УкрРус

Найти и обезвредить: простой способ избежать множества смертей на Донбассе

Читати українською
  • Остатки автомобиля, подорвавшегося на фугасе в зоне АТО
    Остатки автомобиля, подорвавшегося на фугасе в зоне АТО
    Facebook/Повернись живим

Как бы ни развивалась война на Донбассе, для саперов там будет еще очень много работы.

Об этом пишет военнослужащая 28-й механизированной бригады Оксана Чорна на странице волонтерского проекта "Повернись живим" в Facebook.

"Война может пойти по любому сценарию. Но при каждом из них у саперов еще будет много работы. И не будет права на ошибку", - пишет Чорна.

Она отмечает, что банальное наличие современных миноискатлей, может спасти не одну жизнь в зоне АТО.

Далее публикуем текст Чорной без правок.

6 июня. Три дня как возобновились активные боевые действия. Все ждали прорыва. Разведка докладывала о скоплении тяжелой техники. Все, абсолютно все позиции подвергались постоянным артиллерийским обстрелам. Вылазки вражеских ДРГ (диверсионно-разведывательных групп) держали в постоянном напряжении опорные пункты.

Команда из 8 саперов должна была заминировать противотанковыми минами поле, где наиболее вероятно должны были пойти на прорыв танки. Перед саперами, для прикрытия, были выставлены посты, чтобы позволить им спокойно проводить минирование. Они уже практически закончили работу. Один из бойцов отошел к одному из таких постов попить воды и как раз возвращался к машине, поправляя разложенные на поле мины. Прозвучал взрыв. Потом еще и еще. Его откинуло взрывной волной. Но он был жив.

Он и бойцы прикрытия кинулись к машине. А это хорошие 300-400 метров. Там они обнаружили лишь одного бойца. Он был жив, но в агонии.

Они пытались его оттянуть, но начал рваться БК (боекомплект) и им пришлось отступить. Когда ребята вернулись за ним, он был уже мертв.

Спустя, я не знаю сколько, наверное, с полчаса, мы с Жаком подъехали на место подрыва. Там уже работал экипаж медиков. Феликс, единственный из выживших саперов, сидел в машине. Контуженный, но целый.

А ребята решали, как подойти к горящей машине.

Мы оставили скорую с другой стороны посадки. А там, за ней, горело поле, густо усеянное противотанковыми минами. Правильней всего было бы подождать хотя бы пару часов. Пока оно потухнет, и вероятность разрыва мин будет меньше. Но… Но оставалась вероятность, что, может, кто-то выжил. Может, кого-то отбросило взрывом как Феликса, и он сейчас лежит, истекая кровью и нуждаясь в помощи.

К тому времени мы уже знали, что там работало 8 саперов. Два - шли перед машиной, контролируя, чтобы она не наехала на мину. Два - сидели в кузове и подавали мины. Остальные шли по бокам машины, раскладывая их и приводя в боеготовность.

Вот эти два бойца, что шли перед машиной, если бы имели миноискатель, обнаружили бы тот фугас и машина бы на него не наехала. Ее бы не кинуло вперед на 5 метров. И оставшиеся в кузове мины бы не сработали. И люди бы остались живы. Но… Нет у нас на вооружении современных миноискателей (не путать с бытовыми металлодетекторами). А те допотопные, образца 56 года, не просто устарели морально и физически, а уже превратились металлолом.

В общем, как раз после того случая я попросила одного очень хорошего человека купить один такой миноискатель для как раз того выжившего сапера. Но это, по сути, чуть ли не единственный миноискатель на батальон. Я уже молчу о том, что есть еще три таких батальона, которые тоже нуждаются в такого рода устройствах, а еще в щупах и кошках, и других специальных штуковинах.

В общем, тогда стоя у машины, я смотрела как Жак и остальные ребята с носилками направились к горящей машине. Я слышала их разговор о том, чтобы идти осторожно, гуськом, чтобы не наступить на разбросанные взрывом мины. Если честно, то тогда я не решилась идти. Я боялась того, что, увидев обезображенные тела и кровь, мне станет плохо. И что им придётся еще и меня нести с того поля. Я видела, как они нашли первое тело, как они его положили на носилки и как также гуськом пошли назад. Когда они проходили мимо меня, я заглянула внутрь. Там лежало обугленное и скорченное, но практически целое тело. На нем не осталось одежды. И вся кожа была покрыта черной коркой. Пальцы скрючены, а голова закинута. Судя по всему, он умирал в боли. Я просто стояла и смотрела. И этот запах. Я его запомню на всю жизнь. Хотя потом я его слышала снова и снова. Но тогда был первый раз.

