УкрРус

Юго-Восток: ветвь древа нашего

Читати українською
  • Юго-Восток: ветвь древа нашего

Инна Ведерникова, Юлия Мостовая, Сергей Рахманин - для "Зеркала Недели"

Власть и бизнес в Украине традиционно связаны. Так часто бывает в новорожденных государствах — сверстниках новорожденных капиталов. При этом, большой бизнес, заходя во власть, никогда не отказывается от крупных дивидендов. А большой чиновник быстро превращается в крупного бизнесмена. Олигархи — особая каста. Их финансовые, медиа- и политические ресурсы, дополненные сейфовыми соглашениями с властями предержащими (когда в публичных бизнесах содержится непубличная доля политических судьбовершителей) — позволяют не присутствовать формально во власти, но почти всегда иметь на нее влияние.

Заручившись поддержкой одного или нескольких олигархов, лидеры президентской гонки традиционно обещают с олигархами расправиться. Но победив, обычно находят их полезными. А вот у избирателей осадок остается. И накладывается на массовое восприятие крупных собственников не столько как работодателей, сколько расхитителей народной собственности. В правительстве Януковича официальные миллиардеры получали посты министров и вице-премьеров. В конструкции власти нынешней коалиции некоторым из них отданы, для скрепления и удержания, области. Если Сергей Тарута, при изменчивой поддержке Рината Ахметова, пытается справляться с мятежной Донецкой, то Игорь Коломойский ставит под ружье не только возглавляемую Днепропетровскую, но и вполглаза присматривает за Одесской, Запорожской и Харьковской областями. Зная возможности Коломойского как специалиста по нетрадиционной экстрадиции, целый ряд потенциальных смутьянов в этих регионах, косясь на хозяина "Привата", ведет себя предусмотрительно смирно. Может быть поэтому самая большая поддержка идеи привлечения представителей крупного капитала во власть присуща Днепропетровской и Одесской областям — 40,6 и 40,2%. Против — 35,4 и 29,1% соответственно. А вот половина избирателей Донецкой и Николаевской областей на буржуйских руководителей смотрят с шахтерского и пролетарского высока — 50,2 и 50,9%. Тогда как предприимчивая Одесса с максимальным пониманием относится к предприимчивым чиновникам — 29,1% неприятия крупного бизнеса во власти. При этом заметим, каждый четвертый житель Юго-Востока не определился с отношением к бизнесу во власти: кто-то надеется, что наевшись хищник может стать травоядным, а кто-то — что предприимчивость — это универсальное качество, способное принести не только личную, но и общественную пользу.

Очередная смена власти — а их, смен, в ближайшие годы будет много — опять воскрешает вопрос: "Как поступать с олигархами?". При условно терпимом отношении к присутствию крупного бизнеса во власти, оставить олигархов в покое народ не хочет. Только 4,3% считают, что "государство должно уважать частную собственность и обеспечивать механизмы ее защиты". Это, одно из ключевых требований цивилизованных инвесторов к стране, не распространяется на тех, кто двадцать лет назад был таким же никем, а сегодня стал всем. 24,3% жителей индустриального Юго-Востока — родины большинства олигархов — считают необходимым "национализировать всю собственность, которая принадлежит олигархам". По сути, каждый четвертый. Правда, в Донецке — каждый третий — 38,1%. Аутсайдер "левых" настроений — Харьковская область (15,1%). Недалеко от нее ушла Одесская — 17,8% и Херсонская — 18,6%.

Самую большую поддержку — 41,2% — получил подход, предусматривающий национализацию "только той собственности, которая была приобретена олигархами незаконно". Такой справедливости хочет практически каждый второй житель Харьковщины и Луганщины — 47,0 и 48,1%. В целом такой подход можно было бы поддержать, если бы не одна загвоздка: коррупционные схемы приватизации узаконены и отточены минимум пятью составами парламента, в котором многие годы заседали лоббистские группы крупных украинских собственников. Отъем и перепродажа премьер-министром "Криворожстали" стала одним из редких исключений в этом правиле.

Такой метод восстановления справедливости, как доплата за по дешевке приобретенные объекты, в Украине широкого применения не получил. Не жаждущих олигархической крови, но справедливости, на Юго-Востоке всего 14,4%. Лишь в 2005–2006 гг. министр обороны, путем проведения справедливой оценки, заставил ряд бизнесменов доплатить около 50 млн долларов за земельные участки и объекты недвижимости в спецфонд Министерства обороны. Теперь недостачу финансирования армии люди восполняют смсками. Вместе с тем, методика доплаты за лакомые куски некогда народного хозяйства широко практиковалась все эти годы. Но подковерно. И не в госкарман. Справедливость своекорыстно восстанавливали получавшие властные кресла вчерашние бизнесмены — доплаты за ГОКи, скважины, энергогенерацию — происходили без нарушения сна сотрудников Казначейства.

Который год актуальна идея амнистии теневого капитала. Но непопулярна. Всего — 5,5%. Самая милосердная — Николаевщина — 11,9%. Самая категоричная — Запорожчина — 1,7%. То ли люди не верят в готовность крупного бизнеса с дня "Ч" начать жить по-новому, то ли не верят, что олигархи поверят власти. А ведь амнистия действительно предполагает доверие к государству, поскольку объявлять ее без заполнения нулевой, стартовой декларации — бессмысленно. А делиться секретами с властью, способной завтра поменять правила игры, тоже бессмысленно.

Однако, следует признать ряд вещей: большинство олигархов заинтересовано в сохранении независимости и целостности Украины как рынка, как защиты, как пастбища; многие надеются небескорыстно помочь Родине и некоторые помогают; в парламентско-президентской республике влияние крупного капитала на политику государства несомненно возрастет. Капля камень точит: еще одна-две президентские полукаденции и украинский крупный бизнес окончательно утвердится в догадке, что оцивилизовывание страны, и, как следствие, повышение капитализации бизнеса, принесет дохода больше, нежели любая стремная схема.

Ответственность за жертвы, по мнению опрошенных, несут обе стороны. Вину за кровь респонденты возлагают и на победивших (лидеры оппозиции — 37,5%, протестующие — 10,3%), и на проигравших (Виктор Янукович — 45,1%, Партия регионов — 17,2%). Больше всего экс-гаранта склонны винить на Херсонщине и Николаевщине, меньше всего — на Донбассе. Прогнозируемо. "Руку Запада" в происшедшем видят 18,4%, "руку Москвы" — лишь 4,8%. Обращает внимание, что вина политиков видится более очевидной, чем вина непосредственных участников столкновений. "Беркут", ВВ и прочих силовиков считают ответственными за кровь только 8,2% (в Донецкой области — 3%), о вине протестующих — смотри выше. 64,7% согласились, что люди в погонах лишь исполняли приказы, ответственность за которые должны нести те, кто их отдавал. Это мнение разделяет более половины опрошенных во всех восьми регионах. Наиболее популярно оно, естественно, в Донецкой области — 73%. Но при этом обратим внимание, что оно одинаково популярно в относительно полярных регионах, например, на Луганщине и на Херсонщине. В обоих случаях — по 66,3%. Только 21% считает, что силовики сознательно исполняли заведомо преступные приказы, а потому также ответственны за жертвы. Крайне непопулярна такая точка зрения на Донетчине (12,4%), относительно популярна в Николаевской (30,5%) и Одесской (29,6%) областях.

