УкрРус

FAZ: ЕС и Греция - правила европейского распорядка

  • FAZ: ЕС и Греция - правила европейского распорядка

На фоне волнений по поводу Греции Еврокомиссия вновь дала отсрочку Франции. Но кто хочет быть частью "всегда сплоченного союза", должен держаться общих правил, считает обозреватель газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Газета Frankfurter Allgemeine Zeitung опубликовала комментарий своего обозревателя Райнхарда Мюллера (Reinhard Muller) под заголовком "Правила европейского распорядка":

Кто хочет быть частью "всегда сплоченного союза", должен держаться общих правил европейского распорядка. Но что, французы теперь тоже стали греками? Пока все были взволнованы афинскими хитростями, Еврокомиссия вновь предоставила отсрочку Франции, чтобы та смогла выполнить обязательства в рамках стабилизационного пакта. Брюссель демонстрирует мягкость также и в отношении Италии с Бельгией.

Обязанности? Да, обязанности. Но признаем, что общеевропейские договоры и соглашения выглядят с точки зрения многих государств и культур ЕС не обязательными правилами, а исходными пунктами для благих намерений. Даже Германия, столь трепетно настаивающая на своем статусе правового государства, не является образцом для подражания в том, что касается межъевропейского правоподчинения.

Тем не менее, важно вновь и вновь напоминать об этих совместных договоренностях. Ведь что еще объединяет Европу? Воспоминания об античных образах или бесчисленные кладбища с военными захоронениями вряд ли обеспечат стандарты практической политики. Верховенство права, в особенности международного, есть ни что иное, как политика, отлитая в форме договора.

Конечно, можно подискутировать о любом правиле. К примеру, допускает ли добровольную помощь одного государства другому европейский принцип отказа от "бейлаута"? (No-Bailout - базовый комплекс мер финансовой стабилизации Европейского валютного союза, исключающий ответственность ЕС и его стран-членов по обязательствам отдельных государств, зафиксированный статьей 125 Договора о функционировании Евросоюза. - Ред.) Предотвратит ли этот принцип создание общества солидарной ответственности? И не живем ли мы уже давным-давно в таком обществе? Но отдельные, пусть многочисленные правовые нарушения, допущенные европейскими государствами, еще не подрывают идею Европейского Союза в целом. По поводу правил можно и нужно спорить, в случае необходимости, в Европейском суде в Люксембурге, непосредственно для того и предназначенном. Но никому не позволено разрушать консенсус, касающийся основных положений сообща обговоренного порядка совместной жизни в европейском доме.

Греция постоянно нарушает этот порядок. И не столько потому, что начинает играть по собственным правилам в отношении валютного союза и своих обязанностей, сколько из-за неуважительного отношения к партнерам. Тот, кто откровенные обман и трюкачество возводит на уровень политики и многократно нарушает совместные соглашения, осознанно режет на корню европейский расцвет.

Национальное достоинство, столь часто упоминаемое Афинами в период крупнейшего кризиса, нельзя отбирать у греков. Но и Германия (при помощи Федерального конституционного суда) с оглядкой на Брюссель и Люксембург вполне отчетливо претендует на идентичность и самоопределение, по праву присущие каждой из стран-членов ЕС. Речь идет о степени оставшегося суверенитета и способности принимать окончательное решение. Конечно, если опираться не на минимальную кооперацию, а на конфронтацию, с точки зрения объединения европейских государств, можно лишь заметить: отъезжающих никто не задерживает. Нельзя быть частью, как сказано в договоре, "всегда сплоченного союза" и валютного соглашения, одновременно с постоянством нарушая правовые и политические базовые правила.

Без всякой язвительности, а с грустью следует напомнить о "маастрихтском решении" Федерального конституционного суда от 1993 года. (В этом решении конституционный суд ФРГ признал совместимость Договора о европейском союзе, подписанного в 1992 году в городе Маастрихт, с Основным законом Германии. - Ред.) И тогда, и позже судей из Карлсруэ упрекали в чрезмерной националистичности, однако они вовремя и четко дали понять: валютное соглашение должно быть реализовано как стабилизационное. Это был исходный пункт для отказа от немецкой марки и переходу к евро. Суд повторно утвердил права бундестага, говоря проще, принцип демократии в процессе европейского объединения. Даже возможность о выходе из союза была упомянута. Договор формировал долговременные предпосылки, полагающие в качестве цели стабилизацию валютного союза, а в случае дестабилизации сообщества в качестве последнего средства обещал "не противостоять исключению из объединения".

В настоящее время спор идет о превышении пределов компетентности со стороны Европейского центрального банка. Согласно положениям, принятым в Карлсруэ, в этом должен теперь разобраться Европейский суд. Люксембургские судьи, так же как и генеральный прокурор, серьезно относятся к прецеденту финансирования госбюджетов ради спасения евро. И это важно, поскольку речь идет не о тщеславии высоких судов, а о будущем Европейского союза. Ясно одно: серьезное превышение компетентности со стороны одного из органов ЕС не окажет влияния на Германию. Государственные органы ФРГ обязаны противостоять этому. Имеется веская причина, по которой взгляды всех устремлены сейчас на Грецию.

Однако, Германия тоже могла бы, в экстремальном случае, покинуть сообщество, где практикуются принципы, противоположные тем, о которых все договорились. Нет, не следует этим угрожать. К счастью, европейские государства как раз сейчас настаивают не столько на своем праве окончательных решений, сколько на общих обязанностях в совместной работе. И Афинам стоило бы взять это за образец.

Райнхард Мюллер, политический обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung

Без права переиздания. © Frankfurter Allgemeine Zeitung GmbH, Франкфурт-на-Майне

Сайт газеты

Наши блоги