УкрРус

Лилия Шевцова: Россия – это "Титаник", который ищет свой айсберг

  • Лилия Шевцова
    Лилия Шевцова
    ru.tsn.ua

Кто на самом деле руководит Россией, почему Путин боится "Новороссии" и когда, наконец, произойдет раскол в российских экономических элитах. Об этом и многом другом в интервью "Обозревателю" рассказала российский политолог, старший научный сотрудник-нерезидент Института Брукингса (Вашингтон), ассоциированный исследователь Королевского института международных отношений "Chatham House" (Лондон) Лилия Шевцова.

Россия сейчас воспринимается в мире как очаг агрессии и источник опасности. К чему это ее приведет?

Россия, как это видно из риторики ее руководства и провластных политических экспертов, недовольна ситуацией, в которой она оказалась после падения Советского Союза. Недовольство ролью, доставшейся ей после распада СССР, она демонстрирует, пытаясь убеждать себя и мир в наличии у нее веймарского синдрома, ностальгии по имперскому прошлому.

Это очень опасно, поскольку этот синдром возвращает нас в 20-й век к историческому опыту Веймарской Германии, пытавшейся излечить недуг мирового господства соответствующими действиями, приведшими, как известно, ко Второй мировой войне.

Таким образом, один из основных вызовов исходит, с одной стороны, от России. Справедливости ради надо признать, что не только она недовольна своим местом в мировом раскладе, Иран, Китай тоже можно зачислить в группу государств очевидно готовых требовать пересмотра мировых правил игры.

С другой стороны - Запад. Там не нашли адекватной формы реагирования на нынешнюю ситуацию и неправильно интерпретировали уроки распада Советского Союза. Эта неготовность к новым вызовам, ошибки в аналитическом восприятии ситуации тоже в известной степени определяют трагизм и драматизм кризиса вокруг Украины. Этот кризис является не локальным, не региональным, а геополитическим, цивилизационным, с последствиями - о которых мы пока еще не догадываемся. Мы все, я имею в виду европейские страны, живем внутри кризиса, внутри событий, а когда живешь внутри кризиса, очень трудно предположить, чем он завершится.

Характеризуя Путина, вы часто говорили, что он не является абсолютным злом, а называли его посредственным человеком, заблудившимся в кремлевских коридорах, который не всегда знает, каковы будут последствия его действий. Кто же тогда управляет страной?

Моя мысль заключатся в том, что я не согласна с возложением всей ответственности за происходящее на плечи Путина и с персонификацией российской политики именно Путиным. Президент Путин не заслуживает такой оценки и такой роли в истории.

Я считаю, что проблема заключается не в личности, проблема – в системе, которая не создана президентом Путиным, а унаследована им от президента Ельцина. Я постоянно пишу о том, что есть объективные тенденции движения самодержавия, особенно на этапе его упадка и деградации. Поэтому Путин во многом bobsled (бобслей), такой вид спорта, когда человек прыгает в боб - он еще может корректировать скорость движения, но он не может выпрыгнуть из туннеля без угрозы для собственной жизни.

Поэтому проблема не в личности, не в лидере и не в Путине, и попытки делать из него архидемона необъективны и наивны.

Надо смотреть на более сложное явление - на систему российского самодержавия, ее сегменты и тех, кто их поддерживает. Россия – заложница своей истории, своей биографии, своего прошлого. Надо также смотреть на общество, на элиты - кто из них и в какой степени поддерживает эту систему.

И мы приходим к определенному ироническому и одновременно драматическому парадоксу: с одной стороны, нынешняя политическая система России не может двигаться иначе, она должна закрывать свои "форточки" и "двери" и переходить к военно-милитаристской парадигме. А с другой стороны, у нее нет средств для милитаризации, да и население не обладает столь варварскими инстинктами - было бы ошибкой искать это в российских генах или в российском ДНК.

