УкрРус

Коломойский vs Пинчук - 2. Как зятю президента доказать, что в бизнесе он "овца"?

Читати українською
  • Коломойский vs Пинчук - 2. Как зятю президента доказать, что в бизнесе он "овца"?

Итак, истец (Пинчук В.М.) требует "исполнения в натуре обязательств Ответчиков по передаче Истцу акций КЖРК (Криворожского железорудного комбината. – Ред.); судебного предписания, запрещающего Ответчикам передавать, заключать сделки или распоряжаться акциями КЖРК, за исключением их передачи Истцу".

Абсолютно сухие строчки из весьма продуманного искового заявления Виктора Михайловича, многолетнего и эффективного "теневого фандрайзера" экс-президента Кучмы. Судя по всему, Пинчук тонко рассчитал, когда и как ударить по оппонентам. Эпоха Кучмы уже несколько истлела даже в памяти собственно украинцев, а сам В.М. запечатлен на километрах фото- и видеопленок в качестве большого ценителя мирового гуманитарного вспомоществования. И только-то: не специфического бизнесмена, но гуманитария. Не меньшие километры обильно оплаченных рекламных текстов несколько подкорректировали его личный имидж. Вопрос только в одном – правильно ли Виктор Михайлович определил юрисдикцию для решения своей глобальной задачи? Или же так, "в целом отрицается, что Иск должен быть удовлетворен в той мере, в которой он был заявлен… Второй ответчик отрицает каждое и все утверждения в Иске, как если бы это было изложено в данном документе и конкретно отрицалось". А это уже цитата из Возражений Второго ответчика, т.е. Игоря Валерьевича Коломойского. По сути, Коломойский утверждает, что Пинчук лжет в целом, так как совершенно ложно описал бизнес-среду в Украине времен президентства Кучмы Л.Д. Лжет он также в деталях, так как преднамеренно исказил сложную историю взаимоотношений трех бизнес-групп вокруг акций КЖРК.

Стрэнд. Лондон. Адмиралтейская и коммерческая канцелярия. Королевский суд. Несколько сыровато с непривычки. Так что же такое современное британское правосудие? Это, если так можно выразится, прообраз того самого суда с большой буквы. Суд-оценка. Твоих слов и твоей репутации. А также твоих действий и даже "умыслов на совершение". Так вот, Британский Королевский суд, это, во-первых, качество истца. Кто он такой? Чем дышал до прихода в суд? Как жил? Как формировался его бизнес и его собственное представление о принципах ведения этого бизнеса в конкретных исторических условиях? Лжет ли он всегда, по любому поводу или только здесь и сейчас. Некоторые наивные истцы полагают, что в Лондоне они взойдут на юридический эшафот, в котором ценится сугубо правовая изощренность и цинизм чрезмерно дорогостоящих юр/консультантов. Какое прекрасное заблуждение! Британский судья скрупулезно сформирует итоговые оценки собственными глазами/ушами/нейронами. В любом континентальном суде можно пробубнеть формальные юридические доводы и формально обыграть оппонента. В Лондоне такое не пройдет. Только качественный товар в виде "Истца". Во-вторых, суд – это качество свидетелей. Не всегда даже твой самый близкий друг (или самый доверенный партнер, хорошо упакованный твоими деньгами) в британском суде окажется по твою сторону. Потому что друг другом, а получить репутацию ценой в минус полтора миллиарда – это не ахти. Тут каждый выбирает для себя собственную стратегию. А потому весьма сомнительно, что упоминаемые в иске Пинчука (как "третья сторона" на стороне самого Виктора Михайловича) российские бизнесмены со специфической репутацией – Александр Бабаков, Михаил Спектор и Михаил Воеводин действительно сделают заявления в пользу Истца. У них для этого нет ни малейших резонов. В-третьих, суд – это качество описания ситуации. Подчеркну для особенно непонятливых – для этого суда первично не качество использованной в описании юридической терминологии, а объективное и правильное изложение событий, в результате которых возникла данная спорная ситуация. И судья – любой британский судья – очень чутко и резко реагирует на малейшую фальш. Зачастую истец – тем более, истец уровня Пинчука Виктора Михайловича – полагает, что можно существенно корректировать реальность и выдавать некое абстрактное (лживое) описание фоновых ситуаций за "истину по умолчанию". Судья, конечно, слушает/читает данное описание, но уже ставит прочерк напротив фамилии истца. Прочерк по третьему пункту означает только одно – истец намерено переносит события в иную реальность, неправдивую. А, следовательно, он лжет из корыстных намерений. И судья начинает думать – зачем? В-четвертых, качество ответчиков. К ответчикам предъявляется столь же строгий "юридический, событийный дресс-код" как и к истцу. Не солгите в мелочах, иначе никто не примет к рассмотрению ваши доводы в целом. А, кроме того, Ответчик должен быть еще более откровенным – только агрессивная защита приносит результат. И только, в-пятых, чистота юридических доводов. Тем более, что именно Британский суд зачастую вынужден разбирать так называемые "устные (читай – понятийные) договоренности, которые опираются на своеобразный лингвистический анализ (кто, что сказал и кто как это понял) и на разъяснительную позицию третьих сторон. Исковое заявление Пинчука и так называемые Возражения второго ответчика (читай – Коломойского И.В.) объемно отвечают на ключевой вопрос сегодняшней олигархической повести дня: кто правдив, а кто пытается разыграть всех прочих втемную? Ответ на этот вопрос – и есть последующий "передел по новым правилам".

