УкрРус

Военные просят Порошенко уволить руководство Генштаба: текст письма

Читати українською
  • Военные просят Порошенко уволить руководство Генштаба: текст письма
    ru.tsn.ua

Офицеры подразделений, участвовавших в обороне Дебальцево, написали президенту Петру Порошенко письмо, в котором указали на виновных в ситуации под Дебальцево и попросили немедленно отправить в отставку все руководство Генштаба ВСУ.

112.ua опубликовал полный текст письма военных Порошенко.

Верховному главнокомандующему ВС Украины

Порошенко П.А.

ОБРАЩЕНИЕ

Уважаемый Петр Алексеевич! В интересах защиты Родины обращаемся к Вам с просьбой и категорическим требованием принять немедленные меры к замене всего руководства ГШ ВСУ. Обстоятельства битвы за Дебальцево во всей очевидности (в очередной раз) выявили, что самый опасный противник ВС Украины – собственный Генеральный штаб и его штабы-сателлиты, в первую очередь, командование и штаб АТО (секторов). Обоснуем это утверждение на примере битвы за Дебальцево.

За более чем 6-месячное существование Дебальцевского выступа руководство и штабы сектора "С", АТО и ГШ ВСУ проявили тотальную некомпетентность в вопросах тактики, оперативного управления и планирования БД. Причем смена персоналий в этих штабах во время их ротаций качественных изменений не приносила. Решения по размещению опорных пунктов и резервов по линии обороны принимались исключительно на основе созерцания бумажных карт. Без рекогносцировок и разведки местности, не говоря уже о разведке позиций противника. Посещение передовых позиций носили крайне эпизодический и в основном "театральный" характер. Ни на одном из сети КНП-НП по линии выступа ни один представитель командования или штаба сектора (АТО) за всю историю Дебальцевского выступа так и не появился, хотя именно с КНП(НП) можно визуально оценить преимущества или недостатки как своих боевых порядков, так и противника. Исключительно "внутриблиндажная" работа была характерна для всех представителей штаба сектора и, естественно, командования (штаба) АТО. Любые кризисы на опорных пунктах решались исключительно силами батальона (бригады), за кем и был закреплен этот участок (опорный пункт), собственным решением командира батальона (бригады), задействуя силы и средства с собственных боевых порядков. Если подразделение не имело такой возможности, оставалось надеяться только на сознательность "соседей" или чудо. За время существования командования и штаба сектора "С" у командиров боевых батальонов (бригады) и отдельных подразделений выработалось устойчивое отношение к этим структурам как к бесполезным и ничего не решающим ни в каких вопросах. Таким образом, центр принятия всех оперативных решений и взаимодействия между боевыми порядками всего Дебальцевского выступа переместился в штаб 128-й бригады. Все управление огнем артиллерии сосредоточилось в штабе артиллерии бригады, включая взаимодействие с артиллерийской разведкой 25-го ОМПБ. Тем самым штаб артиллерии бригады взял на себя никем не исполняемые обязанности штаба артиллерии сектора, включая взаимодействие с артиллерией старших командиров на основе "горизонтальных" контактов.

В процессе боевой работы наладилось устойчивое непосредственное взаимодействие между подразделениями Дебальцевского выступа без малейшего участия командования и штаба сектора. Так, 12 февраля, группа бойцов 40 ОМПБ 17 ОТБр во главе с заместителем комбата полковником Щербиной И.И., позывной "Сват" (погиб при попытке прорыва конвоя с ранеными 15 февраля), совместно с группой бойцов 95-й бригады в районе поселка 8-е Марта уничтожила штурмовую группу противника из 15 человек и разбила другую из 22 человек. Взяли одного пленного и завладели картой командира штурмовой группы противника с нанесенной обстановкой и боевыми распоряжениями. "Сват" в эфире артиллерийского канала (с КНП-1 25 ОМПБ) зачитал с карты и по результатам допроса пленного задачи противника на текущий боевой день. После обработки этих данных артразведкой 25 ОМПБ по каналу командир батальона - командир дивизиона подчинения штаба АТО (созданному по личной инициативе этих офицеров) были заказаны, откорректированы и нанесены артиллерийские удары по противнику от рубежей перехода в атаку и далее вглубь до районов сосредоточения резервов и штабов этого направления. В результате этих ударов начавшаяся было атака в центр Дебальцево вдоль ж/д ветки Чернухино-Дебальцево захлебнулась. Наступление по этому направлению продолжилось только через сутки, после подхода резервов и замены потрепанных штурмовых подразделений противника. Остатки артиллерии 128-й бригады в это время отражали атаки на опорный пункт "Александр" (восточнее Чернухино). Таким образом, особенно с начала штурма Дебальцево, роль штабных и командных структур сектора (АТО) деградировала до нулевой отметки. Не удивительно, что 15-го февраля при полном бездействии руководства сектора два опорных пункта 40 ОМПБ 17 ОТБр оказались отрезанными от основных сил группировки без каких-либо инструкций и понимания перспектив. До второй половины дня 17-го февраля они так и не получили ни помощи в разблокировании, ни восполнения боекомплекта, ни приказа на прорыв. Они сделали свой выбор и сложили оружие.

