УкрРус

Дневной Майдан. Фоторепортаж

Читати українською
  • Дневной Майдан. Фоторепортаж

Первый, кто бросается в глаза возле пункта обогрева охраны баррикады под ЦУМом, - это герой нападения на водителя, за которое перед пострадавшим потом пришлось извиняться депутатам от оппозиции. Тот самый мужик в армейской каске и хаки, на видео он с расквашенным носом жаловался на поведение несостоявшегося "титушки", а сейчас, вживую - был уже вполне здоров. Впрочем, он быстро исчезает, а вот его товарищи продолжают греться.

Рядом - палатка-кухня, из которой выныривает прокопченный до черноты человек. Он раздраженно взыркивает в нашу сторону, требуя, чтобы ему предоставили побольше места для передвижения. Потом, заметив, что мы не уходим, все так же раздраженно спрашивает:

- Что еще!?

Удивленные грубостью, интересуемся, не создаем ли мы ему ненароком проблем.

- Вы журналисты!? Корочку покажите!

Предъявляю удостоверение "Обозревателя". Копченый человек косо смотрит на него и с все тем же недружелюбием спрашивает, чего мы от него хотим. Хотим мы знать, кто он такой.

- Я - охрана! - коротко отвечает Копченый.

- А кому ваше подразделение подчиняется? - интересуюсь, памятуя заявление Авакова о том, что страже Майдана баррикада у ЦУМа не подконтрольна. На Копченого вопрос производит самое неприятное впечатление:

- А вы кто такие? От Интера, "1+1" или еще от какой-то брехни!?

Вот тебе и раз! Уважаемый, если вы не умеете читать, то зачем удостоверение смотрели?

На это Копченый ничего ответить не может, а потому отворачивается. Бог с ним, мы же не для того сюда пришли, чтобы неграмотному человеку нервы трепать.

На крыльце мэрии работает телевизор, по которому крутятся ролики, разоблачающие донецкую мафию, и песенки про "хлопців з Бандерштадту". Это смотрят три-четыре десятка человек.

Рядом - прозрачный короб для сбора денег в помощь Майдану и политзаключенным, куда люди охотно бросают купюры - кто по гривне, а кто и по пятьдесят. На коробе перечислены фамилии политзаключенных и написан адрес сайта, на котором регулярно вывешивается отчет о расходовании средств. Короб охраняют двое охранников. По их словам, только с утра за три часа набралось 6 тысяч гривен.

На входе в мэрию строгие часовые требуют документы. Журналистское удостоверение их вполне устраивает, и вот мы уже внутри. Пункт приема продуктов прямо напротив входа. Здесь сидят афганцы. По их словам, главное, чего не хватает - это молочные продукты. Много сала и меда, несут люди крупы, овощи. Здесь принимают индивидуальную помощь, большие партии продуктов отгружают на заднем дворе. Тут же принимают и вещи, прямо при нас мужчина положил на стол теплый свитер, предупредив: "Здесь только чуть-чуть подшить надо, но я не могу - рука не работает. Так что забирайте".

Рядом - столовая, туда запускают по одному-два человека, взамен уже пообедавших. Охранник настоятельно требует не фотографировать в столовой. Поэтому придется поверить нам на слово. Кормят горячей пшеничной кашей с маслом и кружочком колбасы и салатом из свежей капусты. Стоит таз бутербродов с салом, мешочек грецких орехов, горячее питье, еще что-то. Все, разумеется, бесплатно. "Стоячие" столы заняты беседующими в процессе обеда участниками Майдана. Они приглашают к столу, освобождая место для новеньких.

- Сегодня еще ничего, а вот вчера, во время вече, было столько народу, что еда просто закончилась, - рассказывает подавальщица, славная чернявая девушка с Тернопольщины. - Горячее уходит на раз, только успевай готовить. Нет, проблем и конфликтов нет - люди очень хорошие, со всех областей Украины. Вот девочка - коренная киевлянка (девочка - русоволосое чудо - расплывается в улыбке). Вот парень со Львова…

- Я - из Донецка! - представляется еще одна работница кухни.

