УкрРус

Директор Сахаровского центра: Россия рухнула в патриотическую истерию

Директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский рассказал DW о возможных последствиях убийства Бориса Немцова и причинах возникновения в России атмосферы ненависти к инакомыслящим.

Во вторник, 3 марта, в московском Сахаровском центре состоялась гражданская панихида по застреленному вблизи Кремля Борису Немцову. По оценке директора этого центра Сергея Лукашевского, проститься с оппозиционным политическим деятелем пришли около 10 тысяч москвичей. После похорон Лукашевский прилетел в Берлин, выступил на публичном мероприятии, организованном немецкой секцией Amnesty International и Гражданским форумом ЕС-Россия, а затем ответил на вопросы DW о возможных последствиях убийства Немцова и причинах возникновения в России атмосферы ненависти к инакомыслящим.

DW: Господин Лукашевский, какие последствия, с вашей точки зрения, будет иметь убийство Бориса Немцова для внепарламентской оппозиции в России и критически настроенных по отношению к власти неправительственных организаций?

Сергей Лукашевский: Борис был очень важным медиатором, человеком, который объединял, миротворцем внутри этого сообщества. Он умел сглаживать, к сожалению, возникающие в нем споры и противоречия. Теперь его будет не хватать.

- Есть два взаимоисключающих прогноза. Одни говорят, что убийство Немцова станет импульсом к объединению и сплочению внепарламентской оппозиции, а другие считают, что теперь инакомыслящих окончательно "закатают в асфальт". Что думаете вы?

- Я думаю, что ни то, ни другое не произойдет в полной мере. Убийство Немцова - действительно очень страшное и резонансное. Но нельзя сказать, что возможностей для деятельности оппозиции в Москве теперь не станет. Что же касается ее единства, то был период, когда во время протестных действий самые разные политические силы с подчас трудно совместимыми идеологиями объединялись. У меня, однако, есть ощущение, что этот период прошел. Сейчас такого рода объединение уже не очень возможно. Я думаю, что для всех наступают трудные времена, но не считаю, что оппозиция исчезнет.

- Многие и в Москве, и в Берлине, например, депутаты бундестага, говорят, что убийство Немцова отражает царящую в России атмосферу ненависти, подогреваемую мифами о "национал-предателях" и "пятой колонне". Это власть виновата в возникновении такой атмосферы в России или для нее есть почва в самом российском обществе?

- Это не взаимоисключающие суждения. В российском обществе действительно есть почва для всего того, что происходит сейчас в политической жизни страны. В 90-е годы, когда общество столкнулось с очень серьезными социальными трудностями и многие люди были вынуждены элементарно выживать, когда разговоры о демократии и свободе обернулись коррупцией, фальсификацией на выборах, идеи и ценности, которые в том числе и мы в Сахаровском центре пытаемся отстаивать, к сожалению, оказались для многих абстрактными понятиями.

- Но это вряд ли единственная причина…

- Кроме того, у общества не было позитивного образа самого себя. Какая она, Россия? Пытались построить новую Россию? Не получилось. Оборачиваемся в историю? Увы, не нашли такого способа разговора о российской истории, чтобы он давал какую-то внутреннюю опору. Очень важно и нужно было говорить о политических репрессиях, о пакте Молотова-Риббентропа, о других подобных вещах.

Нужна была формула, которая бы позволила россиянам видеть в своем прошлом опору для себя. И это вина и ответственность либеральной части общества, либеральных интеллектуалов, что такая платформа не была найдена. В результате люди стали искать опору в том, что привычно и понятно. А привычно и понятно - сильная власть, история военных побед.

Гражданское сообщество не занималось и повседневными проблемами, которые всегда волновали россиян, - медицина, зарплата, безработица. Только в самое последнее время на такие темы - а не только на проблему гражданских и политических прав - стали обращать внимание. Это привело к тому, что люди и для решения таких вопросов стали ожидать помощи от государства. А государство благодаря высоким ценам на нефть могло обеспечивать рост благосостояния.

- В публикации для "Открытой России" вы сетуете на "атомизацию", "аморализм" и "циничность" российского общества, "корыстные интересы" большинства его членов. А, может быть, это особенность россиян, привыкших ориентироваться на государство? Вот если бы власть сказали им, "будьте демократами", они бы ими и стали.

- Если бы государство в 90-е годы проводило последовательную просветительскую и культурную политику, то ситуация сегодня, безусловно, была бы другой. Я в статье для "Открытой России" писал в первую очередь о невнимании людей к тому, что происходит рядом с ними. Это ужасно грустно сегодня наблюдать. А ведь как раз в последние годы - как корни травы - стали прорастать многочисленные общественные инициативы, гражданские проекты, связанные с помощью инвалидам, старикам, детям - больным и сиротам.

Это все стало расти и развиваться, и ровно в этот момент возникла эта политическая атмосфера, ухудшилась ситуация со свободой слова. Страна просто рухнула в эту ужасную патриотическую истерию. Мне очень горько думать, что в результате этот низовой подъем подлинной гражданской активности погибнет.

- А может ли убийство Немцова переломить ситуацию?

- Нет.

- А что нужно для того, чтобы общество опомнилось, содрогнулось и задумалось о происходящем?

- Боюсь, что, к сожалению, широкие слои общества могут содрогнуться и задуматься только в том случае, если наступит серьезный кризис. Да, эксперты, экономисты, социологи видят, что в обществе стагнация, что оно не развивается, что экономика начала падать еще до того, как были введены санкции, и случился кризис, что есть системные проблемы в обществе. Но поскольку в стране отсутствует подлинная свобода слова, нет подлинного общественного диалога, этого не замечают. Это все за кадром.

Люди смотрят телевизор, а по телевизору им показывают ужасы происходящего на востоке Украины. На фоне такого видеоряда - потока страшных кадров - люди думают, что у них вполне сносная жизнь. Ну, пусть рубль упал, но зато они не прячутся в бомбоубежище. Власть, мол, спасает нас от того, что происходит у наших соседей. При этом люди не задумываются о том, почему там так ужасно, кто в действительности виноват, чья ответственность больше, а чья меньше, кто посылает туда войска и оружие.

Наши блоги