Потом они вынесли еще два тела. И первый экипаж уехал. Мы с Жаком остались. И продолжили поиски. Дальше мы смогли найти лишь фрагменты тел. Ребята еще несколько раз прочесали поле в радиусе 200 метров от машины, но так никого и не нашли. Поле продолжало гореть, и решено было вернуться за фрагментами машины на следующий день.

Тогда, отвезя найденные останки в Курахово, мы вернулись на КСП (командный пункт). Комбат сказал, чтобы мне налили коньяка и положили спать. Ну, типа зрелище не для слабонервных. Но на удивление я чувствовала себя нормально. Единственно чувство, которое тогда во мне было - это горечь. Я понимала, что всего этого могло не быть. Могло не быть того болезненного разговора, с сестрой одного из погибших бойцов. Той боли, которая навсегда останется в душах родственников погибших. Всего того злосчастного дня могло просто не быть. Если бы был миноискатель. Обычный, самый простой миноискатель.

А сколько еще будет таких подрывов. Сколько еще бойцов погибнет такой нелепой смертью. Нелепой потому, что ее можно избежать, если у них будет необходимое оборудование.

Сейчас новые бойцы группы инженерного обеспечения 28-й механизированной бригады, инженерно-саперные взвода всех трех батальонов, а также по одному из бойцов каждой роты прошли сложнейшее обучение у крутейших саперов, на курсах, организованных фондом "Повернись живим". Они в течение 10 дней писали, рассчитывали, подрывали, устанавливали и снимали растяжки, уничтожали мины и ставили минные заграждения. Они теперь знают то, что 6 июня могло спасти 7 жизней. И более того, они все это прошли на практике.

Той трагедии не было бы, если бы они не сделали несколько ошибок (на которые у сапера нет права) и имели оборудование, а не только патриотизм.

Знания ребята уже получили, и в следующий раз они будут действовать иначе. Иначе расположатся вокруг машины, иначе будут проверять траву вокруг. Поскольку трава на Донбассе часто таит в себе смерть.

"Кошки" и саперные щупы мы уже закупаем. Нужно еще купить им качественный профессиональный миноискатель Vallon VMC1 за 3000 долл. (не путать с бытовым металлодетектором).

Война может пойти по любому сценарию. Но при каждом из них у саперов еще будет много работы. И не будет права на ошибку.

Вы с нами?"

Проект "Повернись живим"

http://www.savelife.in.ua

http://twitter.com/backandalive

https://www.youtube.com/c/SavelifeInUaKiev…

Звітність за посиланням: savelife.in.ua/report-cash/

Реквізити:

Приват:

5457 0822 3299 9685 Дейнега Віталій

5168 7423 5191 2419 Стократюк Вікторія

PayPal: звертайтесь в особисті повідомлення групи

Western Union / moneygram / etc (на приціли і прилади нічного бачення):

Irina Turchak + 38 (068) 500 88 00

Картка Приватбанк в євро

4149 4978 3611 9455 Мікульський Дмитро Вікторович

Картка Приватбанк в доларі

4149 4978 3611 9059 Мікульський Дмитро Вікторович

Контакти:

Гаряча лінія:

(044)338-33-38

(068)500-88-00

Заявки від військових:

(068)796-85-57

Графік прийому дзвінків:

Пн-Пт з 09:00 до 20:00; Сб з 09:00 до 16:00

Наш офіс:

Київ, Жилянська, 12а (пн-пт 10:00-19:00, сб 11:30-16:00)

Безготівка::

Отримувач: Благодійна Організація "Міжнародний благодійний фонд "Повернись живим"ЄДРПОУ 39696398

Р/р №26007300905964

ТВБВ №10026/0162 філія-Головне управління по м. Києву та Київ. області АТ "Ощадбанк" МФО 322669

Призначення платежу: Благодійна допомога військовослужбовцям

Наши блоги