В колонном зале все не так как в первые дни Майдана. Расчищено место, убраны спящие. Все при деле, все чем-то заняты. Вот за столом выписывают удостоверения НО "Майдан". Нам не смогли назвать даже примерную цифру новопринятых членов, но заверили, что их - тысячи. Охотно верим.

Медпункт. Молодой человек охотно рассказывает о нелегкой ситуации с медикаментами:

- Раньше поступало гораздо больше медикаментов. Сейчас их намного меньше, тогда как количество пациентов не уменьшается. Сейчас серьезная проблема с острыми вирусными заболеваниями. Люди приходят с повышенной температурой, и нам уже не хватает таких элементарных вещей, как терафлю, фармацитрон, колдрекс - противопростудных, а также противовирусных - амизон и арбидол, которые мы даем, чтобы простуда не переходила в грипп. Не хватает также предметов гигиены - гигиенических салфеток, одноразовых станков. Была как-то проблема с препаратами для горла - такими как септефрил. У нас ведь нет склада, все что есть - здесь лежит, у всех на глазах. Мы сейчас готовим большой баннер, будем вешать над входом в мэрию, с призывом помочь. Ведь ежедневно мы обслуживаем до 6 тыс. человек, и запасы кончаются. Огромна роль киевляне и гостей города, которые помогают кто чем может. Были даже посылки из Западной Украины, подписанные "Первая тернопольская городская аптека". Но это вначале, а сейчас таких посылок почти нет.

И снова Крещатик. Ряд палаток напротив мэрии, дрова, генераторы. Анатолий Гриценко утверждает, что они стоят пустые. Но из палаток торчат трубы "буржуек", из труб идет дым или струится раскаленный воздух - значит, там есть как минимум истопники. Дрова расходуются быстро, и вряд их станут тратить на обогрев пустых палаток. Однако если они заселены, то почему нет обычного в таких случаях движения людей на вход и выход?

Впрочем, кое-где - есть. Палатка с гордым именем "Борщів" - это не кухня, где варят борщ, а название городка на Тернопольщине. Двое мужиков неспешно беседуют, из палатки выходит третий.

Один из них рассказывает нам:

- У нас в райцентре организован штаб сопротивления. В него входят три оппозиционные партии, а также общественные организации в границах района. Общественность сбрасывается деньгами "на Майдан", люди записываются на поездку, мы нанимаем автобус на 30 человек, и в пятницу выезжаем. А в понедельник часть уезжает и забирает, тех кто здесь, часть остается.

- Как вы решаете проблемы с работой? Вам же семьи кормить надо.

- А это каждый решает как может. Кто может - берет отпуск, Я работаю в компании, которая поддерживает Майдан, поэтому сами себе установили дежурства. 14 января меня сменят. Мы подгадываем заезды на выходные, чтобы у людей было меньше проблем с работой.

- А семьи как на это смотрят?

- По-разному. Многие поддерживают, понимают, что пути назад нет.

- А есть попреки? Мол, ты там в Киеве, а нам здесь есть нечего?

- Не могу сказать, что так не говорят. Сколько семей - столько и вариантов. Кто-то, возможно, и через скандал мужа отпускает.

Напрашиваемся посмотреть быт борщевских активистов, и нас приглашают в палатку. Женщины охотно, хоть и немного смущенно показывают: не слишком прибрано, не для прессы - но уж как есть. А есть все необходимое - два настила для ночлега, электричество (генератор общий на две палатки), зарядки под телефоны, чайник, запасы провизии с косичкой чеснока и натопленная буржуйка как центр немудреной композиции.

