УкрРус

"Леха! Мы сорвали джекпот!" Два дня женского десанта в АТО: путевые заметки

Читати українською
  • "Леха! Мы сорвали джекпот!" Два дня женского десанта в АТО: путевые заметки

Публикуем продолжение рассказа о поездке корреспондента "Обозревателя" в зону АТО вместе с волонтерами Фонда оперативной национальной помощи Дианы Макаровой.

Первую часть можно прочитать здесь: Между миром и войной. Два дня в АТО: путевые заметки.

...Более двух тысяч километров в одной машине с волонтерами, которые уже год как ездят на фронт – это по умолчанию множество историй. Забавных и трагических, нелепых и страшных. Проезжаем мимо Курахово – девочки вспоминают, как их пытались заманить в ловушку террористы, прикидываясь нуждающимися в помощи бойцами…

Водяное за окном автомобиля заставляет вспомнить о том, как приходилось "вытаскивать" местных из этого села в Ясиноватском районе, из Светлодарска, Мироновского, Дебальцево – и делать это под непрерывными обстрелами.

Когда знаешь здесь каждую ямку и каждый кустик – неудивительно, что они навевают множество воспоминаний…

Но одна из самых трогательных историй, услышанных за эти два дня на колесах – о том, как война помогает найти родственников.

"Он сам меня нашел. Пришел к нам в Ф.О.Н.Д. Рассказал, что надо его подразделению. Спрашиваю, как его фамилия, а он хитренько так улыбается, и называет... мою девичью фамилию! Она достаточно редко встречается. Начали разбираться – оказалось, он мне хоть и дальний, но родственник. Где-то пятиюродный племянник. И он, когда ехал к нам, об этом знал", - вспоминает Диана.

Фото А.Макаровой

"Когда вышли в холл – а у меня там фотографии родственников на стенах развешаны, начиная с тех, что сделаны в начале 20 века – Саша застыл. Говорит: это – копия фотографий, которые хранятся в моей семье. Еще сказал, что мой отец как две капли воды похож на его отца… За все это время он обратился ко мне за помощью всего дважды", - завершает рассказ Макарова, перед тем, как выйти из машины, чтобы обнять найденного родственника и передать посылку десантникам 25 воздушно-десантной бригады.

За два дня в зоне АТО мы проехали, наверное, добрых полсотни блокпостов. Разные дороги, разные люди… Кто-то из бойцов, пользуясь случаем, рассказывал, чего им не хватает. И далеко не всегда просили форму или прицелы. Неподалеку от Счастья, к примеру, ребята попросили… книги. "У нас очень читающий пост", - улыбнулся боец в ответ на вопрос, сколько и каких именно книг им привезти.

Впрочем, такая просьба волонтеров не удивляет. "Знаешь, а нас ведь часто спрашивают, можем ли мы привезти книги. Заказывают спортивные снаряды, шахматы… Особенно часто весной такое бывало – когда обстрелов мало было. И мы все это везли, потому что понимали: ребята дуреют со скуки, когда им нечем заниматься. Кто-то начинает пить. А кто-то – занимается спортом. Есть и такие, кто поступает на заочный и учится. Для них ведь сейчас зеленая улица…", - рассказывает Диана.

"Мне на днях рассказали, что одного парня, атошника, взяли в университет Шевченко на юрфак – без экзаменов", - включается в разговор Санди.

На всех блокпостах было и нечто общее: искреннее удивление бойцов, когда они открывали дверцы "вжика" и видели, что в машине – одни женщины. "Девочки, а вам не страшно?", "А где ваши мужчины?" - фразы, которые преследовали нас все два дня в зоне. Иногда бывали и вариации: на одном из блокпостов боец, распахнув дверцу машины, вместо привычного уже вопроса "а не страшно ли вам?" заорал: "Леха! Мы сорвали джекпот!".

Здесь, в зоне, действуют свои правила. Уже в 10 м от блокпоста водитель обязан выключить фары и дождаться, пока его не пригласят подъехать ближе. У людей, пересекающих блокпост, уже должны быть наготове паспорта, которые они обязаны сразу же предъявить подошедшему к машине постовому. Кстати, тех бойцов, которые проверяют документы и непосредственно взаимодействуют с людьми, здесь, с характерным для войны черным юморком, окрестили "смертниками" - за год был не один случай, когда милиционеров и ВСУшников, несущих службу на блокпостах, просто расстреливали в упор. Как это было, к примеру, с бойцами "Сокола" в Мариуполе.

Вероятно, из тех же соображений безопасности и водителям, и пассажирам категорически запрещено выходить из машины – до получения разрешения от военных. Люди бывалые также не рекомендуют пререкаться с военными – во время боевых действий чувство юмора у многих притупляется, а планка терпимости значительно снижается.