Если внимательно посмотреть на это общество даже в его нынешнем деморализованном состоянии, мы увидим, что это нормальные люди, которые не стремятся ни к какой войне: ни с Украиной, ни с миром. Которые запуганы, разобщены и потеряны.

Этот кризис является не локальным, не региональным, а геополитическим, цивилизационным, с последствиями - о которых мы пока еще не догадываемся

Россия – это потерянная страна, потерявшая вектор движения, она иногда напоминает "Титаник", который ищет свой айсберг, но люди на этом "Титанике", в общем-то, не готовы к гибели, они пытаются найти запасный выход. Но, в отличие от украинцев, у которых, очевидно, возникла новая культура общения друг с другом, появились горизонтальные связи, способ давления на власть, россияне ждут, чтобы альтернатива была им предложена, они пока не боролись за нее. Вот в этом ирония и драма.

Но с другой стороны, есть и огромный потенциал надежды - 49% россиян говорят, что интересы индивида, личности гораздо важнее, чем интересы государства. Для русской цивилизации это абсолютно необычный феномен, потому что все рассматривали нас как нацию, которая тысячелетие жила в состоянии полного подчинения государству, персонифицированному лидером. Это в наших генах, в нашей истории, в нашей культуре, у нас веками не было демократии. Сейчас Россия становится обществом потребителей, заинтересованных в высоком уровне жизни, в комфорте, в холодильнике, наконец. Но оказавшись вот в этой 20-летней паузе потери вектора движения, люди не могут сориентироваться и понять, что нельзя больше ждать нормальной жизни от власти, от системы, от режима, а нужно думать, как действовать самим.

Мне все же хотелось бы вернуться к теме персонификации политической системы. На нынешнем историческом отрезке ее представляют определенные люди, которые, как утверждают многие аналитики, оказывают влияние на президента. Кто все-таки руководит Россией?

Я не обладаю информацией, насколько на самом деле влиятельны представители системы безопасности или "кухонного" кабинета президента Путина, состоящего, надо полагать, из его сторонников. И я не думаю, что эта информация есть у кого-либо за пределами кремлевских стен, они сейчас столь же непроницаемы, как и во время Советского Союза. Когда и мы все, и Запад наблюдали за политической жизнью лишь по торжественным фотографиям с кремлевской стены - степень влияния людей, стоящих на ней, определялась расстановкой их относительно первого лица. Так и сейчас, я не знаю людей, обладающих достоверной информацией, которые сказали бы, действительно ли Путин находится под влиянием кого бы то ни было, и есть ли в Кремле борьба за власть. То, что об этом явлении пишут политологи и эксперты, я думаю, - неправда, плод воображения самих авторов.

Мои многолетние наблюдения за эволюцией системы и режима Кремля показывают, что большинство прогнозов были упражнениями на воображение и сообразительность. Логика этой системы заключается в следующем: на данном этапе лидер, несомненно, теряет контроль за событиями, такова закономерность длительного нахождения у власти, тем более - такой деградирующей власти. Процесс принятия решений представляет собой борьбу эгоистических интересов. Люди, которые находятся вокруг лидера, могут существовать в этой системе только на основе принципа лояльности, у них нет смелости сформировать какой-то самостоятельный курс, либо предложить программу реформ и модернизации. Вся тактика Кремля и людей вокруг Путина – это тактика выживания.

Люди, которые находятся вокруг лидера, могут существовать в этой системе только на основе принципа лояльности

Но ведь люди из-за кремлевской стены и другие приближенные к Путину, те же Тимченко, Якунин и другие, являются обладателями самых крупных активов в России, а вести бизнес в условиях санкций не так-то просто. Казалось бы, они больше остальных должны быть недовольны кремлевской политикой, создающей им серьезные трудности в ведении бизнеса. Были предположения, что они как-то попытаются переломить ситуацию в своих бизнес-интересах. Экономические элиты России будут бездействовать вечно или надежда все-таки есть?