Резницкая, 13/15. Киев. Монументальное здание Генеральной прокуратуры Украины. Внутри всегда дышится чуть тяжелее, чем снаружи. Сегодня здесь никто пока не готов ввязаться в скандальную историю, затеянную Пинчуком. Почему? А все просто. Растерянность. Ключевым прокурорам необходимо время, чтобы оценить ситуацию надлежащим образом и выбрать правильную стратегию. Ведь совершенно неожиданно получил документальное подтверждение легендарный миф о сладких для кое-кого временах президентства Кучмы Л.Д – "в Украине в те годы действительно существовала мощная коррупционная системная вертикаль". Со своими смотрящими, принципами распределения теневых долей, фальшивыми аукционами, обязательными откатами, принуждением к фиктивному партнерству. Т.е. то, о чем многие влиятельные лица вели сугубо "досужие разговоры" за чашечкой ароматного кофе, теперь имеет вполне четкое юридическое доказательство. Прямая цитата из Возражения Коломойского: "Режим резидента Кучмы отличался коррупцией, кумовством и связями с организованной преступностью. Во время президентского срока Кучмы, Истец имел значительное влияние на украинские государственные власти на самом высоком уровне благодаря своей связи с Президентом Кучмой". И далее по многостраничному тексту вполне конкретные доказательства коррупции и кумовства. В деталях, достаточных для того, чтобы, с одной стороны, рельефно описать ситуацию в Украине на тот период для британских судей. А с другой, уверить их (судей) в том, что Пинчук является неотъемлемой частью той системы со всеми вытекающими последствиями для "происхождения денег", которыми он сегодня оперирует. По большому счету, Генеральная прокуратура уже обязана обратиться к Лондонскому суду за формальным разрешением на право использовать "Возражения Второго ответчика" в качестве документального заявления о совершении преступления в сговоре группой лиц на территории Украины. Суть преступления (или, если говорить юридически корректно, "умысел на совершение преступления), очень четко усматривается в действиях Кучмы и его доверенного смотрящего Пинчука в отношениях с прочими украинскими бизнесменами. Первый использовал свою должность для того, чтобы государственный репрессивный аппарат выступал в качестве "конкурентного преимущества Пинчука". Второй собирал дань (под тем или иным предлогом), чтобы этот аппарат отводить от чужого бизнеса. Таким образом, уже сейчас можно и более жестко конкретизировать формат прокурорских задач. Первый факт (из Возражений Коломойского), требующий процессуальной разработки со стороны ГПУ – "решения о крупной приватизации принимались лично Кучмой исключительно в интересах Пинчука". Пинчук, естественно, создавал ситуативные партнерства, но всегда претендовал на контролирующие функции. Второй факт – "приватизация любого крупного объекта, в том числе и Никопольского ферросплавного завода (Пинчук в своем иске историю приватизации и управления НФЗ намеренно сделал главной. – Ред.) всегда была коррупционной. А следовательно, имеет место умышленное нанесение государству ущерба в особо крупном размере группой Кучмы/Пинчука". Третий факт – "нынешние деньги Кучмы Л.Д. и его протеже Пинчука В.М. имеют несомненное криминальное (коррупционное) происхождение, а потому подлежат тотальному аресту для произведения в последующем крупных компенсаторных выплат государству Украина". Четвертый (ключевой) факт – "Пинчук В.М. неизменно тем или иным способом вымогал доли в крупных приватизированных объектах у своих ситуативных партнеров или вынуждал их участвовать в приватизации только на его условиях". Хочет того или нет ГПУ, но ей придется в скором времени работать по вновь открывшимся обстоятельствам в интересах государства и разбираться с действительным коррупционным наследием Кучмы/Пинчука. Раз уж последний добровольно вынес все это на суд британских законников.