Еще одно табу – фотографирование. Уже на подъездах к блокпосту телефоны, планшеты и фотоаппараты лучше спрятать – если бойцы заподозрят, что велась съемка, легко могут отобрать карту памяти, причем не только из фотоаппарата, но и из видеорегистратора. Оно и понятно: по линии горизонта человек знающий легко вычислит местонахождение того или иного блокпоста. Также нельзя фотографировать и бойцов – если только они не дадут на то разрешения. Причина чаще всего банальна: многие из воюющих здесь мужчин – выходцы с Донбасса. И у них на оккупированных территориях остались близкие люди.

Точно так же нельзя останавливаться или даже притормаживать, чтобы сфотографировать строящиеся по всему Донбассу линии обороны. Приходилось делать это на ходу. Впрочем, учитывая практически повсеместное отсутствие дорог (от асфальта местами остались лишь отдельные островки) особо быстро тут не поездишь – поэтому на то, чтобы поснимать, времени хватало.

Где-то укрепления действительно похожи на укрепления. Где-то – больше напоминают наспех вырытые рвы.

Для человека, далекого от возведения фортификационных сооружений, выглядит удручающе – особенно принимая во внимание отчеты о (в среднем) 90% готовности всех трех линий обороны. Остается надеяться, что те, кто отвечает за строительство этих укреплений, знают, что делают.

…Поскольку время поджимает (17 точек, разбросанных по всей линии фронта надо успеть объехать не за 3, а за 2 дня), многие посылки передаются практически на ходу. Бойцы выезжают нам навстречу – особенно там, куда прорваться гражданским уже практически невозможно.

Поездки по Донбассу сейчас вообще оставляют двойственные впечатления. Удивительной красоты пейзажи соседствуют с напоминаниями о том, что практически каждый город или село в сегодняшней зоне АТО попали под каток боевых действий.

Фото А.Макаровой

Отдельная история – с объятиями. Человеку, живущему мирной жизнью где-то в Киеве или Ивано-Франковске, сначала трудно привыкнуть к тому, что здесь, на передовой, принято постоянно... обниматься. Особенно если встречаются военные и женщины-волонтеры. При этом не важно, виделись ли вы когда-либо раньше и встретитесь ли когда-нибудь еще. Не важно, как выглядите и во что одеты (хотя Диана Макарова, убежденная в том, что видеть красивых женщин в нарядных платьях бойцам много приятнее, чем девушек в камуфляже, наверное, не поддержала бы это утверждение).

В этих объятиях не заложен какой-то подтекст. Это просто объятия, прикосновение видевших смерть и разрушения мужчин к мирной жизни. За которую, они, собственно, и воюют. И удивительно – после первого раза характерное для мирного времени естественное ощущение необходимости личного пространства просто исчезает, и подобные жесты доверия и расположения не доставляют ни малейшего дискомфорта, а воспринимаются как самая естественная вещь в мире.

"Знаешь, мало кто об этом говорит, но здесь существует большая проблема", - разговор с водителем Катериной внезапно переходит на взаимоотношения волонтеров и бойцов. "За этот год распалось много семей. Вот он здесь воюет – а дома у него жена. Которой надо крышу в доме починить, потому что она протекает. Которой надо детей кормить… И она его пилит. А тут приезжает женщина-волонтер. Красивая, отзывчивая, понимающая, через что ему приходится проходить… В результате завязываются романы. Иногда они заканчиваются свадьбами. Правда, чаще всего, такие браки не "живут" дольше 2-3 месяцев", - говорит Катя.

"Поэтому у нас есть табу: никаких романов в зоне АТО. Мы со всеми стараемся быть милыми, но не более того. Один неосторожный шаг может испортить репутацию – а нам этого не надо. Ну, разве что речь идет о настоящих чувствах", - подмигивает она.

Одна из самых тревожных остановок – в Счастье, что на Луганщине. В тот день позиции украинских бойцов на окраине города (так называемый "Фасад") мощно обстреливали. И пока я вздрагивала от каждого взрыва ("Фасад" размещался всего в километре от места нашей остановки) – немногочисленные местные жители понуро бродили по улицам разрушенного города, вроде бы и не замечая в громких звуках взрывов ничего из ряда вон выходящего.

В Счастье, в здании школы милиции, уже более года размещалось подразделение батальона "Айдар". К нашему приезду большую часть добровольцев вдруг вывели из города. А оставшихся охранять оружие, технику и личные вещи бойцов 15 айдаровцев уже неделю донимали с требованием покинуть расположение. Как рассказал нам замкомвзвода Николай Нагорный (позывной "Добрый"), к ним ежедневно приезжали представители всех мыслимых и немыслимых структур – начиная от прокуратуры, заканчивая представителями штаба сектора. Которые, ссылаясь на устный приказ, требовали от бойцов нарушить приказ письменный – и оставить без охраны здание и все, что накопилось в нем за более чем год войны. Включая оружие, вписанное в военные билеты айдаровцев.