...На территорию Майдана пропускают без фейс-контроля и без требования документов. Здесь все как всегда - возле входа у Главпочтамта повышенная концентрация ряженых казаков, сцена голосит на всю округу. Двое мужчин аккуратно ведут к выходу женщину - у той запятнана куртка, она нетвердо стоит на ногах. Похоже, мы наблюдаем выполнение правила: "выпил - покинь Майдан".

На ул. Городецкого - очередь за супом. Рядом женщина предлагает чай, но суп куда популярнее. Мы тоже от чая отказываемся, а вместо этого беседуем со Светой, которая здесь за старшую. По ее словам, на Майдане всего четыре кухни, причем ее кухня - единственная работает круглосуточно, остальные по расписанию. Поэтому ее охват несколько больше, чем положенная четверть Майдана. Назвать примерное количество порций супа в день Светлана вежливо отказывается.

Под амфитеатром "Глобуса" стоит палатка харьковчан. Дама в красном спортивном костюме говорит, что она - директор юридической фирмы, а здесь - волонтерствует:

- Проводим агитацию среди людей, приезжаем сюда на три-четыре дня, привозим теплые вещи, питание. В двух палатках здесь живут 22 человека. Я вне политики, но нам просто обидно за Харьков. Мы здесь будем стоять до победы - даже если политики придут к какому-то соглашению, нас вынесут отсюда только ногами. Здесь такой настрой… Рассказывают, что здесь бомжи. Знаете, в семье не без урода. Но в основном люди здесь стоят за идею. Мы очень удивлены киевлянами - не ожидали от них такой поддержки.

Заснеженный и никому не нужный стоит себе подарок Майдану от французского скульптора.

В этот день должен был состояться виртуальный шахматный турнир между Киевским и Одесским Майданами. А в реале на Майдане в шахматы играют "по-крупному" в буквальном смысле.

Посреди Майдана стоит киоск с теплыми вещами. В нем - изможденная немолодая женщина в окружении женских плащиков и пальтишек. Рассказывает, что нужда в теплых вещах очень большая, и в первую очередь расходятся перчатки с рукавицами, мужские шапки и шарфы. Много краж теплых вещей -так, у мужчины увели шапку, когда он, оставив ее на подоконнике, отошел в туалет, и ему в куче вещей отыскали капюшон, чтобы не замерз. Мужские куртки тоже мгновенно расходятся. Впереди похолодание, а в запасе только "вот этот хлам" - женщина показывает на плащики и пальтишки, которые и в самом деле никак не пригодятся майдановским мужикам. Там, в Доме профсоюзов, есть централизованные поставки одежды, но там могут ее получить лишь те, у кого есть специальный пропуск. А этот киоск существует только на пожертвования киевлян.

Словно в подтверждение слов "гардеробщицы", в Доме профсоюзов нас встречает табличка с пожеланием следить за своими вещами. Здесь полно охраны, на кухне перерыв, зато работает, как в "мирные времена", буфет. Коменданты на совещании, и когда освободятся - неясно.

По Майдану бродит бригада медработников, их останавливают, просят полечить, описывают симптомы - ОРЗ. Те открывают кейс и выдают таблетки. По их словам, простудные заболевания - основная часть всех медицинских случаев на Майдане. Бывают микротравмы - в основном, когда ребята занимаются хозработами, например, рубят дрова. Изредка случаются и курьезные случаи - так, от навеса главпочтамта отвалился кусочек камня и упал прямо человеку на голову. Он был в шапке, так что отделался небольшим повреждением - швы накладывать не пришлось.

Общее впечатление от Майдана таково: он, если можно так выразиться, институционализировался, выработал свой ритм, зажил своей жизнью, наладил быт, установил свои порядки - в чем-то анархические, в чем-то весьма авторитарные. Он действительно не собирается расходиться, и хотя людей там стало меньше, оставшиеся упрямо намерены стоять дальше. "До конца", - говорят они. Где тот конец?

Фото: Юрий Нагорный

Наши блоги