Мечникова, 2. Киев. Бизнес-центр "Парус". Офис компании "EastOne". Существует ли вообще в гуманитарной природе такой меценат, как Пинчук В.М.? Или это очередная мистификация весьма умного человека, в течение длительного времени тщательного разрабатывавшего собственную циничную линию защиты? И ведь действительно, меценатство Пинчука, надо откровенно это признать, имеет несколько странную природу. Он совершенно не инвестирует сколько-нибудь серьезные ресурсы в крупные проекты по улучшению систем здравоохранения и преодолению голода (как тот же Билл Гейтс), не учреждает реально объемные научные премии, скажем, по фундаментальной физике (как российский бизнесмен Юрий Мильнер), не финансирует исследовательские проекты по сокращению потребления табачных изделий (как Майкл Блумберг). Впрочем, зачем так далеко ходить? Пинчук в своей "гуманитарке" не похож даже на Рината Ахметова, который вкладывает большой ресурс в разработку фундаментальных исследовательских трудов по стратегии развития Украины. А вот все гуманитарные проекты Виктора Михайловича, если их непредвзято оценивать, преследуют только одну цель – создание максимальной добавочной стоимости для фамилии Пинчука в публичной плоскости. Скажем прямо, Пинчук делает только большие и затратные личностные PR-проекты. Не более того. Фонд "Антиспид" с регулярной раздачей контрацептивов (если, конечно, закрыть глаза на то, что почти все эти контрацептивы поставляются в Украину в рамках какой-нибудь глобальной программы ВОЗ, т.е. бесплатно) – классический юношеский креатив. Бесконечные концерты Элтона Джона, помимо пропаганды специфической сексуальной эстетики, могут разве что тешить тщеславие или усугублять спесь "мецената". Выставочный центр Пинчука, в главной соло/роли которого выступает какой-нибудь напрочь коммерческий Дэмьен Херст, точно не относится к настоящей "гуманитарке", а скорее к возможности хорошо покрасоваться на собственных медиаплощадках. Наконец, Ялтинский форум, который собирает минимум реальных "звезд глобального влияния", но бесконечно изнеженных отставников, явно не оказывает никакого влияния на интеллектуальный мейнстрим. Так, чуть необычная, но всего лишь... Вечеринка на Черном море. Пафосно, может вкусно, но бессмысленно. Однако Пинчук, надо отдать ему должное, действительно обладает очень тонким умом – в какой-то момент он понял, то скрупулезное формирование условной репутации "публичного мецената" с привлечением за свои столы отставных мировых политиков – это чрезвычайно яркий защитный пояс. Особенно, если ты задумал впечатлить какого-нибудь британского судью. Странно, но неужели Пинчук искренне полагает, что на чопорных пуритан-британцев произведет впечатление его периодическое "безумное чаепитие" с целомудреннейшим Билом Клинтоном?