Да, Тимченко – субъект санкций, он вынужден был переводить часть свой собственности под российскую юрисдикцию. Да, он не может теперь полностью использовать парк своих самолетов. Конечно же, это нарушение его образа жизни, его интересов, о чём он откровенно и говорит.

Чисто логически можно было предположить, что санкции приведут к расколу правящей группировки, и при этом фамилии - не важны. Но пока санкции не привели к предполагаемому эффекту раскола внутри элиты и появлению прагматиков, заинтересованных в смене режима. Хотя действительно, по этому пути шли разные страны, от Испании – до Южной Африки, от Польши - до Чехословакии.

Что сейчас можно наблюдать – это явные признаки опасения и недовольство санкциями, проявляющиеся не в первом круге элиты, а во втором-третьем, к которым принадлежат люди, работающие на Кремль.

Вся элита, независимо от сферы деятельности – сырьевая область, "Газпром", "Роснефть", "Росвооружение", "РЖД" - выработала свой способ выживания и стиль жизни. Они получают дивиденды в России и переводят их за рубеж, таким образом формируя российское элитарное сообщество внутри западного мира. Великобритания, Швеция, Германия, Австрия – я знаю многих российских предпринимателей, которые живут там, а зарабатывают в России "вахтовым" методом. Это элита ренты, и она, естественно, прозападная по способу осуществления своих интересов, но антизападная по способу добычи источников для своего выживания. Она хочет закрыть российское общество, изолировать его от Запада, оставить открытыми границы только для себя. Они совершенно не хотят превращения России в Северную Корею и недовольны санкциями, которые, пусть и частично, нарушают их возможность жить "вахтовым" способом. Люди, связанные с Западом деловым партнерством -Тимченко, Миллер, тот же Сечин, чей многомиллиардный контракт по эксплуатации новых месторождений в Восточной Сибири и арктического пояса был нарушен из-за санкций, - конечно же, недовольны.

Здесь надо понимать, что санкции, ограничивающие рефинансирование российского долга и свободный доступ России к мировым финансовым рынкам, заключают еще один очень важный момент: РФ не может экспортировать технологии, которые могут использоваться в военной промышленности, а также технологии, необходимые для исследования и разработки полезных ископаемых. Ограничиваются также возможности вывоза капитала, возможности финансирования государственно-частного партнерства. То есть, это огромнейший удар для сырьевой элиты.

И если санкции будут продолжаться, то они, несомненно, могут вызвать более серьезные потрескивания внутри элиты, а возможно, и раскол. Но еще слишком рано, пока что принцип лояльности и выживания самой системы и режима вокруг Путина превалирует над стремлением, скажем так, убежать от этого всего. И элиты, несомненно, взбунтуются, если будет оказываться дальнейшее давление, и если это давление вызовет кризис внутри.

Как должен воздействовать Запад на российскую власть, чтобы заставить ее прекратить военный конфликт на Донбассе и заставить ее соблюдать границы и международные нормы?

Российская система и российская власть не могут остановиться и сдать назад, не могут отступить, ибо такова логика развития такого типа государства. Оно может существовать только за счет сдерживания чуждых взглядов, подавления чуждых сил внутри и снаружи и поддержания военно-патриотического синдрома за счет легитимации, силового патриотизма и поисков врага. Это возврат к осажденной крепости, система не может себя изменить, парадигма остается. И не потому что Запад слаб, а потому что таков способ жизни системы, сложившейся в России почти за тысячу лет.

Вот, скажем, у медведя одна логика жизни, он не может существовать, как пеликан, а заяц не может превратиться в медведя. Такая же логика у российского самодержавия. Но, тем не менее, оно достаточно гибкое, и под влиянием внешних и внутренних факторов оно может менять тактику, что российская система сейчас, в общем-то, и делает, пытаясь принудить Украину уже не военным путем, а иными, более гибкими способами - если не к браку, то к близким отношениям. Экономическое, финансовое давление, угроза потребовать сейчас же обратно 3 млрд долл, попытка кооптации части украинской элиты - это те приемы, которые применяются для российского давления на Украину. У политтехнологов еще огромный набор невоенных инструментов, которыми они могут воспользоваться.

