УкрРус

Новый тренд российской власти: сроки за лайки и репосты

  • Новый тренд российской власти: сроки за лайки и репосты

DW выяснила, как в экстремистских материалах оказался ролик о Дональде Даке и речь Дмитрия Медведева, и почему нельзя распространять информацию о незаконном обогащении чиновников.

В России участились случаи заведения уголовных дел по обвинению в призывах к экстремизму в различных формах. И все чаще основанием для уголовного преследования становятся высказывания в интернете. Так, во вторник, 15 сентября, в Набережных Челнах был вынесен приговор татарскому активисту Рафису Кашапову, которого признали виновным в призывах к сепаратизму и возбуждении межнациональной розни и приговорили к трем годам заключения.

Основаниями для разбирательства стали три поста и один фотоколлаж, размещенные Кашаповым в социальной сети "В контакте", в которых выражалась резкая критика действий России в отношении Украины и осуждалась аннексия Крыма.

Вместо преследований за насилие - судят за высказывания

"Мы видим, что антиэкстремистская борьба уходит в интернет. Становится меньше преследований за реальные насильственные преступления и больше преследований за разного рода высказывания, за счет чего делают отчетность", - рассказал в беседе с DW директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский.

С ним согласна и адвокат, эксперт фонда "Общественный вердикт" Ирина Бирюкова. В интервью DW она указала на то, что правоприменение в этой сфере изменилось: "Это такой тренд в последнее время у власти - неугодных лиц подводить под экстремистские статьи. А лайки и перепосты в соцсетях стали использоваться как основание".

"Беда в том, что оформлено это плохо"

Российский закон "О противодействии экстремистской деятельности" был издан еще в 2002 году. По словам Верховского, только в России и в некоторых постсоветских странах, которые это скопировали, противодействие экстремизму оформлено в единое законодательство. "И это, скорее, достоинство. Но беда в том, что оформлено это плохо", - отметил он. Ирина Бирюкова считает основным недостатком данного законодательства неконкретные формулировки: "Все основные понятия очень широкие и позволяют двойное толкование ". По ее мнению, по этой причине под экстремизм можно подвести "все, что угодно".

Действительно, тому есть немало примеров. Так, в июне 2015 года суд города Асбест признал экстремистским материалом мифический "план Даллеса" по уничтожению СССР. Согласно материалам дела, местные жители стали находить в почтовых ящиках листовки с соответствующим текстом, после чего сотрудники ФСБ отправили его на экспертизу. Лингвисты пришли к выводу, что листовка направлена "на возбуждение ненависти и вражды по отношению к представителям государственной власти современной России".

Другой казус произошел в Магаданской области. Местный избирком в июне вынес предостережение партии ПАРНАС, усмотрев в ее агитационной брошюре о незаконном обогащении представителей власти признаки возбуждения ненависти по отношению к социальной группе "чиновничество".

В запрещенном списке: речь Медведева и мультфильм

Отдельной порции критики от экспертов удостоен Федеральный список экстремистских материалов. По словам Бирюковой, к его содержанию есть "много вопросов". "Мне кажется, что законодатели уже сами не следят за ним, потому что там, например, есть повторы одних и тех же материалов", - объяснила адвокат. По мнению Александра Верховского, такой список представляет собой "неработоспособный механизм", так как в нем уже более 3 тысяч наименований. Есть и другая причина, почему эксперт считает этот перечень "неприменимым": "Поскольку это делается в массе мест и не очень квалифицированными людьми, которые просто гонятся за отчетностью, там абсолютно фантастические вещи запрещают".

И здесь далеко ходить за примерами не придется. Широкую известность приобрело решение одного из судов Томской области, который 3 сентября оштрафовал двух местных жителей за распространение экстремистских материалов. В их числе был и размещенный ими в социальный сети ролик под названием "Дональд Дак (запрещенная серия)", который на деле представлял собой мультфильм студии Уолта Диснея о Дональде Даке "Der Fuehrer's Face" ("Лицо фюрера"), снятый в 1942 году в рамках антигитлеровской пропагандистской кампании в США во время Второй мировой войны.

Тогда режиссер Джек Кинни получил за него премию "Оскар", а теперь антифашистский мультфильм оказался в российском Федеральном списке экстремистских материалов. Туда его внесли в рамках более раннего судебного разбирательства вместе с сотней других видеороликов, многие из которых были действительно расистскими, так как их разместил один и тот же человек.

Есть в этом списке и поздравительная речь Дмитрия Медведева, посвященная награждению 10-й бригады спецназа орденом Жукова осенью 2011 года. Дело в том, что текст той речи был впоследствии перепечатан в одном из номеров газеты "Радикальная политика", все материалы которой без исключения по решению районного суда города Омска были признаны экстремистскими.

Репрессивное и случайное правоприменение

Опрошенные DW аналитики сходятся во мнении, что за последние годы антиэкстремистское законодательство в России ужесточилось и стало еще более запутанным за счет добавления новых неоднозначных формулировок. Александр Верховский считает, что правоприменение в этой сфере является, с одной стороны, "репрессивным", а с другой - "случайным". "Одни и те же вещи иногда наказываются, а чаще всего не наказываются. В итоге непонятно, что можно, а что нельзя", - резюмировал эксперт.

В апреле 2015 года несовершенство антиэкстремистских законов в России даже привлекло внимание Комитета ООН по правам человека. В своих рекомендациях комитет просил российских законодателей "сузить определение экстремистской деятельности", "установить четкий критерий для запрета материалов за экстремизм", "пересмотреть Федеральный список экстремистских материалов" и "не использовать ст. 280.1 УК (пропаганда сепаратизма) для преследования критиков внешней политики РФ, в том числе по вопросу Крыма".

Наши блоги