УкрРус

Убийство ребенка в Москве: журналист поведал, какие проблемы России вскрыла "кровавая няня"

обновлено
  • Убийство ребенка в Москве: журналист поведал, какие проблемы России вскрыла "кровавая няня"

Кем бы ни была "кровавая няня"- сумасшедшей, наркоманкой, террористкой или всеми сразу, она заставляет задуматься о проблемах государства и общества. Комментарий российского журналиста и блогера Александра Плющева для DW.

Систему, которая работает только на консервацию самой себя, в нестандартной ситуации клинит. Именно это и произошло в истории с "кровавой няней" - Гюльчехрой Бобокуловой. Сразу несколько проблем российского государства и общества стали очевидными после жуткой прогулки 36-летней приезжей из Узбекистана возле метро "Октябрьское поле". Правда, решать их, столь же очевидно, никто не собирается.

Один из самых частых вопросов, которые я слышу: что с теми людьми, которые снимали на видео женщину с головой ребенка в руке, кричавшую, что всех взорвет? Что с их психикой, ценностями? Почему не стали звать на помощь или хотя бы сами не убежали? А стояли и снимали, словно в зоопарке.

Ценный жуткий документ

По-человечески мне эти вопросы понятны, но по-журналистски я не могу не быть признателен этим безвестным операторам за бесценные документальные свидетельства произошедшего. Они, возможно, из чистого любопытства, а некоторые - вполне корыстно, рассчитывая продать свои записи, выполнили работу журналистов, которых на месте не оказалось. В результате у нас есть абсолютно бесчеловечные, жестокие и жуткие, но при этом очень ценные кадры. Ценные среди прочего и своей многочисленностью, благодаря чему утаить случившееся стало практически невозможно.

Не буду осуждать зевак со смартфонами, тем более, если уж честно, не уверен, что в подобной ситуации не стал бы снимать это сам. Их камеры зафиксировали много важных обстоятельств, не только для следствия, но и для общества. Прежде всего, абсолютную растерянность и беспомощность полиции. Нескладные полицейские в кургузых шинельках то куда-то бегут от женщины в черном, мимо ничего не понимающих людей, то разговаривают с кем-то по мобильному телефону, то просто стоят и наблюдают. Потом нам все это попытаются продать как новый способ противодействия терроризму. Но мы-то видим: они просто не знали, что делать, никакие силы по борьбе с терроризмом на подмогу не приехали, и брать женщину пришлось самим.

Плохая новость для нас

Получается, что нас никто не защищает. Мем, родившийся в твиттере в первые минуты после задержания Бобокуловой, насчет того, во сколько раз быстрее задержали бы человека с плакатом "Путин, уходи!", - лишь отчасти горькая шутка. Когда кругом чудится "оранжевая" угроза, столкновение с угрозой настоящей, зловеще-черной вызывает ступор. Задачи защитить нас не ставится, и мы это видели. Защитить от нас - да, и с этой задачей органы, называемые правоохранительными, как правило, справляются на отлично. А вот защитить нас - нет.

Вторая серьезная проблема: если рядом с вами случится что-то из ряда вон выходящее, государство не сочтет это важным. Ведь демонстрация в новостях - это именно признание события важным. О том, что государство управляет новостями все и так давно знали. Даже самые лояльные люди в иных случаях употребляют словосочетание "СМИ замалчивают!!!". Но представить себе, что сюжет в начале дня появится в выпусках, а потом внезапно и бесследно исчезнет даже у желтушного LifeNews, было трудно. Пора привыкать, что выпуски новостей на телеканалах транслируют не собственно новости, а повестку, подгоняя, а то и сочиняя нужные сюжеты под нее.

Вернуть в колею

Когда случаются события, которые выбиваются из привычной для властей канвы, они вынуждены брать паузу, прежде чем решить, как именно их подавать. Такое уже было, вспомните катастрофу над Синаем. Происходит она на фоне начала военной операции в Сирии, поэтому гибель 224 человек может быть воспринята аудиторией как непомерно высокая цена за борьбу с терроризмом на дальних рубежах. Терактом случившееся признают лишь через 16 дней после трагедии и через 10 дней после прекращения авиасообщения с Египтом и эвакуации оттуда всех туристов.

Суть крайне чувствительного для властей события, практически очевидная, затушевывается многочисленными, часто фантастическими деталями, забалтывается "экспертами", а ее публичное признание и оглашение оттягивается до формулирования удобной и выгодной трактовки. В нынешней России аудиторию уже не оставляют один на один с громким событием, это блюдо без идеологического соуса больше не подают. Зритель - существо неблагонадежное, кто знает, к каким умозаключениям придет его голова, если его не подвести к нужным выводам. Именно это происходит сейчас и с историей "кровавой няни".

Зачем нам новости?

Ну и третья проблема - это практически внутрицеховая дискуссия о том, нужно ли было произошедшее вообще упоминать в теленовостях. Подчеркну: не то, в какой форме или с какими акцентами, нет. Просто - давать или нет. Понятно, что в журналистике, как и в футболе, разбираются все, но нашлось немалое количество уважаемых профессионалов, которые сказали: а зачем?

Интересно, что этого вопроса у них не возникало, когда шли репортажи о "распятом мальчике" на Украине и "изнасилованной девочке" в Германии. Видимо, отлично понимали, зачем.

И действительно, зачем журналистам рассказывать людям новости, если, как уже было сказано, ее заменяет повестка? Тем более, люди как-то особо не жалуются на такую подмену.

История не закончена, но контроль над ней полностью установлен и теперь она будет обрастать только теми деталями, которые нам сочтут нужным рассказать. И тут уж можно быть уверенными, что освещение в теленовостях не заставит себя ждать. Но хотя бы часть истории мы видели собственными глазами и можем сделать кое-какие самостоятельные выводы.

Наши блоги