Вина Януковича или "тройки" в кровопролитии, по мнению жителей восьми регионов, выше, чем тех, кто выпускал и "ловил" пули. И наверняка это мнение справедливо. Ответственность тех, кто отдавал приказы, выше, чем тех, кто их исполнял. Наверное, и это правильно.

В связи с этим позволим себе небольшое отступление. "Праведный" гнев по поводу действий днепропетровских десантников на территории Донбасса в рамках антитеррористической операции Турчинов должен изливать, в первую очередь, на и.о. главковерха. То есть — на себя. Да, унизительно смотреть, как те, кто должен считаться элитой армии, безропотно сдают противнику бронетехнику, дают себя обезоружить. Кто ж виноват, что главный командир страны не служил даже срочную. И не знает, что не бывает плохих солдат, бывают только бездарные командиры. На всех уровнях.

Никого не оправдываем. Однако не "десанты" из Днепра "сдали" группировку в Крыму. Но "десанты" из Днепра знают, что тех сдали. И не были уверены, что так же не сдадут их. Вопрос, способны ли парни-срочники убивать врагов. Не праздный, кстати, вопрос. Но они явно не готовы убивать гражданских. И возникает другой непраздный вопрос: какого черта тяжелую бронетехнику перли в населенные пункты, где она легко блокировалась "цивильными"? И почему у военных не было четких инструкций, как быть, если их блокируют невооруженные люди? Говорить о расформировании целой части, где далеко не все показали себя трусами? Говорить о предательстве после Крыма? Обещать отдать под суд? Кого? Тех, кто отдавал приказы? Или тех, кто их выполнял? И какие приказы? Один командир вынул гранату и вывел колонну. Другой приказал сдать ему бойки и сдал бронетехнику. Будем судить всех одинаково? Или начнем с самого верха?

Но вернемся к опросу. Жители Юго-Востока в массе своей против стрельбы и возможных жертв.

Доказательство — неприятие применения оружия на Майдане. 68,5% считает неоправданным его применение силовиками (оправданным — только 21,5%). Более или менее массово такой точки зрения придерживаются, пожалуй, только три области (Донецкая — 35,1%, Луганская — 28,3% и Харьковская — 27,2%). Но и в этих регионах против стрельбы выступили более половины населения (53,7%, 54,3% и 66,3%, соответственно). И это при том, что на Донбассе, как мы уже указывали, весьма популярным было желание разогнать Майдан силой. Вопрос, что они в таком случае понимают под силой?

Еще более однозначным выглядит отношение к применению оружия протестующими. 84,2% на Юго-Востоке против. Оправдывает митингующих только 7,5% (Донецкая область — 3%, Херсонская —14,6%). Нет войне, нет жертвам. Справедливо. Понятно, почему граждане в некоторых восточных регионах с таким миролюбием относятся к вооруженным людям в админзданиях в своих городах. Непонятно только, что в таких "миролюбивых" регионах делают люди с оружием? Или это не жители этих регионов? А если речь идет о чужаках, то зачем их пустили к себе люди, столь сильно не желающие войны?

Как вы оцениваете События на Майдане прошлой зимой ?

Отношение к прошлому — хороший тест на адекватность восприятия настоящего. А еще неплохой инструмент прогнозирования безоблачности нашего общего будущего.

Оценка жителями Юго-Востока происходившего на Майдане по-своему симптоматична. И в целом прогнозируема. Логично было предположить, что в этих регионах самым популярным вариантом оценки драматических событий в столице зимой 2013/14-го будет "вооруженный государственный переворот" — 46%. И то, что максимальное количество сторонников эта версия получит в Донецкой (70,5%) и Луганской (61,3%) областях. Можно было допустить и то, что количество воспринявших Евромайдан как "протест граждан против коррупции и произвола диктатуры" будет сопоставимым — 41,7%. Мнения ожидаемо разделились. Примечательно, что число тех, кто не определился либо отказался отвечать, относительно невелико. Население в массе своей сформировало свое отношение к случившемуся.

Несколько удивили некоторые детали. В Одесской области (которую многие характеризуют как политически равнодушную и если не откровенно пророссийскую, то уж точно не прозападную) процент оценивших события в Киеве как протест (50,1%) выше, чем, скажем, в Запорожской (43,7%), демонстрировавшей во время Майдана большую активность. Обращает на себя внимание еще одна деталь. Вопреки ожиданиям, в одном из базовых регионов свергнутой власти, на Харьковщине, киевский Майдан оценивали как протест чаще (47,5%), чем как переворот (42,6%). Данные, полученные в этих двух областях, явно требуют дополнительного осмысления. В особенности теми, кто поспешил повесить на данные регионы ярлыки.

Особая статья — Юг. В Николаевской и Херсонской областях отнеслись к событиям Евромайдана как к гражданскому протесту ощутимое большинство — 60,3% и 61,9%, соответственно. Эти края, в последнее время незаслуженно обделенные вниманием политиков и медиа, благодаря данному исследованию мы можем "открыть" для себя заново. Как более проукраинские, чем ожидалось, и более самобытные, чем думалось. В чем секрет? Отвечать спецам. Но можно предположить, что своеобразная "недооцененность" данных регионов позволила его жителям сформировать более трезвый взгляд на вещи. Относительная невостребованность большой политикой выходцев местных элит, невнимание к "маленькому югу" со стороны пропагандистов, более активно "работавших" в соседних областях, помогла сохранить, возможно, большую объективность в оценках. Николаевщина и Херсонщина обычно в сводках, исследованиях и прогнозах шли "через запятую". Сегодня они заслуживают восклицательного знака. Как шутил наш коллега из Николаева, "не называйте нас Юго-Востоком. Мы себя считаем Юго-Западом".

На наш взгляд, жители этих областей, которые меньше всего кричали о том, что "их не слышат" (хотя имели не меньше прав на это), продемонстрировали бОльшую готовность слышать, смотреть и думать.

Должен ли был Янукович разогнать Майдан силой?

Особенно трогательно, что взвешенных решений от новой власти часто требуют те, кто требовал жесткости по отношению к ней, когда она была в оппозиции. Данное исследование отчетливо демонстрирует, сколь сильно (что вполне естественно) пугают Юго-Восток (и в первую очередь — Донбасс) внешнее вторжение, гражданская война и вообще любой силовой сценарий. Но при этом именно на Донбассе популярно мнение, что Янукович должен был разогнать Майдан силой. Так считает почти половина опрошенных жителей Донецкой области (48%, причем 31,7% безусловно). Несогласных с подобной постановкой вопроса, впрочем, тоже немало — 35,2%, из них 19,6% выступили против силового разгона категорически). На Луганщине цифры схожие: 45,9% — за разгон (25,1% категорически), против — 34,5% (22,1% против безусловно). Почему? Пропаганда? Боязнь пресловутых "бандер"? Подсознательная тяга к сильной руке? Пусть разбираются знатоки. Благо, есть с чем. Тезис "Восток уважает силу" общеизвестен. Неизвестно другое: вообще или только по отношению к другим?