Заезжали также вооруженные до зубов люди, не пожелавшие представиться – с аналогичным требованием. На момент нашего приезда события достигли такой точки кипения, что айдаровцы готовы были открыть огонь по тем, кто попытался бы "выселить" их из школы милиции силой – а именно к этому, по мнению айдаровцев, все шло.

Впрочем, обошлось без повторения громкой истории сродни мукачевским событиям, которая могла бы стать настоящим подарком для тех, кому мешают добробаты в зоне АТО. Обошлось благодаря компромиссу, устроившему и добровольцев, и командование сектора. Требования оставшихся охранять расположение айдаровцев были удовлетворены: с полигона прислали группу людей – чтобы забрать личные вещи бойцов, оружие и боекомплекты описали и все документально надлежащим образом оформили. Так что сегодня "Айдара" в Счастье уже нет – возможно, временно, а может и навсегда.

По пути из Счастья, после нескольких остановок, уже затемно мы заехали к нацгвардейцам, которые стоят неподалеку от Гречишкино. Традиционно выгрузили заказы.

И, совершенно вопреки традициям, остались у них перекусить. Несмотря на то, что угостить волонтеров хоть чем-то пытаются везде, куда они заезжают – последние практически всегда отказываются, считая своим долгом отдавать бойцам, а не брать у них. В этот раз "нарушение" объяснялось просто: за день нам просто некогда было нормально поесть, а впереди была ночь в дороге на Киев.

В том, как немолодые уже бойцы суетились, чтобы угодить гостям, было что-то трогательное. Нас угостили настоящей удивительно вкусной солдатской кашей, пахнущей дымком. И настояли, чтобы мы прихватили с собой в дорогу шоколадных конфет из личных запасов комбата с позывным Майор.

Последняя остановка перед тем, как выдвигаться в обратную дорогу – встреча с бойцами батальона имени Кульчицкого. С этими ребятами волонтеры Ф.О.Н.Да знакомы еще со времен Майдана, поэтому каждая встреча и для первых, и для вторых – настоящий праздник. Для того, чтобы 15 минут поговорить с девушками-волонтерами, ребята проехали больше сотни километров.

Из подслушанного: больше всего ребят сейчас беспокоит то, что их, в течение нескольких месяцев державших оборону в Станице Луганской, сейчас перебросили "в заж…пье" - село в глубоком тылу, где добровольцы, рвущиеся в бой, изнывают от скуки. По странному стечению обстоятельств, вывели "кульчицких" из Станицы аккурат после того, как они задержали машины с контрабандой, "вызволять" которые, по словам бойцов, тогда мгновенно примчались бойцы батальона "Чернигов" и 128 бригады. Дошло даже до угроз применить оружие... Тогда конфликт разрешили прибывшие на место событий сотрудники СБУ. А вскоре после этого батальон Кульчицкого получил приказ о выходе из Станицы Луганской, давно известной как своеобразная "столица" контрабанды в АТО…

Уже на одном из крайних блокпостов, отделяющих зону АТО от мирной жизни, когда мы уже практически не ожидали никаких приключений, случился досадный инцидент. Начиналось все невинно: как и на десятках блокпостов, пройденных до этого, мы остановились и подождали, пока к нам подойдет военный. Подошли сразу двое. Один традиционно поинтересовался, не страшно ли нам путешествовать ночью в зоне АТО в сугубо девичьей компании. Второй – нетрезвый – отпустил шуточку вроде "Что ж вам, девчонки, дома скучно?". "А вам?", - парировала одна из волонтерок. "Я бы сидел дома – да мобилизовали", - уже не столь добродушно ответил выпивший постовой.

"Взрыв" произошел после того, как кто-то из нас бросил фразу "Вот видите, вас мобилизовали, а мы сюда добровольно приехали". "Вышли все из машины! Открывайте багажник – сейчас будет полный досмотр! Шутите?! Сейчас и я с вами "пошучу" - мало не покажется!!", - кричал разъяренный нетрезвый дежурный, пересыпая речь непечатными выражениями в наш адрес. А потом он передернул затвор автомата…

Кто знает, чем бы закончилась эта история, если бы товарищам агрессивного вояки, решившего самоутвердиться за счет унижения полностью зависящих от его воли женщин, не удалось оттащить его в сторону. Другие военные махнули нам – проезжайте, мол – и извините за нашего товарища. Уезжали мы под крики все не желающего успокаиваться обидчивого бойца.

Я не знаю, сообщали ли Диана или кто-то из девочек об этом инциденте в ВСП (военную службу правопорядка) или нет. Вероятно, волонтеры попросту не захотели подставлять других бойцов на этом блокпосту. Однако теперь я знаю, что война имеет и такую, крайне нелицеприятную грань...

Первую часть можно прочитать здесь: Между миром и войной. Два дня в АТО: путевые заметки.

Наши блоги