Российская система и российская власть не могут остановиться и сдать назад

Военные инструменты тоже никто с повестки дня не убирал, они были и остаются. Но рациональность системы требует на данном этапе иного подхода, поскольку России сейчас надо избавиться от санкций. Срок, на который объявлены санкции, истекает 31 июля, и власть российская пытается сделать вид, что она следует Минским договоренностям. Если Запад этому поверит, санкции будут сняты, и это ликвидирует все угрозы для экономического истеблишмента России и даст какой-то глоток воздуха экономике страны, хоть и не решит всех ее проблем.

Одновременно эта система имеет некоторый "шизофренический" уклон: с одной стороны она ищет рациональность, которая соответствовала бы рациональности Запада, а с другой стороны, она продолжает угрожать. И непонятно, сможет ли она дальше контролировать свои действия, но мы видим, что она уже не все контролирует и это приводит к непредсказуемым последствиям.

Российская власть – не камикадзе, хоть иногда и производит впечатление сумасшедшей

Россия вернулась к советской тактике угроз: российские субмарины, бомбардировщики без ракет, что-то еще ходят по кромке территориальных вод и воздушного пространства Швеции и государств Балтии, долетают до Великобритании. Те тоже в ответ поднимают свои истребители. Хорошо, что это происходит при отсутствии ракет и ядерных боеголовок. А если у кого-нибудь из пилотов с той или с другой стороны при ближайшем соприкосновении (тем более, что российские самолеты летят без сигналов, предупреждающих о приближении) произойдет техническая ошибка? Это может начать виток никем не контролируемых событий. Ситуация очень опасная. Может, не так опасна, как думают многие, в том числе и в Киеве.

Россия, при всей моей критике, использует сдерживающие факторы в отношении ядерного оружия: у нее нет стремления выйти из договора о нераспространении ядерного оружия и пока нет намерения возвратить ядерное тактическое вооружение в европейскую часть РФ, вернувшись в ситуацию позднего Советского Союза - поскольку это обязательно приведет к возврату американских тактических ракет в Европу. До этого Кремль не дошел и вряд ли дойдет, российская власть – не камикадзе, хоть иногда и производит впечатление сумасшедшей.

Сейчас много говорят и пишут о закрытии "проекта Новороссия". Как по вашим ощущениям, Москва действительно решила прекратить военный конфликт на Добассе?

Мне кажется, что "проект Новороссия" был следствием тактической глупости со стороны Кремля. Суть его сводилась к объединению на основе русского этнического национализма, а это гибельная штука для российской империи, ведь по сути своей РФ все еще является империей подмороженного полураспада, так сказать. Татарстан, Башкортостан, Чечня и другие еще внутри нее, но любая мысль о русском национализме и русском национальном государстве, объединении вокруг русских – это бомба под РФ. Путин это прекрасно понимает, и поэтому он ни в коей мере не поддерживает русский национализм. В России были попытки игры с ним, но их потом быстренько свернули.

В Украине Россия предприняла попытку использовать русский этнический национализм в надежде, что там найдется почва для продолжения крымской истории, и украинский юго-восток примет идею возвращения в российское ядро с такой же радостью, как, казалось бы, приняли крымчане. Но этого не произошло, тут Кремль ошибся, "Новороссия" не получилась в силу того, что на юго-востоке не оказалось соответствующей базы, Украина начала себя консолидировать. И то, что происходило в Славянске, тоже напугало Донбасс. Да и сам Кремль начал опасаться, к чему приведет "Новороссия" в России.

"Проект Новороссия" был следствием тактической глупости со стороны Кремля

Поэтому "Новороссия" действительно была положена на дальнюю полку. Но я не исключаю, что подобная идея единения на основе русского национализма может быть еще использована в другом историческом времени или в других странах, где живет русскоязычное меньшинство. Это таблетка медленного действия, тем она и опасна.

Наши блоги