УкрРус

Саша Боровик: Россию надо поставить "на счетчик"

Читати українською
  • Советник главы Одесской облгосадминистрации Саша Боровик
    Советник главы Одесской облгосадминистрации Саша Боровик

За аннексию Крыма и войну на Донбассе министр иностранных дел Павел Климкин предлагает отсудить у России 50 млрд долл. "Обозреватель" поинтересовался мнением экс-заместителя министра экономики, а ныне советника главы администрации Одесской области Саши Боровика, сколько на самом деле может составлять сумма ущерба, нанесенного Россией Украине, и о механизмах получения компенсации.

Господин Боровик, как вы оцениваете заявление главы украинского МИДа Павла Климкина о том, что Украина собирается отсудить у России 50 млрд долларов компенсации за Крым и Донбасс?

Я рад, что Украина смотрит на рычаги того, как можно взыскать с Российской Федерации компенсацию за нанесенный Украине ущерб.

Для меня сейчас не столько важен вопрос суммы, объявленной ко взысканию, потому что она может идти вверх, учитывая настоящие потери Украины и будущие. Мне интересен вопрос механизма, который Павел Климкин готов предложить, поскольку у России достаточно сильный международный иммунитет: она защищена договорами, членством в Совете Безопасности ООН – найти юридический способ заставить РФ платить будет трудно.

С вашей точки зрения, есть вообще такие механизмы?

Готовых, таких, чтоб сейчас взять и применить, - нет. Во всяком случае, я о них не знаю.

Если посмотреть на историю с Кувейтом и Ираком времен первой иракской войны, то способ взыскания компенсации придумали - им стало создание Компенсационной комиссии при ООН. Но этот инструмент, к сожалению, не сработает в конфликте Украины с Россией, потому что РФ, которая входит в СБ ООН, всегда может заблокировать решение, невыгодное для себя. Но я вполне себе могу представить, что какой-нибудь инструмент придумать можно.

Например, тот, который использовали бывшие акционеры "ЮКОСа"?

Этот тоже не совсем пойдет, потому что акционеры "ЮКОСа" были стороной частного договора, предусматривающего соответствующие юридические последствия – то есть у них был маршрут.

У Украины пока проблема в том, что все иски, которые до сих пор подавались, были "беззубые" - в том смысле, что в Страсбурге не решаются вопросы на 50 или 250 млрд долл. о задолженности за аннексию.

Я склонен думать, что заявление господина Климкина, в первую очередь, не о том, что нам Россия должна 50 миллиардов, а о том, что у нас есть иск к России. В этом смысле глава МИДа делает очень правильную вещь, потому что он констатирует: да, нам должны деньги, и мы будем подавать этот иск всюду, куда только возможно, с той целью, чтобы политически дестабилизировать Россию, чтобы она постоянно ощущала риск получить приговор по решению какого-нибудь суда. Показательна в этом смысле история с Пиночетом: когда он случайно пролетал над Испанией, его в этот момент приговорил какой-то испанский судья, в результате - чилийский лидер оказался в тюрьме.

Поэтому наш конверт со счетом в 50 ли миллиардов, или больше, нужно проталкивать даже на чисто политическом уровне.

Мне кажется, что мы должны все же выставлять реальную сумму ущерба. Как ее надо правильно считать?

Я думаю, что нужно брать в качестве примера то, что было в Кувейте. Там весь ущерб разделили на 6 частей: ущерб, нанесенный бизнесу – малому и большому; экологический ущерб; ущерб государству, ущерб от потери ресурсов. Все эти данные надо систематизировать и подсчитывать. Вот этим Украина сейчас и должна на самом деле заняться.

А куда мы принесем этот счет – вопрос второй. Более того, этим иском мы говорим России: "От вашей оккупации мы потеряли вот столько-то. И за каждый последующий год вы нам будете должны столько-то. Мы вас ставим "на счетчик". И когда уже начнутся переговоры о деньгах, то Украина будет называть сумму не "от фонаря", а высчитанную и выверенную, что значительно усилит ее позицию в этом диалоге.

Реально ли то, что Россия нам эти деньги заплатит?

Россия, естественно, сама страдает от экономической блокады, потерянных возможностей и падения международного имиджа. Ей это все невыгодно. Судя по всему, территорию она отдавать не собирается. Потому первый возможный вариант ее поведения: она попытается переждать, пока снимут блокаду. Но США и ЕС решительно заявили, что никогда аннексию не признают и вряд ли они отступят от своих слов.

Чтобы найти способ легитимации присвоения Крыма, когда политический климат будет это позволять, Россия сама может выйти с предложением компенсации. Я это не исключаю.

Вы говорили о блокаде России. Речь идет о международных санкциях, объявленных России, а не об акции, которую организовали сейчас крымские татары на въезде в Крым?

Да, я говорил о санкциях, включая и международную блокаду Крыма: ІТ-компаниям запрещено продавать туда свои товары, кораблям нельзя туда ходить, а самолетам – летать. В такой обстановке никто не захочет ехать в Крым жить и никто не будет инвестировать в экономику полуострова.

Долго это выдержать невозможно. И предполагаю, что Россия может попытаться решить этот вопрос с помощью денег.

А блокада, организованная крымскими татарами, - это один из элементов обратить внимание на то, что Россия дестабилизирует международный статус-кво.

Наши блоги