения в адрес партии сфабрикованы ее противниками во властных кругах, использовавшими "мятеж" генерала Назорзоды как повод для устранения политического соперника, ликвидация ПИВТ - это, скорее, политическая ошибка", - отметил Попов. И объяснил, почему.

По его словам, в том виде, в котором действовала ПИВТ, она не представляла существенной угрозы для руководства страны: "Партия не имела административных и информационных ресурсов, которые позволяли бы ей всерьез вести борьбу за власть. Но при этом она была легализована, был известен состав ее руководящих органов, то есть она находилась на виду".

По мнению Попова, ПИВТ оттягивала на себя значительную часть протестного электората, публично выступая против возобновления вооруженной борьбы с правительством и против террористических организаций наподобие ИГ. "Теперь недовольные из числа сторонников ПИВТ, как можно прогнозировать, будут уходить в тень и на более радикальные позиции. Контролировать их станет сложнее", - предположил эксперт РИСИ.

Отсутствие реакции и его причины

Признавая значение запрета ПИВТ, таджикские политики и эксперты неохотно комментируют сложившуюся ситуацию. Как указал в интервью DW душанбинский политолог Шокир Хакимов, нет публичных заявлений со стороны политических партий, "ушли в кусты" местные правозащитники, скупы на слова независимые аналитики. "Возможно, люди руководствуются интересами собственной безопасности", - предположил Хакимов.

И обратил внимание и на отсутствие реакции на запрет ПИВТ со стороны международного сообщества. "Наверное, это можно объяснить тем, что сегодня в мире много других острых проблем - Сирия, Украина, беженцы в Европе. И второе объяснение - сейчас в мире стало модным говорить об угрозе международного терроризма. В этом случае вполне можно допустить, что партнеры Таджикистана с пониманием отнеслись к действиям Душанбе", - заявил Хакимов.

Другой таджикский политолог Равшан Абдуллаев считает, что возникшая пауза - временная, и реакция крупных западных держав обязательно последует. "Закрытие партии - очень серьезный шаг со стороны властей, и спешить с заявлениями никто не станет, чтобы не портить отношения со страной", - объяснил аналитик.

Отсутствие же реакции со стороны НПО политолог объяснил особенностями законодательства. "Поддержка политических партий или участие в политическом процессе просто находится вне мандата общественных организаций, и она являлась бы нарушением закона. Теперь, после официального запрета ПИВТ, возможно, какая-то НПО гипотетически могла бы предоставить задержанным адвокатов, но вряд ли кто-то решится на это, опасаясь реакции со стороны властей", - подытожил Абдуллаев.

Наши блоги