УкрРус

Казахстанская журналистка: другого пути, кроме голодовки, у меня нет

  • Казахстанская журналистка: другого пути, кроме голодовки, у меня нет

Гульжан Ергалиева не первый раз переживает закрытие собственного издания. Но голодовку объявила впервые. Почему? Известная казахстанская журналистка дала интервью DW.

Известная казахстанская журналистка Гульжан Ергалиева с начала этой недели объявила голодовку. Причина - закрытие журнала ADAMbol, главным редактором которого она является. В интервью DWжурналистка рассказывает о том, что заставило ее принять такое решение.

- В декабре 2012 года мы беседовали после закрытия популярного тогда оппозиционного сайта guljan.org. Тогда вы с оптимизмом сообщили о новом проекте - ADAM. bol. Какова его судьба?

-"Адам бол" оказался очень успешным проектом. Нам за год и месяц удалось выпустить 53 номера и поднять тираж до 16,5 тысяч - для Казахстана это считается успехом. Тем более журнал - довольно дорогостоящий по оформлению, и мы боялись, что с продажей будет тяжело. Но мы определили нишу в информационном пространстве Казахстана, которая не была занята. Это было не такое откровенно оппозиционное издание, какие мы выпускали раньше, а аналитическое, прогностическое издание.

Мы стали создавать определенные тренды, которые вроде бы висели в воздухе, но местные СМИ эти темы по разным причинам не трогали. Первый из них - это смена правящих элит в Казахстане. В республике, главным образом в связи с российско-украинским конфликтом, ускорились внутренние процессы, и обществу интересно знать, к чему они приведут. Просто констатация политического и экономического застоя в Казахстане уже устарела и стала утомлять людей. Мы этот вопрос начали исследовать, и у нас появились надежные и информированные источники в самой власти. Ведь надо понимать, что эта власть неоднородна. Она разделилась на несколько векторов, которые противодействуют друг другу скрытно.

- Например?

- Одна из причин того, что нас сейчас "закатали", в том, что сегодня в Казахстане претендует на первенство среди этих групп клан Дариги Назарбаевой, которая стремится возродить свое влияние после краха ее бывшего мужа, Рахата Алиева. Дочь президента на всех парах создает свой клан, он прибирает к рукам банки, получает собственность в экономике, создается сонм СМИ, в основном электронных. Это встревожило многих не только в народе, но и в правящих элитах, потому что во времена Алиева мы увидели, какими способами осуществляется выход на первые роли в политике.

Тем более у Дариги Назарбаевой выросли дети, у них возросли аппетиты. Мы на движение этого клана обратили внимание. А есть, к примеру, "западники", среди которых - крупные владельцы финансов, банкирские круги. Весь их бизнес завязан на западном направлении. Или, например, сильное "российское направление". Оно состоит не из денежных мешков, а из чиновников во власти. Россия долгое время неофициально вербовала в ряды своих сторонников ведущие кадры в силовых структурах, в министерстве обороны, в других ключевых сферах. Сейчас конкуренция во власти очень обострилась.

- Какие еще тренды вашего журнала могли привести к его закрытию?

- Второй тренд - это геополитическая ситуация, где Казахстан сегодня хоть и не "первая скрипка", но и не последний игрок. И люди хотят понимать, каковы непубличные отношения Астаны с другими странами. Какой реальный выбор есть у Казахстана, какой вектор он выберет? И третье: как следствие первых двух трендов "героями" публикаций стали те фигуры, которые обычно прячутся за спиной у Нурсултана Назарбаева.

Это "герои" жуткой коррупции, таких махинаций, которые переплевывают уже известные нам границы. Как эти деньги делятся, какие страны в этом замешаны, каковы схемы увода миллиардов долларов? Разумеется, наше стремление эти схемы раскрыть перед публикой этим "героям" не понравилось. А это уже уровень министров, экс-министров, акимов, депутатов и так далее. Они же думали, что оппозиция будет критиковать Нурсултана Назарбаева, и этим ограничится - на этом наша свобода слова заканчивалась. А тут дело дошло до реальных фамилий.

- Два года назад, после закрытия вашего интернет-издания guljan.org, вы в интервью DW сказали, что это стало не следствием конкретной публикации, а результатом общей зачистки информационного поля в Казахстане. А сейчас?

- На том, чтобы нас уничтожить, сошлись интересы нескольких сил. Но, если смотреть в корень, то надо назвать конкретную статью, за которую нас закрыли. Она называлась "Наши на чужой войне". Один из казахстанских оппозиционеров, которого преследовали здесь, уехал на Украину. Он как политик встал на сторону президента Петра Порошенко. Провел там пресс-конференцию в интернете, где речь шла о плане сформировать из приезжих, которые ему близки по настроениям, батальон в защиту новой власти на Украине. Мы взяли у него интервью. За это нас обвинили в призывах к войне.

И здесь не только ошибка алма-атинского акимата, который выбрал эту статью в качестве повода для закрытия издания. Не исключаю, что здесь сказалось и влияние России, хотя мы спрашивали мнения и российских политологов, и киргизских - разных, ведь узел там сложный, требующий разностороннего освещения. Но, возможно, Кремль усмотрел в наших публикациях опасность. А к этому давлению сразу присоединились и другие недовольные нашей деятельностью.

- Однако голодовка - это очень сильная реакция на закрытие журнала...

- Нас закрыли неожиданно, с предписанием "немедленно закрыть", хотя мы имели право на апелляцию. Это игра без правил. Я уже имею подобный опыт и посетила ряд дипмиссий, в том числе ФРГ, США, Канады, миссию ОБСЕ, была в парламенте, говорила с депутатами. Активизировала "молодую оппозицию". В результате отреагировала ОБСЕ, ряд известных НПО, общественность писала письма на имя президента и генпрокурора. Мы использовали весь арсенал средств, как в рамках закона, так и в рамках общественного мнения. Но машина уже была запущена, и она не желает остановиться. Уже арестовывается личное имущество наших журналистов. Я понимаю, что голодовка - крайняя мера протеста, но других способов сопротивления незаконному уничтожению журнала я сейчас не вижу.

- В информационном сообщении агентства "Интерфакс-Казахстан" говорится о том, что вы выдвинете требования к ряду должностных лиц...

- На судебном процессе 24 декабря присутствовало не меньше пятнадцати наблюдателей от дипмиссий нескольких стран, со стороны правозащитных организаций, а также политики, блогеры, юристы. Они наблюдали от и до весь судебный процесс и были возмущены до глубины души. Поэтому первое мое требование - это требование к генпрокурору привлечь к ответственности судью, которая вела этот процесс. Всего этих требований - четыре. 5 февраля назначено заседание суда, и посмотрим, как "они" отреагируют.

- То есть, вы намерены голодать до 5 февраля?

- Если здоровья хватит, я готова голодать и до 15 февраля. У меня другого пути нет, только если уничтожить себя самосожжением. Это мой последний ресурс, с помощью которого я обращаюсь к президенту. Я уверена, что, с учетом нашего имени, никакой генпрокурор без санкции президента на закрытие не пошел бы.

Наши блоги