Самые миролюбивые области? Южане. При этом не вполне пацифистской, на удивление, оказалась, например, Херсонщина. 25% там высказались за разгон (14,9% — безапелляционно). Для сравнения: в Николаевской — 15,2% (10,2%), Одесской — 20,5 % (10,6%), Запорожской — 22,8% (11,9%), Днепропетровской — 21,5% (13,1%). Отчего так?

Возможно, потому что именно в этом регионе жесткость по отношению к местному майдану была щадящей по сравнению с соседями. Как бы там ни было, на Херсонщине неприемлемым разгон Майдана посчитали более половины — 50,7% (37,6% категорически). Примечательно, что сторонников жесткости больше, чем миротворцев, только в Донбассе. К примеру, в Харьковской области за возможное применение силы высказались 35,4% (21% однозначно), против — 48,2% (32,9% категорически). Одно замечание. В Харькове, где большинство населения вряд ли можно считать симпатиками новой власти, после победы Майдана неожиданно массово выступили против съезда депутатов Юго-Востока, который мог стать отправной точкой организованного сепаратистского движения. Некоторые харьковчане объяснили этот порыв неожиданно: их земляки не хотели переноса боевых действий на свою территорию. Независимо от того, кто принесет на их землю войну — заезжие "бандеры" или "свои" сепаратисты. Миролюбие — все еще наша отличительная черта?

Может быть, но одна деталь смущает. Во всех областях Юго-Востока безусловных сторонников возможного разгона Майдана оказалось больше, чем сторонников относительных. Что, возможно, свидетельствует о повышении градуса радикализма. И еще одно: тех, кто не определился со своим отношением к такому скользкому вопросу, как применение властью силы на Майдане, оказалось не так уж и много — 15,5%. Можно ли это считать доказательством деления общества на "ястребов" и "голубей"? Косвенным — очевидно, да.

Любопытно: считающие, что бывший главковерх был недостаточно жесток с протестующими, были бы готовы взять на себя ответственность за возможные (неминуемые) массовые жертвы? Хотите версию ответа — посмотрите ответы на предыдущий вопрос.

Если маленького комара рассматривать под микроскопом, он покажется чудовищем. И Юго-Восток рассматривал — "Правый сектор". Благо было кому настраивать микроскоп: на Юго-Востоке, как известно, в приоритете был шарахавшийся от Левочкина к Фирташу "Интер" и стабильно "правдивые" российские телеканалы. Понятно, что никаких фантазийных версий на счет "ПС" народ не оценил: 59% жителей Юго-Востока не согласны с тем, что "ПС" — рожденный революцией миф. Даже несмотря, на февральские заявления его лидера Дмитрия Яроша о наличии у его формирования всего-то 200 штыков. Причем тенденция во всех исследуемых областях одинакова. Вероятно, потому, что для Юго-Востока вполне реальными стали: радикал с автоматом, совершивший государственный переворот; националист, собирающий армию ехать на восток наводить порядок; Сашко Белый — герой для своих, и не контролируемый никем бандит-рэкетир для тех, кто перед телевизором…

Вызовы и смыслы свершившейся революции померкли перед новым и чуждым для многих образом. Перед оставшейся вооруженной до зубов командой Дмитрия Яроша. Причем даже у тех граждан, которые приняли Майдан. Не говоря уже о Юго-Востоке, не сдерживающем крепких слов, заглушающих голос диктора. Кстати, military style все постреволюционные месяцы достаточно технологично эксплуатировался самим Ярошем. (Внушительный арсенал оружия, оставленный его командой в гостинице "Днепр" — тому подтверждение). И, что немаловажно в нынешней ситуации, он же эксплуатируется Россией, удобно пользующей страшных "бандеровцев" на пути к своей имперской мечте.

В результате, взгляд на "Правый сектор" напуганного и обвиненного во всех грехах Юго-Востока — родителя Януковича, оказался достаточно предсказуем. Так, 52,9 % граждан сочли его "крупным военным формированием, пользующимся влиянием во власти и представляющим угрозу гражданам и целостности страны". Особо четко вырисовался образ врага в Донецкой (73%) и Луганской (72%) областях. Но интересно, что в тоже время 52,7% жителей Юго-Востока согласились с тем, что "ПС" — это "одна из десятков маргинальных групп, не имеющая веса и реального влияния во власти, но подлежащая разоружению". Однако большой процент граждан так и не понял, что он увидел в микроскоп, равно как и через линзу TV-экрана. 25% вообще не ориентируются в том, кто такой "ПС" и что ему, собственно, нужно (в графе "затрудняюсь сказать" отметился каждый четвертый).

Показателен и тот факт, что подавляющее большинство граждан, населяющих Юго-Восток, не видит в парнях из "ПС" провокаторов, действующих в интересах России. 54,8 % не согласны с такой постановкой вопроса. По-видимому, сохраняя лояльность к России. Хотя цепочка действий "ПС" и ее лидера неоднократно на сие обстоятельство намекала: тайная встреча Яроша с Януковичем в день смертей, о которой — молчок, пока СМИ не рассекретили; штурм ВР; рейды бойцов в регионах с автоматами наперевес, как своевременный повод для сердобольного соседа рассказать миру о бесчинствующих в Украине "бандеравцах", TV-анонсы марш-бросков на Донбасс, подливающее масло в огонь… И в этой истории не важно — купили "Правый сектор", использовали et cetera. Важно то, почему он подыгрывал. Эти вопросы к "ПС", как и многие другие, остаются открытыми. Поставлены же они уже не столько перед организацией, у которой, несомненно, есть революционные заслуги, сколько перед партией, которую, кстати, признали как партию националистического толка 47,1 % жителей Юго-Востока.

Четырехсторонняя встреча в Женеве доказала верность поговорки "Война — фигня, главное — маневры". Стягивание российской группировки к границам Украины позволило Западу забыть о факте аннексии Крыма. Так угроза убийства отвлекает внимание от случившегося изнасилования. Крым в женевском документе не упоминается. Но в Украине о нем не забыли…

Восемь областей Юго-Востока — все соседи Крыма. Кто — географический; кто — ментальный. Мнение соседей о том, что произошло с украинским полуостровом разделилось ровно пополам. 44,3% считают, что присоединение Крыма к России — это "результат незаконной аннексии". В авангарде такой позиции — ощетинившиеся Николаевская (68,2%); Днепропетровская (61,1%); Херсонская (56,7%); а также Запорожская (53,6%) области. Общий показатель подскочившей температуры снижают Донецкая (25,7%) и Луганская (26,8%) области. Вежливое отношение к "вежливым людям". Меньше половины жителей Одесщины и Харьковщины считают присоединение Крыма к России незаконной аннексией — 46,9 и 42,8% соответственно.

