УкрРус

Комментарий: "Немцов-мост" как символ борьбы за образ России

  • Комментарий: "Немцов-мост" как символ борьбы за образ России

Чем Кремлю помешает памятник Борису Немцову и почему забыты герои событий августа 1991 года, объясняет Константин Эггерт. Комментарий российского журналиста специально для DW.

Каждый раз, подходя или подъезжая к углу Нового Арабата и Садового кольца, я бросаю взгляд на небольшой обелиск и флагшток с развевающимся на нем российским триколором. Здесь в ночь с 20 на 21 августа 1991 года трагически погибли Дмитрий Комарь, Илья Кричевский и Владимир Усов. Они пытались остановить движение механизированной колонны Таманской дивизии, которая, как они думали, направлялась на штурм Дома правительства России - центра сопротивления путчистам из Госкомитета по чрезвычайному положению. Все трое были награждены посмертно золотыми звездами Героев Советского Союза. Все трое сегодня напрочь забыты. С 2004 года официальные лица у стелы не появлялись и цветы не возлагали.

Забытая революция

Этот небольшой памятный знак - похоже, единственный в Москве (если не считать надгробной плиты на могиле Бориса Ельцина, выполненной в цветах влага России) монумент тому времени, когда Россия, покончив с властью КПСС, казалось, совершила решительный прорыв к свободе и демократии. Если бы Московская городская дума согласилась с идеей установить памятный знак на месте гибели Бориса Ефимовича Немцова или предложила бы какой-то другой способ увековечить его память, то таких монументальных напоминаний о великой и трагической эпохе девяностых стало бы вдвое больше.

Впрочем, ожидать от законодательного собрания столицы одобрения такой инициативы не приходилось с самого начала. Все отговорки известны - необходимость, чтобы с момента смерти той или иной публичной фигуры прошло десять лет, а также отсутствие традиции ставить монументы на месте убийства. Улицы имени бывшего президента Чечни Ахмата Кадырова и венесуэльского лидера Уго Чавеса появились в Москве без всяких десятилетних мораториев - фактически, по желанию руководства России.

Увековечить имя Немцова не хотят, прежде всего, в Кремле, ведь это бы означало не просто вспомнить его биографию губернатора, вице-премьера, депутата, мемуариста, партийного лидера и одного из самых ярких и искренних деятелей оппозиции. Даже самая скромная мемориальная табличка превратилась бы в памятник тем самым девяностым, которые иначе как "лихими" не принято сегодня называть. Немцов был одной из самых ярких фигур того времени, он был символом того, что "можно иначе" - несмотря на то, что это "иначе" пока не удалось вполне.

Война памятников как поиск идентичности

Борьба вокруг увековечения памяти Бориса Немцова - часть того, что можно назвать "войной памятников", точнее "войной из-за памятников". Со времен ленинского "плана монументальной пропаганды" никогда в новейшей истории России этому вопросу не уделяли так много внимания.

Восстанавливать или не восстанавливать статую Дзержинского на Лубянке? Где стоять князю Владимиру? Каким будет монумент жертвам сталинских репрессий? Памятники разные, но их, казалось бы, очень разные истории объединяет одна тема. Это борьба за новую российскую идентичность.

Демократы против "имперцев"

Владимир Путин не раз демонстрировал, что для него новый образ России - одна из ключевых общественно-политических проблем. В условиях, когда демократическая легитимность - а, значит, реальная сменяемость власти - отвергнута, остается обосновывать нынешнее положение вещей ссылками на исторический опыт и авторитарные традиции страны. Смесь имперского и советского - такова, с точки зрения Кремля, концепция новой русской идентичности. В ней нет места увековечению памяти Бориса Немцова, как нет места возложению венков к памятнику над новоарбатским туннелем.

События 1989-1991 года упоминаются депутатами и официальными лицами крайне редко, и почти исключительно в негативном контексте "развала великой страны". Ведущие фигуры демократического движения двадцатипятилетней давности либо ушли из жизни, как Борис Ельцин, либо молчат, либо, подобно бывшему вице-президенту Александру Руцкому, выступают с новых официозных позиций.

Борис Немцов не молчал, часто ссылался на свой опыт нижегородского губернатора и вице-премьера и не считал нужным оправдываться за девяностые. Ставить памятник ему – значит, увековечить и эпоху российской демократической революции. Этого власти не хотят допустить.

Однако парадоксальным образом каждый их отказ лишь укрепляет решимость российских демократов добиться того, чтобы памятный знак все-таки установили. Борис Немцов посмертно объединил оппозиционно настроенных политиков и интеллектуалов в борьбе за новый образ России. Борьба за памятник ему будет продолжаться и рано или поздно завершится победой.

Автор: Константин Эггерт, российский журналист, обозреватель радиостанции "Коммерсант FM

Наши блоги