УкрРус

"Нам давали каски времен Второй мировой". Исповеди раненых бойцов АТО

  • "Нам давали каски времен Второй мировой". Исповеди раненых бойцов АТО
    Юрий Нагорный

После ранения на Донбассе они оказались в одной палате киевского военного госпиталя. Офицер и рядовой украинской армии. У обоих - схожие тяжелейшие пулевые ранения. Оба надеются, что рано или поздно выйдут из госпиталя на своих ногах. Но, несмотря на то, что и Дмитрий, и Максим были ранены практически в соседних населенных пунктах – их истории кардинально отличаются.

С Максимом и Дмитрием "Обозреватель" познакомился в госпитале Минобороны. У ребят в этот день было много гостей: медики госпиталя праздновали свой профессиональный праздник. По такому случаю нардепы презентовали медучреждению аппарат для лечения ран с помощью отрицательного давления.

"Обозревателю" удалось поговорить с военными, которые прошли сквозь пекло АТО. Две истории от первого лица.

Максим, рядовой, 95-ая аэромобильная бригада (20 лет): "Страшно, когда стрелять начинали. Когда ты понимал, что твоя жизнь на волоске"

Сначала, когда мы приехали на восток, в Краматорске были, на аэродроме сидели долгое время. Потом под Славянск поехали колонной. Колонна двигалась в нападение. Там нас, как оказалось, ждали. Начали стрелять по нам. Мы начали отстреливаться. Столкнулись, можно сказать. Это было 3 июня…

Когда двигались колонной через село – то некоторые люди выходили. Руками махали. Плакали. Говорили: "Мы с вами, мы за вас, ребята, держитесь!". Бабушки выходили, плакали, руки поднимали. Кричали, что они с нами, они за Украину. Это действительно поднимало боевой дух нам. А некоторые просто стояли с каменными лицами и смотрели на нас.

… Я помню все – и до ранения, и после. Я сознания не терял. Мне в ногу попала очередь, 5,45. Проломала кость, задела артерию, задела нерв, вырвала кусок мышцы и вышла с другой стороны. После ранения меня доставили в Харьков, а уже оттуда – сюда. (Максима привезли в Киев в тяжелом состоянии, ему, как и всем "тяжелым", катетер для капельниц установили не на руку, а над грудью. – Авт. ).

Чего не хватает бойцам? Да много чего, действительно, не хватает. Например, даже нормальной экипировки. Бронежилеты были, у некоторых были даже железные каски. Правда, они остались еще со времен Второй мировой -отрыли где-то на складах. Нам, в принципе, завозили бронежилеты. Завозили кевларовые каски, так что они тоже были. Хотя не у всех, не у всех…

Страшно было все время. Страшно, когда стрелять начинали. Когда ты понимал, что твоя жизнь на волоске. Что, не дай Бог, какая-то пуля… Но сразу переключаешься на какие-то другие мысли, стараешься не думать о плохом…

Сейчас уже почти не болит. Нога просто как онемевшая. Иногда, бывает, простреливает очень сильно. Просто импульсы такие… как электрические… А так – нормально. Будем стараться, чтобы не хромать!

Дмитрий, кадровый офицер: "Он сжал мою ногу – там, где было ранение. И сказал: "Нечего было сюда приезжать"

Я попал в засаду под Рубежным 22 мая. Ехали на выставление блокпоста. Там попали в засаду. У нас была не совсем удобная позиция. Они были сверху, а мы – снизу, перед мостом. И мост они заградили бетонными блоками. Справа и слева был лес. Мы в лес не стали идти, потому что не знали, есть ли там мины, нет ли там растяжек. Там я и получил ранение. Пуля 5,45 в обе ноги.

Все помню… Два моих друга, два офицера, помогли мне оттуда выбраться. А местные жители заградили колонне выход. Позади нас срубили деревья и посбрасывали их на дорогу, чтобы техника не смогла проехать. Другую колонну, которая ехала на помощь, вообще не пропускали – стали и перекрыли дорогу.

Когда меня привезли в поликлинику на гражданском реанимобиле, подошел мужчина и ударил меня два раза по лицу. Сжал ногу там, где было ранение. И сказал: "Нечего было сюда приезжать". А потом, уже вечером, подошла подмога от 25 аэромобильной бригады. Вертолеты и артиллерия. Провели зачистку местности. Тогда из наших один человек погиб. Шесть раненых было.

Сейчас много говорят о предательстве. Я думаю, что предательства нет. Мне кажется, что просто есть немного неорганизованности. Очень долго приходится в таких ситуациях иногда ожидать помощи. Нет какой-то слаженности, немного не хватает взаимодействия между нами. Если бы могли быстрее приходить друг другу на помощь, было бы лучше. А предательства не чувствовалось.

…У меня было уже много операций. Штук пять, как минимум. Медикаментов нам здесь хватает. Даже вот купили мне аппарат – 65 тысяч гривен стоит. У меня там рана и этот аппарат отсасывает ненужные вещества, чтобы ткани быстрее возобновлялись.

Врачи пока не говорят ничего конкретного. Но ходить я точно буду!

Наши блоги