Всего на 1% меньше, а именно — 43% — жителей Юго-Востока полагают, что "присоединение Крыма к России — это "результат свободного волеизъявления жителей Крыма". Твердо верят в это 62,9% донетчан и 58,1% луганчан. 44,1% харьковчан согласны с таким взглядом на произошедшее. В Одесской и Херсонской областях так считают 38,3 и 36,9%. В Запорожской — каждый третий (31,1%). На Днепропетровщине — каждый четвертый (25,5%). Таким образом, в пяти областях преобладает точка зрения — "незаконная аннексия Россией". В трех — "свободное волеизъявление жителей Крыма". Не определились с ответом в среднем по региону 11,5%. Больше всех — 14,4% — в Луганской области. Меньше всех — среди тех, кто был рядом, совсем близко — жители Херсонской области — 6,2%…

И вместе с тем, во всех областях более половины опрошенных считают, что за потерю Крыма ответственность должна нести центральная власть Украины — и.о. президента, министр обороны, глава СБУ, глава СНБО. Синдром ложной компетентности, позволивший некоторым из этих людей самоуверенно согласиться и занять высокие посты; нерешительность и безответственность, перенесенная во властные кабинеты со сцены Майдана; стремление угодить Западу, виснущему на руках и без того вялой власти с целью избежать создания ситуации, при которой странам ЕС и США придется столкнуться с Россией — эти и ряд других причин привели к успешной реализации путинского плана в Крыму. Власть оказалась неспособна подавить угрозу в зародыше. Те же ошибки по тем же причинам повторились на Востоке страны. Беспомощность власти в Крыму разозлила или унизила 61,6% граждан Юго-Востока.

Справедливости ради заметим, что 41% считает, что "позиция украинской центральной власти в ходе крымского кризиса была правильной, так как в ходе конфликта не было жертв". Это наше извечное миролюбие. Но давайте глянем на показательную Херсонскую область: миролюбивость власти поддержали 52,5%, при этом — 62,1% тех же жителей Херсонщины, считают, что "Крым был потерян по причине нерешительности и некомпетентности власти". Противоречие? Ничего подобного. Жители пограничной области не хотели войны, а хотели профессионального и выверенного точечного решения проблемы. Они ждали, что государство даст отпор тем, кого, напомним, в своем большинстве жители Херсонщины считают агрессором. Не дождались. Ведь, даже те власть предержащие, кто пытался отпор инициировать, на первом же заседании СНБО пали смертью "любих моїх"…

23,8% винит в потере Крыма сепаратистское правительство и парламент Автономии — Аксенова и Константинова. В Донецкой области 11,6% справедливо считает, что "куклы" здесь ни при чем. А вот в Николаевской почти 42% отводит важную роль тем, кто в ближайшем будущем уступит свои места коренным российским чиновникам.

Кто-то считает, что могли, но не отстояли; кто-то — что Крым спровоцировали отменой закона о языке. И из-за этих моментов так злится на украинскую власть, что делегирует лишь каждого пятого для поддержки позиции, согласно которой, ответственность за потерю Крыма должна понести Россия. Больше всего таких среди жителей Херсонщины — 34,4%. Меньше всего — 17,1% — среди харьковчан, находящихся на противоположном Крыму полюсе Украины. В необходимости возложить ответственность на Америку с Европой убеждены 6,8%, практически равномерно распределившиеся по всем восьми областям. Однако, учитывая неготовность ядерных стран-гарантов отстаивать территориальную целостность Украины — процент мог бы быть и повыше.

В том, что Россия справедливо защищает интересы русскоязычных граждан на Юго-Востоке, сомневается практически половина населения региона (49,9%). Другая половина граждан разделилась на тех, кто уверен в обратном — 32,6% и тех, кто затрудняется ответить на этот вопрос (16%). При этом ощущения областей неоднородны. Так, если в Донецкой и Луганской областях стабильно нуждаются в поддержке — 47% и 44,2%, то Харьков на удивление как-то справляется сам, обнаружив целых 53% нежелающих быть под защитой. Остальные области в том же фарватере: Днепропетровская — 65,6% против принуждения к защите, Запорожская — 53,3%, Николаевская — 71,5%, Одесская — 52,3%, Херсонская — 61,1%.

В то же время, отвечая на вопрос: "Согласны ли вы с утверждением, что в Украине ущемляются права русскоязычного населения? — 71,5% респондентов, опрошенных в восьми областях, ответили "нет". Причем, если процент по областям и колеблется, то все равно не выходит за рамки большинства уверенных: права русскоязычных граждан в Украине не нарушаются. Больше всего ущемленных в правах русскоязычных граждан традиционно дал Донецк (39,9%), Луганск (29,5%), Харьков (24,8%). Хотя можно соотнести эти цифры с теми, которые уже звучали выше. Очевидно, что показатель тревоги перед навязыванием одного языка в этих же областях заметно ниже: 9,4% — в Донецкой области, 12,7%- в Луганской, 7,7% — в Харьковской. Что косвенно может указывать на истинные ощущения людей. В этом же ряду показатели ожиданий действий власти, где Донецк показывает 17,7% желающих второго государственного языка, Луганск — 17,1%, Харьков — 12,9%. Цифры также заметно ниже "ущемленных в правах".

Что касается прав украиноязычных граждан, то более 90% участников опросов не чувствуют никаких притеснений. Во всех областях. И только Донецк (5,4%) и Харьков (4%) высветили некие шероховатости.

На Юго-Востоке верят в возможность открытой агрессии со стороны россиян. 42% допускают возможность вторжения войск в Одесской области, 43,4% — в Луганской, 44,1% — в Харьковской, 44,7% — в Запорожской, по 48,3% — в Донецкой и Днепропетровской, 49,3% — в Николаевской, 53,2% — в Херсонской. Пятая часть опрошенных затруднилась с ответом. 32,3% в агрессию не верят. Больше всего — в Донецкой области (37,4%). Причем 18,6% не верят категорически. Меньше всего не верят в возможность вторжения в Херсонской области — 22,1%. Там они могут наблюдать за результатами вторжения в бинокль…

"Маркерный вопрос" — "В случае вторжения российских войск на Юго-Восток, что вы намерены делать?". "Маркерный ответ" — 46,9% намерены оставаться дома и не вмешиваться. Так собираются поступать 55,4% жителей Донецкой области, 49,8% — Харьковской, 48,6% — Запорожской, 47,8% — Херсонской, 44,1% — Днепропетровской. Есть пища для раздумий тому, кто не знает ответа на вопросы: готов ли он воевать за Донбасс, и где для него начинается Украина. А тем, кто планирует политику государства на Юго-Востоке, следует отдавать себе отчет в том, что в этих регионах многие из тех, кто считают себя политическими украинцами и рассчитывают, что государство их защитит, не готовы защищать себя сами.

Еще одно доказательство: 31,1% не готов браться за оружие ни при каких обстоятельствах. Характерно, что в каждой из восьми областей (с учетом поправки) таковых примерно треть.