Олд Брод Стрит, 5. Лондон. White & Case LLP. Адвокатская группа истца. Есть следующая правда. Пинчук – классический постсоветский бизнесмен, имевший в качестве тестя президента недемократической страны и построивший свой ключевой бизнес, используя чрезвычайные неконкурентные возможности забирать большие куски гос/собственности. Президент Кучма, в свою очередь, явно использовал государственный административный и силовой аппарат именно как своеобразное конкурентное "преимущество" для своего зятя в его отношениях с прочими бизнесменами. Как эту правду обойти в исковом заявлении? Задача для юридических советников Пинчука – Грабинера, Бингхэм и Айсака. Оказалось, задача решается чрезвычайно просто. Напрочь и демонстративно упустить из формальной и неформальной описательной логики Иска (т.е. нарушить крайне важные, как уже было сказано выше, пункты восприятия судом искового заявления) тот факт, что Пинчук действительно имел в своем распоряжении огромный административный ресурс. Пинчук это и упускает. При этом стараясь представить себя в виде крайне корректной бизнес-овцы, которая готова была согласиться с любым требованием прочих украинских бизнес-волков. Парадоксальность мысли поражает. Его прямые цитаты удивляют "в ходе встречи, состоявшейся в Ялте 26 июля 2004 г. или около этой даты, на которой присутствовали Истец и Ответчики, г-н Ринат Ахметов, г-н Игорь Суркис и г-н Григорий Суркис, Истец и Ответчики достигли договоренности в отношении приватизации "Укррудпрома" (Ялтинское соглашение)". Очень красиво звучит. Разумеется, что единственным настоящим распорядителем данной встречи, т.е. человеком, который устанавливал правила приватизации огромного куска гос/собственности и гарантом последующего отказа государства от реальной конкурсной продажи активов, мог выступать только Пинчук. Только зять президента. Но всего это в иске нет. А есть итоговый вывод – Пинчук был всего лишь одним из бизнесменов Украины с точно такими же возможностями, как и все прочие. Более того, увязывая по ходу своего юридического повествования историю приватизации КЖРК с не менее скандальной историей приватизации другого крупного гос/актива Никопольского ферросплавного завода, Пинчук как бы невзначай подчеркивает, что он всегда исправно платил по долгам и никогда не имел приоритетных – обусловленных административным ресурсом - прав на что-либо. Должен ли Британский суд принимать версию Пинчука В.М., если она изначально лживо трактует все политические и экономические обстоятельства формирования последующего спора вокруг акций КЖРК?

Флит Стрит, 65. Лондон. Freshfields Bruckhaus Deringer. Поверенным юристам ответчика Коломойского И.В., человека непубличного и немеценатствующего, необходимо было выбрать правильную тактику возражений. Но прежде всего, обрисовать реальный мир, существовавший в Украине летом 2004 года. Тактика эта, судя по всему, включает в себя два генеральных пункта. Первый: в тогдашней Украине не существовало никакого иного вида конкуренции, кроме как административного. Ключевой фигурой этого вида конкуренции являлся президент Кучма. Ключевым приобретателем доходов от этого вида конкуренции необходимо считать только Пинчука. Вывод: Пинчук – нечестный бизнесмен, а, следовательно, его нынешнее состояние – результат исключительно коррупции, вымогательства и шантажа. Пункт второй: любая сделка, в том числе и по КЖРК, изначально обуславливалась Пинчуком как "вымогательное партнерство". Таким образом, с момент окончания срока полномочий Кучмы Л.Д. (январь 2005 года), все эти сделки – независимо даже от того, имели они какое-либо устное и/или письменное договорное обоснование – следует автоматически признать ничтожными. История только начинается...

Продолжение следует

Наши блоги