На протяжении существования Дебальцевского выступа ни командованием сектора, ни командованием АТО не принимались никакие меры для своевременного пополнения убывающих людских ресурсов и вооружений. Так, убыль по ствольной артиллерии в 128-й бригаде составила около 70%. А прибывшие по программе восполнения потерь 4 САУ оказались только покрашены, но даже не сняты с консервации и вышли из строя в течение 3-х суток. В 25-м ОМПБ 75% минометов вышли из строя. Таким образом, по мере убыли в артиллерии и других ресурсах возможности удержания своих позиций пропорционально таяли. При этом на протяжении почти месячного непрерывного штурма противник только наращивал свои силы. Многократное превосходство противника в живой силе в условиях невозможности поддерживать наши боевые порядки огнем артиллерии при, напротив, шквальном огне артиллерии противника вело к неминуемой и бездарной гибели наших подразделений на опорных пунктах. А после потери ключевых позиций привело бы к неминуемому разгрому всей группировки ВСУ в Дебальцево. Т.е. гибели или пленению более чем 2000 военнослужащих ВСУ.

В этих условиях командование и штабы сектора и АТО проявили преступное бездействие, оставаясь пассивными наблюдателями, стянув на свою охрану наиболее боеспособные подразделения. При этом в самом "узком" месте между н.п. Калиновка, занятым противником, и "пустым" н.п. Логвиново "оборону держали" 4 бойца 54-го ОРБ на неисправной БРМ!!! Это и привело к выходу и закреплению противника на "дороге жизни" без боя!

Особенно трагикомически выглядели попытки командования сектора "зачистить" район н.п. Логвиново, в котором уже держали оборону две БТГ противника при поддержке 2-х танковых рот (эта информация докладывалась в штаб сектора), силами сначала взвода, потом сводной роты, собранной из нескольких подразделений ВСУ и Национальной гвардии, потом попыткой собрать по штабам подразделений поваров и связистов для прорыва окружения!!! На 5-е сутки после потери контроля над путями снабжения стало ясно всем командирам подразделений, что такое командование ведет весь гарнизон Дебальцевского уже анклава к плену и/или гибели.

В этих условиях инициативные офицеры поставили вопрос о принятии безотлагательного решения об организованном выводе войск из окружения вне зависимости от наличия решения "уполномоченных штабов". Был разработан план артиллерийской подготовки и сопровождения отвода войск, организованы ЗКП (замаскированные командные пункты) вне котла для управления огнем и организации связи. Своевременно проинформированы удаленные боевые порядки о перемещении к месту сосредоточения для прорыва. При этом применялись надежные средства коммуникаций, а штаб сектора был исключен из этой цепочки. Все подразделения ожидали такого, единственно правильного решения, поэтому проблем с взаимодействием между подразделениями и боевыми порядками не было. К 2-00 18 февраля сформированные колонны пошли на прорыв. За подразделениями 128-й бригады потянулись остальные отдельные подразделения ВСУ, Национальной гвардии и милиции. Штаб сектора вместе с подразделениями обеспечения и охраны был извещен об отходе наравне с другими отдельными подразделениями и не "умничая" присоединился к прорывающимся колоннам. Огнем и маневром ударные части колонн связывали опорные пункты противника на пути следования, давая возможность пройти колесной технике, груженой личным составом и самым необходимым снабжением. Остававшаяся исправной артиллерия 128-й бригады, выскочив в первом эшелоне на "большую землю", сходу развернулась и приступила к огневой поддержке отходящих войск.