Являются ли эти данные дополнительным аргументом для тех, кто предлагает чуть ли не добровольно отказаться от Юго-Востока ради сохранения остального. Едва ли. Во-первых, Родина должна начинаться с первого пограничного столба. Если думать иначе, Родины не останется вовсе, сами можем не заметить. Во-вторых, кто сказал, что Крым или Донбасс — цель Путина? Судя по его телодвижениям, это — средства. Плацдарм. В-третьих, избегающий сопротивления притягивает поражение. В-четвертых, государство должно защищать каждого, кто считает его Родиной. А Родина — это, помимо прочего, все, кто ее любит и готов защищать. А таковых на Юго-Востоке немало. Оказывать вооруженное сопротивление агрессору готовы не только 36,9% жителей Херсонской области, 31% — Николаевской, 26% — Днепропетровской и (кстати) 24,9% — Одесской. Но и 11,9% жителей Донецкой и 10,7% — Луганской. Мало, скажете вы? Да, негусто. Тем более, что далеко не все, кто готов, действительно выйдут. Но не забудьте о 20,5% неопределившихся. Некоторые из них, случись что, могут остаться дома. Другие — взять в руки оружие, если почувствуют себя полноценной частью Родины. Мы только сейчас начинаем по большому счету понимать, что это такое. А настоящих бойцов, увы, всегда немного. Вопрос в том, какие они. И за что воюют.

11,7% поддерживают ввод российских войск в Украину. 19,3% (9,9% безусловно) — в Донецкой области, столько же — в Луганской. В Запорожской —- 4,2% (однозначно — только 0,7%), в Херсонской — 4,7%.

7% готовы приветствовать ввод российских войск. 12,6% жителей Донецкой области и 11,7% — Луганской. Немало? Немало. И это нужно понимать тем, кто говорит о "кучке сепаратистов". Нет, не кучка. Но и не весь Донбасс. И уж тем более, не весь Юго-Восток. 2,1% готовы присоединиться к российской армии. Эту цифру нам также следует держать в уме. Среди потенциальных предателей (а как их еще назвать, даже если они подберут для себя другое слово?) по 3,5% — жителей Донецкой и Харьковской областей, 2,5% — жителей Луганской. Война, даже такая странная, как эта, необъявленная, неотвратимо делит население на патриотов, изменников и конформистов. Число которых способно изменяться. В зависимости от политики государства. От ее наличия хотя бы…

Готовность воевать или не воевать можно попробовать измерить и еще одним вопросом — "Что может заставить вас взяться за оружие?". И здесь мы столкнемся с интересным феноменом. В Донецкой области, например, вариант ответа "Угроза вашему региону со стороны России" набрал… 1,7%. Почему, в зависимости от формулировки вопроса, готовых противостоять российскому агрессору в одном и том же регионе — то 11,9%, то 1,7%. Все, в общем, просто. В перечне приоритетов угроза региону уступает иным потенциальным рискам. Главный приоритет — угроза жизни респондента и его близких (53,2%). Это самое важное для всех жителей Юго-Востока — от Херсонщины до Луганщины. Второе, по степени важности (с большим отрывом) — угроза территориальной целостности —10,4%. И здесь уже отличия налицо. Подобное важно для 6% луганчан. И для 22% жителей Херсонщины. Почувствуйте разницу те, кто привык ставить эти восемь регионов через запятые.

Не идентифицировав собственные страхи и тревоги, невозможно их побороть и сформировать адекватную вызовам позицию. Вызовов же у постреволюционной, трещащей по швам Украины оказалось достаточно. Как, впрочем, и у каждой ее части. И вот здесь стоит различать страхи партийные и человеческие. Партия регионов, к примеру, спасая страну (или себя?) лихорадочно ухватилась за затертый флаг второго государственного языка. Ну, боритесь, может, при помощи женевской тройки и поборете. А люди?

Люди в это время боятся разгула бандитизма (43,1%). Потому что власть слаба, милиция деморализована, а улица вооружена.

Опасаются краха украинской экономики (39,2%). Курс доллара обязывает.

Чувствуют угрозу гражданской войны (31,7%). Потому что общественный компромисс не найден. А противоречия между Западом и Востоком под влиянием внешних провокаций обострились как никогда.

Ожидают невыплаты пенсий и зарплат (24,6%). Ибо западные кредиты новой власти еще надо заслужить.

Не хотят разрыва экономических связей с Россией (19,7%). Потому что в Европе их продукция мало кому нужна. А если Кремль закупорит украинский экспорт — без работы останутся шахтеры, металлурги, овощно-фруктовые фермеры и т.д.

Боятся потерять работу — 18,6%. И сделать детей нищими. А себя – злыми.

Опасаются роста радикализма (19,1%). И, похоже, не только в Киеве, но теперь и на своих улицах.

Ощущают угрозу вторжения российского агрессора (16,9%). (Несмотря на то, что разница в ощущениях между Донецком (6,4%) и Херсоном (45,3%) ни много ни мало — почти 40%).

Замечают невнимание власти к проблемам Юго-Востока (16,8%). Потому что премьер с министрами приехали к ним поговорить за день до начала массовых сепаратистских провокаций в регионе. А то ведь никто не ехал и не говорил. И чем, спрашиваются, страхи простых жителей Юго-Востока так отличаются от тревог жителей Запада и Центра? Ну, помимо тесных экономических связей с Россией.

Держать же флаг с главным партийным страхом "регионалам" помогают только 6,5% граждан Юго-Востока, у которых вызывает тревогу навязывание одного языка в регионе. Некритично. Даже с учетом того, что на этот счет в Луганске и Донецке обеспокоенных людей почти в два раза больше.

Критично другое. Юго-Восток, буквально ошпаренный революцией, хочет безопасности. И по-прежнему — стабильности в экономике и партнерах, благополучия в семьях. К сожалению, ни Донбасс, ни весь Юго-Восток за прошедшие десятилетия так никто и не услышал. Хоть и обещали. Ни Янукович и Семья, стабильно отбиравшие бизнес (своих гнобили еще больше), ни его партия, благополучно паразитирующая на нуждах избирателей, — не дали обещанного. Ни Юго-Востоку, ни стране.

Помимо действий и работы над собой, тревоги рождают ожидания. И те ожидания, которые обнаружили жители Юго-Востока, с одной стороны, полностью коррелируются с вышеобозначенными страхами. С другой, достаточно жестко подтверждают версию о серьезных расхождениях в мироощущении жителей региона и его партийной элиты. Более того, налицо потеря авторитета и влияния Партии регионов не только в смежных с Донбассом областях, но и в самом центре ее электоральной вотчины.

Итак, разоружения и роспуска незаконных вооруженных формирований от Киева ожидают 37,8 % жителей Юго-Востока. Восстановления экономического и политического диалога с Россией — 23%. Критичнее всего российский вопрос ощущается в Донецке (29,7%), Луганске (28,5%). Обозначения четкой перспективы экономики (поддержки предприятий региона) — 22,4%. Интересно, что в Днепропетровской области, несмотря на мощную машиностроительную индустрию, тесно завязанную на российский рынок, этот вопрос волнует всего 13,9% людей. Жители восьми юго-восточных областей также рассчитывают на налаживание постоянного диалога между центральной властью и их регионом — 19,5%. Ждут досрочного проведения выборов президента — 17,6% и парламента (14,5%). Надеются на отмежевание власти от радикальной и националистической риторики — 16,3%, а также на проведение сбалансированной культурной политики — 15,2%. По большому счету — это юго-восточное видение дорожной карты (кому не нравится карта, пусть будет план) для правительства, желающего сохранить страну.

А теперь — специально для Партии регионов. Введение второго государственного языка ожидают от власти 11% жителей Юго-Востока. В Донецке и Луганске — по 17,1%. Что, тем не менее, не позволяет говорить об этом как о мере первой необходимости для всего края. Менее же всего рассчитывают на языковой ход власти в Днепропетровской и Николаевской областях (по 4%).

