УкрРус

Минская эпопея: большой "плюс" и большой "провтык" Украины

  • Минская эпопея: большой "плюс" и большой "провтык" Украины

Снова и снова в Минске собирается Контактная группа переговорщиков, снова и снова террористы игнорируют достигнутые договоренности, снова и снова ведут огонь по украинским позициям. Кажется, из этого замкнутого круга нет выхода, кажется, этот "вялотекущий" процесс – на фронте и за столом переговоров – устраивает всех.

С одним-единственным вопросом – почему Украина продолжает участвовать в минских переговорах - "Обозреватель" обратился к известным экспертам: Владимиру Василенко, Анатолию Лопате, Роману Туровцу и Алексею Арестовичу.

ЕСТЬ ОДИН СПОСОБ ЗАСТАВИТЬ КРЕМЛЬ ВЫПОЛНЯТЬ МИНСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ

Владимир Василенко, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины, экс-представитель Украины в Совете ООН по правам человека

"Я думаю, Украина продолжает направлять в Минск своих представителей, чтобы избежать обвинений в срыве минских договоренностей. Иначе у России будут основания использовать это – дескать, Украина не захотела искать пути мирного разрешения конфликта. Это демагогия, это технология, это один из элементов российской "силовой дипломатии". Пользуясь своей пропагандистской машиной, которая работает во всем мире, Россия будет втолковывать всему миру, что Украина – агрессор, который не хочет договариваться.

-Таким образом, наше участие в минском формате – это, прежде всего, ответ на информационную агрессию России?

-Именно так. На сегодняшний день нет никаких шансов достичь соглашения в рамках минского формата, если западные государства не усилят санкции. Запад может добиться выполнения минских соглашений, по крайней мере, частично, если они существенно усилят санкционное давление на Россию. Если россияне поймут, что их экономика оказалась на грани развала".

МИНСК ИЛИ БОЛЬШАЯ ВОЙНА. ТРЕТЬЕГО НЕ ДАНО

Анатолий Лопата, генерал-полковник в отставке, бывший начальник Генерального штаба ВСУ, бывший первый заместитель министра обороны Украины

"На сегодня другого механизма решения проблем на востоке нашей страны просто не существует. С самого начала была допущена огромная ошибка со стороны руководства государства, когда были предложены минские соглашения. Если бы Украина в тот период времени обратилась к Будапештскому меморандуму и к совету людей, которые гарантировали безопасность Украины без ядерного оружия, разговор был бы совершенно другой. Таким образом Соединенные Штаты, которые гарантировали нашу безопасность, оказались не у дел. Фактически не у дел оказалась и Великобритания. В минских соглашениях мы остались только под защитой европейских государств.

-Какой наибольший "плюс" для Украины в формате минских переговоров?

-Нет у нас "плюсов". Но это единственный механизм, который все-таки закрепил Украину за своей границей – это первое. Второе – признание факта присутствия российских войск и вооружений. Третье – отвод от линии соприкосновения тяжелых вооружений.

Если Украина откажется от минского формата, у нас тогда вообще ничего не будет. В противном случае – крупномасштабная война".

У МИНСКА ЕСТЬ НЕОСПОРИМЫЙ "ПЛЮС"…

Роман Туровец, экс-начальник пресс-центра АТО

"Войну начинают военные, а заканчивают политики. Иного пути у нас просто нет – только сесть и договориться.

-Вы считаете, что этой линии необходимо придерживаться, несмотря на то, что вторая сторона игнорирует достигнутые договоренности?

-То, что противоположная сторона игнорирует договоренности, играет не в пользу противоположной стороны. Это в очередной раз демонстрирует намерения и настрой Кремля. Будут разные решения, которые так или иначе будут выполнять, таки или иначе трактовать, так или иначе ставить свои условия. Но в любом случае все будет решаться посредством переговоров – это моя точка зрения.

-Какие "плюсы" получает украинская сторона от минских переговоров?

-Главный "плюс" - это то, что мы не имеем там масштабных боевых действий. Да, есть потери, но не в таких масштабах, о которых могла бы идти речь, если бы не было минских договоренностей. Это факт. Что бы ни говорили противники, но так называемое перемирие, пусть и плохо соблюдаемое, но оно действует. За последние сутки – ни одного обстрела из оружия крупного калибра. Это тоже показатель".

…И БОЛЬШОЙ "ПРОВТЫК"

Алексей Арестович, военный обозреватель

"Слабым местом этих переговоров является непризнание России агрессором, поэтому она не является стороной переговоров. Это нонсенс. Пока мы не признаем Россию государством-агрессором, формат невозможно будет сменить.

-Что необходимо для того чтобы Россия была признана страной-агрессором?

-Политическая воля нашего руководства. На уровне Верховной Рады мы должны признать Россию государством-агрессором, но тогда надо либо вводить военное положение, либо объявлять войну, либо искать юридические формы, которые позволят объяснить нам и всему миру, почему агрессор есть, а войны нет.

Мы попали в слабое место, потому что гибридная война рассчитана, в первую очередь, на слабость нормативно-правовой базы. У нас существует мир и существует война, и нет промежуточных положений. Например, тема гибридной войны не отработана в нормативно-правовых документах. Мы не можем сказать, что мы являемся жертвой гибридной войны и признаем гибридным агрессором Россию.

Верховная Рада Украины могла бы разработать нормативно-правовую базу. Можно, помимо понятий войны и мира, предусмотреть также промежуточные состояния. Гибридной войны или военной агрессии. Кстати, это есть в наметках в законе про СНБО, в законе про силовые структуры, в законе про военное положение, но это понятие не разработано юридически.

В минских соглашениях есть такое странное положение: "вывод всех иностранных войск с территории Украины". О каких иностранных войсках идет речь? У нас тут что, шляются американцы? Или бурундийская армия тут воюет? Здесь из иностранных войск – только российские.

-Вы считаете, необходимо было конкретизировать, написать "вывод российских войск"?

-Ну конечно. Это очень плохая формулировка, и Украина попадает в ловушку. Эта формулировка – большая победа российской дипломатии и большой провтык украинской дипломатии.

-Что произойдет, когда Россия будет признана страной-агрессором?

-Это полностью меняет формат переговоров и предмет переговоров. О чем можно говорить с агрессором? Только об одном – чтобы прекращал агрессию и выводил войска".

Наши блоги