В арьергарде отходили боевые порядки 25-го ОМПБ с отступившими к ним отдельными группами других подразделений, прибывшие с опорных пунктов юго-восточного направления. 25-й ОМПБ обеспечивал танкоопасное углегорское направление, с которого могло быть организовано преследование отходящих войск. Поскольку у 25-го ОМПБ за время боев вся боевая техника и транспорт были разбиты огнем противника или вышли из строя по другим причинам, отход осуществлялся пешим порядком по маршруту около 25 км в арьергарде мехколонн 128-й бригады и длился до 13-00. Во время отхода арьергарда противник пытался перерезать пути его отхода фланговым ударом со стороны н.п. Санжаровка. Атаки противника сдерживал и отражал опорный пункт 128-й бригады "ВАЛЕРА". Управление огнем артиллерии по атакующей БТГ противника (остаткам "санжаровской" группировки после нашей артподготовки), несмотря на осколочное ранение и контузию, осуществлял арткорректировщик 25-го ОМПБ "Кремень". Управление огнем производилось через ЗКП 25 ОМПБ и ЗКП 128 бригады, комбата 25 и заместителя комбрига 128, непосредственно на командиров огневых дивизионов старшего подчинения (АТО), минуя штабы (по горизонтальной связи). Только полностью выполнив боевую задачу по прикрытию фланга отходящих войск, во избежание окружения, "ВАЛЕРА" был отведен к реке Луганке. Со стороны с. Новогригорьевка отход группировки прикрывал опорный пункт 40 ОМПБ ''Зозо'' под командованием офицера с позывным "Кремень". Этот опорный пункт был оставлен после полного выполнения боевой задачи в 5 час. 40 мин. 18.02.2015 г.

Таким образом, исчерпав все возможные ресурсы для удержания Дебальцевского выступа, выбрав оптимальный момент (в ночь после отражения интенсивного штурма), с минимально возможными потерями была выведена полностью окруженная (на момент начала отвода) Дебальцевская группировка ВСУ с подразделениями Национальной Гвардии и милиции.

Пропасть недоверия между боевыми частями (подразделениями) и штабами орбиты ГШ (АТО, сектор) характерна для всех участков фронта (секторов). Сегодня какой-то "удивительный" механизм назначений выталкивает на высшие командные должности людей совершенно никчемных профессионально и морально. Уровню недоверия этим "управленцам" уже некуда расти! Текущее состояние ГШ и штабов-сателлитов влечет бездарные потери личного состава и техники, а также дальнейшую оккупацию противником украинской территории. Кроме того, недоверие собственному командованию значительно снижает боевой дух и стойкость подразделений.

Проблему не решить сменой одной персоналии. Необходимо заменить всех руководителей, уполномоченных принимать решения, на инициативных, имеющих положительный опыт управления бригадами-батальонами в реальных боевых условиях, пользующихся доверием и уважением в своих соединениях, частях и подразделениях. Нужны такие люди, которые не будут уходить от ответственности, а в вопросах исключительной компетенции Верховного главнокомандующего сумеют предложить и обосновать правильные решения.

СЛАВА УКРАИНЕ!

Одобрено:

Командир 128-й ГПБр полковник Шаптала С.А.

офицерское собрание 128-й ГПБр

офицерское собрание 25 ОМПБ, председатель майор Волик Д.В.

офицерское собрание 40-го ОМПБ, секретарь ст. л-т Ломака В.А.

Общее собрание 54-го ОРБ (1-я, 2-я роты и рота глубинной разведки), секретарь старшина Шовкун В.А.

Как сообщал "Обозреватель", координатор волонтерского проекта "Вернись живым" Виталий Дейнега заявил о том, что большинство руководителей Генштаба поддерживали решение о выводе войск из Дебальцево. Его блокировал только Главнокомандующий Вооруженных сил Украины генерал-полковник Виктор Муженко.

Комитет Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны рекомендует Президенту Украины Петру Порошенко уволить начальника Генерального штаба ВСУ Виктора Муженко.

Наши блоги