Еще один конек ПР: федерализация. Неудивительно, что при поддержке в те же 11,8% "регионалы" на последнем съезде приспустили этот флаг. На самом деле переориентация на децентрализацию власти (даже при высоких процентах сторонников федерализации в том же Донецке (19,1%) и Луганске (21,6%), достаточно разумный шаг, учитывающий среднюю температуру по палате. На чем мы еще остановимся.

И последнее, совсем неприятное. Привлечения в правительство представителей Юго-Востока ожидают от власти 10% граждан. Не комильфо. Однако в сравнении с 3% тех, кто ждет от власти спасительной меры в виде создания коалиции с Партией регионов в Верховной Раде, 10% — просто бомба!

Личную ответственность за действия Януковича со товарищи чувствуют только 11,3% жителей Юго-Востока. "Безусловно, да" на вопрос о вине ответили аж 3,9% опрошенных. В Донецкой области — 2,5% (весьма показательная цифра). Меньше всего. Столько же только в Одесской. Но там хоть большее количество тех, кто чувствует относительную вину за "подвиги" Януковича, Азарова, Арбузова, Клименко, Захарченко et cetera (6,4% на Одесчине против 4,7% на Донетчине). В Днепропетровской области готовы брать на себя вину за деяния почившего режима 17,8% (7,2% безусловно), в Николаевской — 13,1% (5,7%), в Харьковской — 11,9% (4%), в Херсонской — 11,7% (4,5%). В Донецкой "на круг" — 7,2%. При этом свою личную вину за содеянное сбежавшей властью отрицают 85,6% жителей Донецкой области (64,1% — категорически).

Напомним, речь идет о крае, выходцами из которого практически полностью было укомплектовано руководство всех центральных органов власти. Да, и во всех областных боярствах "макендовцев" хватало. И почему-то четыре года область не волновало, что ее "не слышат". Свои, заметьте. На этом фоне показатели Луганщины уже не так впечатляют. Там разделить ответственность за проделки экс-гаранта и его клевретов также готовы немного — 11,2% (3% безусловно). 76,4% вины не чувствуют (54,1% вообще).

Это не мы, это они — скверная философия для тех, кто сегодня требует (по-своему, справедливо) ответственных шагов от новой власти. Вспоминается крылатая фраза Горбачева — "Начните перестройку с себя!"

В то же время, базовый электоральный макрорегион Виктора Януковича считает, что отвечать перед законом, помимо бывшего президента, должны властвовавшие вместе с ним министры, губернаторы, прокуроры и судьи, участвовавшие в коррупционной деятельности и нарушавшие закон. Такого мнения придерживаются на Юго-Востоке 85%, 8%; — не определились казнить или миловать, 3,7% — за превентивную амнистию. По большому счету, ключевым фигурам, обобравшим страну, удалось каким-то чудом проскочить мимо новой власти. Но она не сдается и объявляет в международный розыск осевшую в России стаю. Главное, чтобы, в случае если удастся дотянуться до королей бюджетной капусты, на их родине никто не посчитал, сменив гнев на милость, справедливую ответственность — охотой на ведьм.

В контексте сложившейся ситуации, связанной с сепаратистскими проявлениями и внешними провокациями, ответ на этот вопрос в исследовании можно считать одним из ключевых. Итак: 76,7% населения Юго-Востока не поддерживают действия тех, кто с оружием в руках захватывает административные здания в его родном регионе. Безусловно, 11,7% поддерживающих — это тоже показатель. Достаточно тревожный. Но опять-таки не критичный. Даже с учетом традиционного скачка в Донецке (18,1%) и в Луганске (22,4%). Социологи в этой связи уточняют, что здесь подобный всплеск радикального фактора, на фоне общего ожидания разоружения и стабильности, можно объяснить достаточно высоким градусом напряжения и эмоциональности у людей, которые уже наблюдают за подобным явлением или участвуют в нем.

Более того, если углубиться в мотивацию поддержки захватов административных зданий, то стоит обратить внимание на вопрос по поводу оправданности таких действий. Так вот, в тех же горячих точках — Донецкой и Луганской областях — количество оправдывающих делится почти поровну между теми, кто считает, что иначе внимание центра на проблемы региона обратить нельзя: Донецк — 23%, Луганск — 24,3% (и это своего рода крик души). И теми, кто "разрешает" подобные действия, "так как во время революции в Киеве и в Западных регионах Украины делали то же самое" (Донецк — 22,3%, Луганск — 30,8%). Здесь зеркалит Майдан. Можно спорить о ценностях — "там и здесь", однако утверждать, что на митингах на Юго-Востоке стоят одни провокаторы и сепаратисты, было бы несправедливо. В то же время по-прежнему очень высоким остается процент тех людей, которые считают, что "ни при каких обстоятельствах нельзя оправдывать вооруженный захват административных зданий, все проблемы нужно решать только дипломатическим путем" — 61%.

Таким образом, можно предположить, что несмотря на зафиксированное отсутствие доверия Юго-Востока к центральной власти (а поводов не доверять ей достаточно не только там), в регионе не наблюдается широкой поддержки действий сепаратистки настроенных либо мятежных группировок. Как то было, к примеру, в Киеве, когда действия протестующих на Майдане поддерживали 70-80% жителей столицы. Поэтому можно также предположить, с учетом публикуемой в СМИ информации, что столь радикальное движение действительно инспирировано извне, хоть и опирается на общее недовольство жителей Юго-Востока ситуацией в стране, а также на наиболее активных выходцев из местной среды.

Что касается влияния внешнего фактора, то мы задали опрашиваемым гражданам следующий вопрос: "Согласны ли вы с тем, что Россия — организатор сепаратистских митингов и захватов административных зданий на Юго-Востоке Украины?" Мнения разделились почти поровну: нет — 41,4%, да — 38,3%. При этом в областях, где относительно спокойно — Днепропетровской (55%), Запорожской (41%), Николаевской (60,3%), Одесской (47,7%), Херсонской (60,4%), многие усмотрели "братскую" руку. А вот там, где уже вторую неделю разворачиваются драматические события — в Донецкой (59,9%), Луганской (51,6%), Харьковской (51,7%), люди не согласны с тем, что соседняя страна вот таким образом вмешивается во внутренние дела Украины. Что может свидетельствовать по меньшей мере о трех версиях: 1)диверсантов там нет; 2) их не распознают, потому как у них на голове нет перьев, они изъясняются не на фарси и их кожа такого же цвета; 3) к ним в мятежных областях просто лояльны в силу такого же отношения к соседу (что подтвердило достаточное количество результатов данного исследования).

Учитывая недавний тезис президента соседней страны о Малороссии, в которую Владимир Владимирович публично включил практически все исследуемые нами области Юго-Востока Украины, а также посетовал на недальновидность русских царей, обратим на эту диаграмму особое внимание. Итак, плохая новость: 15,4% жителей, таки да, — Малороссии, хотят присоединиться к России. Но есть и хорошая: 69,7% граждан Украины, проживающих на Юго-Востоке, считают это плохой идеей.

