УкрРус

Немецкий эксперт: Талибы используют слабости афганских правительственных войск

  • Немецкий эксперт: Талибы используют слабости афганских правительственных войск

Афганская армия пытается отбить у талибов город Кундуз. Немецкий эксперт Томас Руттиг рассказал DW, какое значение имеют нынешние события для борьбы с "Талибаном" в Афганистане.

Во вторник, 29 сентября, афганская армия при поддержке ВВС США начала контрнаступление в районе города Кундуз, захваченного днем ранее исламистской группировкой "Талибан". По заявлениям талибов, Кундуз (административный центр одноименной провинции на севере Афганистана) стал первым городом-столицей провинции, целиком оказавшимся под их контролем. Здесь в течение десяти лет вплоть до 2013 года находились подразделения бундесвера, а в последние два года город контролировало афганские власти.

Один из основателей и сопредседатель Сети аналитиков Афганистана Томас Руттиг (Thomas Ruttig) рассказал в интервью DW, какое значение имеют события, происходящие в эти дни в районе Кундузе.

DW: Как вы оцениваете захват талибами города Кундуз? До сих пор складывалось впечатление, что после нападений боевиков "Талибана" в начале этого года в районе Кундуза сложилась патовая ситуация.

Томас Руттиг: Возможно, это и выглядело как патовая ситуация, но это как раз и означает, что здесь и там "Талибан" все же продолжал наступление. Если талибы сумеют закрепиться в центре города, возникнет совершенно новая обстановка. Пока надо немного подождать и посмотреть, как будет развиваться ситуация в Кундузе.

Но в любом случае проникновение талибов в центр города демонстрирует, во-первых, что после смены руководства "Талибан" не ослаблен. Во-вторых, что эта группировка очень уверена в себе, а Кундуз - одна из главных целей ее атак.

- Что именно нужно себе представлять, говоря о Кундузе? И какое влияние оказывает там топография на военное соотношение сил и возможные сценарии?

- Разница между городской и сельской местностью в таких городах, как Кундуз, очень расплывчата. На окраинах города есть множество деревенских поселений, в которые "Талибан" проник еще в начале года. Кундуз состоит из семи районов. Один из них - это собственно город Кундуз, а остальные - сельские поселения и далее деревни, которые уже, собственно говоря, не относятся к городу. Из шести сельских районов Кундуза под контролем талибов находятся два или три.

Так как правительство не желает терять контроль над районными центрами, происходит постоянная мобилизация с целью их отвоевания. Поэтому предположительно в самом городе остается не так много солдат, так как все они ведут бои в сельских районах. Правительственные войска в значительной степени рассредоточены, а также испытывают чрезмерную нагрузку - в особенности те подразделения, которые отправляют в проблемные районы, чтобы взять там под контроль ситуацию. И "Талибан", вероятно, использует именно эту перенапряжение.

Кроме того, в то время как в сельской местности возможно проведение операций с воздуха, в городе эта опция, естественно, отпадает. Однако по его окраинам, судя по всему, уже были нанесены первые авиаудары афганских ВВС. Правительство страны не может себе позволить, чтобы в Кундузе остались талибы. Определенно в бой будет брошены и спецподразделения, обучением и подготовкой которых занимались США и другие страны. Не обойдется и без ущерба для гражданского населения.

- В какой степени вторжение "Талибана" в центр Кундуза изменило соотношение сил между правительственными войсками и исламистами?

- Соотношение сил меняется, скорее, постепенно. И трудно сказать, в какой момент происходят решающие перемены. Но ситуация становится все напряженнее, потому что, разумеется, от происходящего падает моральный дух как правительственных войск, так и гражданского населения. Они задаются вопросами: сейчас талибы возьмут Кундуз, через четыре недели они будут в Кабуле, и, может быть, лучше нам отправить сейчас нашего сына за рубеж - не только, чтобы он зарабатывал там деньги, но и в случае необходимости мог нас забрать? Но, так или иначе, это станет совершенно новым фактором, если талибы действительно смогут закрепиться в одном из пяти-шести крупнейших городов Афганистана.

- Чем обусловлен успех "Талибана"?

- Это партизанская война. То есть сначала происходит проникновение, а в какой-то момент проводится более крупная операция. Мы знаем это из войны во Вьетнаме, которая также начиналась как партизанская, после чего города были окружены. И, я полагаю, что талибы пытаются сделать нечто подобное.

Что касается мнения населения: в Афганистане уже на протяжении 35 лет продолжается война - с большей или меньшей интенсивностью. И люди изнурены ею. Некоторые говорят, мол, мы можем прийти к соглашению с "Талибаном" - мир якобы наступит, только если талибы придут к власти. Я знаком с одним афганским племенным вождем, который в молодости учился в ФРГ. Он высказал такую мысль в прошлом году во время своего выступления с докладом в Германии.

И все же молодежь и образованные афганцы ни в коем случае не хотят возвращения "Талибана", потому что это принесет множество ограничений свобод и образовательных возможностей. За талибами определенно нет поддержки большей части населения, но есть немалое количество людей, которые могли бы прийти к соглашению с экстремистами и наверняка сделают это, если талибы сумеют достичь больших успехов.

- Должен ли Запад активнее действовать для того, чтобы поддержать правительство в Кабуле в борьбе против экстремистов?

- Имеет смысл поддерживать афганские правительственные войска, чтобы они не уступали "Талибану". Но нельзя забывать, что значительная часть людей, которые руководят этими войсками, не так уж сильно отличаются от талибов по своей политической позиции и идеологии. У многие из опытных командиров и военачальников, как минимум, настолько же рыльце в пушку, как и у "Талибана".

Правительство в Кабуле хотя и одобрило реформы, но оно уже год у руля страны, а мало чего достигло. Это связано также с тем, что входящие в правительство сторонники так называемого Северного альянса, ярого противника "Талибана", сами также являются исламистами. На самом деле они не хотят реформ, и наступление талибов им отчасти даже выгодно, так как они могут сказать: это сейчас наша главная проблема, и мы должны решать ее, у нас нет времени на реформы.

Наши блоги