При этом следует со скорбью констатировать, что всплеск эмоций по отношению к "старшему брату" наблюдается …правильно — в Донецкой (27,5%) и Луганской областях (30,3%).

Ситуацию усложняет и то обстоятельство, что в тех же "горячих" областях нашлись практически те же 25% граждан, готовых выйти на улицу и поддержать митинги за присоединение своего региона к России. При 60,4% равнодушных — в Донецке и 60,8% — в Луганске. Что все-таки внушает определенный оптимизм. Который еще больше обнадеживает в сочетании с героическими показателями тех областей, где большинство жителей к митингам по такому поводу ни при каких обстоятельствах не присоединятся, — Днепропетровской (89,9%), Запорожской (83,3%), Николаевской (89,1%), Одесской (75,8%), Харьковской (75,7%) и Херсонской (91,1%).

В разговоре с жителями Юго-Востока о привлекательности соседнего государства обозначилось несколько основных тенденций. Во-первых, бросается в глаза, даже визуально на диаграмме, лидирующий блок из трех составляющих — 1) стабильность экономической ситуации, 2) высокие заработные платы и пенсии, 3) стабильность власти. Свои национальные показатели мы, мягко говоря, еще не разрулили в нужном направлении (но дышим-то, как говорится, свободно). Однако стоит пересчитать завидующих. В числе первых — Донецкая область (41,8%, 39,6% и 37,9% соответственно), Луганская (34,7%, 30,3% и 24,8%). Где-то близко Харьковская и Николаевская. Значительно лучше справляются с эмоциями Одесская и Херсонская, занимая линию экватора. Но вот Днепропетровская (11,1%, 9,9% и 10,1% соответственно) и Запорожская (10,4%, 13,8% и 17,0%) просто индифферентны к успехам соседа. То ли Днепр оперативно уверовал во всепорешаемость г-на Коломойского, то ли в ходе долгих поисков нам удалось обнаружить этакие две самодостаточных единицы. Кстати, и Днепр и Запорожье больше заняты не сырьем, как угольные и металлургические Донецк и Луганск, а более технологичными производствами — машиностроением, химической и строительной промышленностью. Прибыли — больше, жизнь — получше… Хотя, если Днепропетровская область донор, то у Запорожской с этим проблемы.

Но есть еще, во-вторых, культурная тенденция Юго-Востока, действительно ментально близкого к России. Здесь почти индифферентным оказался Луганск с его 7,7% притяжения к корням. Это при том, что именно в Луганске самый большой процент тех жителей, которые идентифицируют себя как русские (31,5%) и как русско-украинцы (11,9%), всего — 43,4%. Просто интересно. Где-то совсем рядом Днепропетровск со своими 9,4%, стремящимися черпать из российского источника. А вот на другом полюсе, где, по-видимому, не только стремятся, но и черпают — Одесса (18,5%), Харьков (18,3%) и Херсон (17,8%). И это при том, что в том же Херсоне всего 12,6% русских и русско-украинцев. Не совсем в корнях, оказывается, дело… В отношении.

Как, впрочем, и в отношениях. На вопрос какими вы бы хотели видеть отношения Украины и России? — респонденты отвечали дружнее. Так 74,5% жителей Юго-Востока хотят видеть Украину и Россию независимыми, но дружественными государствами с открытыми границами и без виз. Причем этот процент упал до 62% в Николаевской области, и 68,4% — в Одесской. Однако 30% жителей Николаевской области и 23% Одесской ни в коем случае не намерены присоединяться к России (как 12,4% жителей Донецкой и 15,9% Луганской). А просто решили, что с Россией нужно стать соседствующими государствами с закрытыми границами и визами.

Европейский Союз для многих на Юго-Востоке стал иррациональным образом. И это — образ зла.

Этому в немалой степени способствовала и предыдущая власть, навязавшая народу немало мифов. Мы все помним, как тогдашний премьер-министр Николай Азаров пугал украинцев европейскими геями и однополыми браками. После чего сам успешно сбежал в "Европу однополой любви".

И когда одни рисуют единую Украину и носят ленточки с украинской и евросоюзовской символикой — другие под аплодисменты и улюлюканье сжигают флаг Евросоюза, сбрасывают украинские и поднимают на админзданиях российские триколоры, поясняя это тем, что у ТС якобы нет своего флага.

К сведению участников пророссийских митингов: это — неправда. Господа и товарищи, напомним еще раз: Таможенный союз существует в рамках Евразийского экономического сообщества. А символика последнего, в т.ч и флаг, была утверждена еще в 2002 г.

Да и не все на Юго-Востоке с радостью думают о перспективе вступления Украины в Таможенный союз. Хотя в целом по региону сторонников ТС в два раза больше, чем его противников: 46,8% жителей проголосовали бы за вступление в ТС, а 24,7% — против. И здесь самой репрезентативной выглядит Харьковская область: 26,5% ее жителей выступают за вхождение страны в ЕС, а 46,5% — в ТС.

А вот в трех областях — Днепропетровской, Запорожской, Одесской — разница между сторонниками и противниками ЕС и ТС составляет от 5% до 11%. Самое резкое неприятие Евросоюза лишь у жителей двух областей — Донецкой и Луганской: за вступление в ТС там проголосовало бы 72,5% и 64,3% соответственно, а за вхождение в ЕС — 9,4% и 11,2%.

Но вот кто удивил, так это жители Николаевской и Херсонской областей или — если обратиться к столь любимым Владимиром Путиным терминам Российской империи — Таврии. В Николаевской области за вступление в Таможенный союз проголосовали бы 22,1%, в Херсонской — 31,4%. Тогда как за вступление в Европейский Союз — 40,4% и 37,4%! Как-то слабо эти цифры вяжутся с созданным российской и украинской пропагандой стереотипом, что весь Юго-Восток Украины решительно настроен против вступления страны в Европейский Союз.

Согласно паспортным данным исследования, из 3232 респондентов украинцами себя назвали 68,9%. Но, если исходить из того, что некая прижимистость — наша национальная черта, то, на самом деле, украинцев среди опрошенных было 87,7%. Именно столько жителей Юга и Востока никому не намерены делегировать право определять положения украинской Конституции, касающиеся государственного устройства, полномочий центра и регионов, языков и прочее. И это правильно. Более того, не половина, не две трети, а под 90% жителей всех областей считают, что с этим Украина должна разобраться сама. Удивительное подсознательное суверенное единство! Вниманию ВВП: только 6,3% полагают, что с основными положениями Конституции Украина должна определиться при участии России. Столь высоким показателем Кремль, озабоченный украинской Конституцией, обязан Донецкой, Луганской, Одесской и Харьковской областям — 8,2; 8,4; 8,1 и 7,4% соответственно. На Херсонщине, для сравнения, конституционным изменениям под патронатом России будут рады 1,5%.

Богатому европейскому и американскому опыту построения президентских, парламентских, федеративных и унитарных государств обрадуются еще меньше — 0,9% — в целом по региону. И это — с учетом пика Николаевщины в 2,5%.

А вот женевский формат, призванный научить нас конституционным правилам общежития при участии России, ЕС и США получил сравнимую с предыдущим пунктом поддержку — 0,8%. И, тем не менее, на швейцарском "родительском собрании" Украину обязали провести конституционные изменения "инклюзивно, прозрачно и подконтрольно".

Одни ждут от МВФ денег; другие — порядка от российской армии; третьи — оружия от НАТО; четвертые — санкций к России от США и ЕС; пятые — возвращения украденных Януковичем&Ко у Украины денег. И никто не ждет инструкции как нам обустроить Украину…

Стоит сразу отметить, что позиция по государственному устройству Украины — едва ли не единственная cфера, где правительство начало реформы. К тому же, при всей грандиозности первоначальных замыслов Партии регионов играть в федерализацию на раскол страны, "регионалы" на своем внеочередном съезде, по сути, отказались от федерализации и поддержали модель унитарного децентрализованного государства. И это позитивный сигнал от политической силы, которая въехала во власть 15 лет назад на идее децентрализации. Но позволила себе так неаккуратно с ней поступить.

Более того, 45,2% населения Юго-Востока сегодня также поддерживает унитарное децентрализованное государство. Не большинство. Пока. Но так как федерация (за нее 24,8% жителей) не актуальна для развития и сохранения единства страны, а унитарная модель с доминирующим центром (за нее 19,1%) себя изжила, есть возможность, в случае дальнейшего пропагандирования реформы, как властью, так и оппозицией, в том числе и на Юго-Востоке, заручиться уверенной общественной поддержкой. И несмотря на все сложности переходного периода, внутренних и внешних вызовов, у Украины сегодня есть реальный шанс провести реформу. Отдать власть и финансы в регионы. И изменить страну. Изменить не только ее экономический ландшафт, когда каждый регион будет заинтересован больше зарабатывать и развиваться, но и ландшафт политический. Дать толчок развитию местной политики, выдвижению на центральный уровень новых лидеров, которых так давно ждет страна.

Вопрос же выборности губернаторов в этом контексте — не ключевой. Что, в принципе, признает и ПР, вбросившая эту идею своему электорату. В ходе реформы на областном уровне власть перейдет исполнительным комитетам. Исполком будет формироваться областным советом. Как при этом будет избираться его председатель — голосованием в облсовете или всенародно (86,4% поддержки жителей Юго-Востока) — второй вопрос. Не расплодить бы только местных царьков. Главное, что у центральной власти на местах останутся лишь контролирующие функции. И как будет называться тот, кто их будет исполнять — префект, воевода, — вопрос вообще последний.

Клубок кризисов: внутриполитический, экономический, финансовый, кризисы внутренней и внешней безопасности… Где та нитка, за которую нужно потянуть, чтобы начать его терпеливо разматывать? Большинство уверено в том, что начало — в результативных президентских выборах. 70% жителей Востока и Юга считают Януковича незаконным президентом; 51% — уверены, что Александр Турчинов "царь ненастоящий". Соответственно, плодоносные выборы президента — это то, к чему должно стремиться большинство украинских граждан. Так, да не совсем так. 88,2% избирателей Юго-Востока заявили о том, что приняли бы участие в выборах, если бы они состоялись в будущее воскресенье. Однако, считать, что самой низкой явкой будущего президента обеспечит Донецкая область — 83,9%, а самой высокой Днепропетровская — 92,4% — не стоит. Опытные социологи КМИС утверждают, что, как правило, на выборы приходят те, кто определился с кандидатом. И вот тут от 35%-ного падения желудок взлетает к подбородку: со своим выбором на момент опроса определились и намерены голосовать 53,7%. И это в среднем по макрорегиону; и это при том, что Путин только начал говорить о непризнании результатов будущих президентских выборов; и это при том, что еще не все лидеры гонки осознали минимальность своих шансов и не включили максимум своих возможностей для срыва или переноса кампании; и это при том, что не началась кампания по бойкоту выборов; и это при том, что в самых проблемных регионах — Донецкой и Луганской областях — с выбором определились и намерены "в ближайшее воскресенье прийти на участки" 47,6 и 42,8% соответственно.

Согласно опросу, на Юго-Востоке со своим выбором не определились 39% избирателей. Нет своего кандидата в прямом и переносном смысле у Донбасса: без полупроцента половина луганчан не знает, за кого будет голосовать. 43,2% жителей Донецкой области также не нашли фаворита. Не определились — почти столько же запорожцев. Найдут ли они того, ради кого придут 25 мая на участки? Обезвождивание электорального организма, в первую очередь, привыкшего к наличию своего крупного политического игрока Донбасса, может привести не только к пассивности избирателей, но и к дестабилизирующей агрессии, подрывающей легитимность президентской кампании и ее результата. Принцип "так не доставайся же ты никому" в отношении президентской булавы, может быть превращен в кремлевский "так достанься же ты мне" в отношении Украины.

Пока же лидером президентской гонки на Юго-Востоке, как и во всей Украине, является Петр Порошенко. На политическом рентгене Петра Алексеевича вы не увидите ни одной кости. Может быть, поэтому многие видят в нем того, кого сами хотят — и на Западе страны, и на Востоке. Его рейтинг превышает совокупный рейтинг претендентов на звание любимцев Юга и Востока: за Порошенко готовы отдать свои голоса 21,6% тех, кто готов прийти на выборы; за Тигипко — 10,6%; за Добкина — 8,4%. Примечательно, что в родном для Михаила Марковича Харькове у Петра Порошенко 23,6% сторонников, а у экс-губернатора — 16,7%. Аналогичная картина на электоральной малой родине Тигипко: на Днепропетровщине у Сергея Леонидовича — 10,2% апологетов, а в Порошенко оптимальный вариант усмотрели 27,5%.

Поддержка Юлии Тимошенко на Юго-Востоке сравнима с поддержкой Анатолия Гриценко и Петра Симоненко: 4,3; 3,9 и 3,9% соответственно. Однако, ее роль в результативности предстоящих президентских выборов выше, чем всех ранее упомянутых кандидатов вместе взятых. Ведь ее "хорошо знает" Владимир Путин. Ведь ее и.о. президента разрабатывает Меморандум о взаимопонимании с Партией региона Рината Ахметова. Ведь ее, находящейся в статусе "Владычицы морской", золотые рыбки занимают посты спикера и премьер-министра. Ведь от нее политологи со стажем ждут очередного возрождения Феникса, а если не заладится — срыва кампании.

Многие западные эксперты считают избрание президента неким конечным пунктом украинского политкризиса. Дипломаты, подобно сэру Генри Баскервилю надеются: "А давайте его изберем — и все кончится!" Не кончится. Но, начнется.

Опрос проведен Киевским международным институтом социологии (КМИС) по заказу ZN.UA 10—15 апреля 2014 г. Опрошено 3232 респондентов старше 18 лет в 160 населенных пунктах восьми регионов Юга и Востока Украины — Одесской, Николаевской, Херсонской, Харьковской, Луганской, Днепропетровской, Запорожской, Донецкой областях (методом телефонных интервью — 1476, методом личных интервью — 1756). В каждом отдельном регионе проведено не менее 400 интервью. Погрешность выборки не превышает 0,95%.

В большинстве таблиц и диаграмм не указаны результаты граф "трудно сказать" и "отказ отвечать", в связи с чем, количественные показатели могут не соответствовать ста процентам.

Наши блоги