УкрРус

Годовщина "васильковой" революция: как в Беларуси пытались сбросить "Бацьку"

  • Протесты в Беларуси. Март 2006 года
    1/18
    Протесты в Беларуси. Март 2006 года

События 10-летней давности в Беларуси сегодня вспоминают в основном их участники. Сейчас никто не называет ту попытку мирных перемен "васильковой революцией", но именно белорусский василек из синих ленточек был ее символом, по примеру "революции роз" в Грузии или "тюльпановой революции" в Киргизии.

Об этом пишет в статье для Deutsche Welle журналистка Наталья Макушина.

Президентские выборы 2006 года не привели к смене режима, а называть героями своих современников - участников протестных акций в Беларуси не принято, даже если они оказались моральными победителями в неравной борьбе. Но вспоминать, как это было, надо. Хотя бы в такие круглые даты.

В 2006 году Александр Лукашенко пошел на третий срок правления, переписав конституцию страны, поскольку раньше пребывание одного человека на посту президента ограничивалось двумя каденциями. Руководство страны действовало беспардонно, не желая терять места у государственной кормушки. Чтобы добиться изменений мирным путем, оппозиция смогла договориться о выдвижении единого кандидата - гродненца Александра Милинкевича и собрать команду в 5 тысяч человек.

Против Лукашенко выступил еще один оппозиционер Александр Козулин. За развитием начавшегося гражданского противостояния наблюдал и Евросоюз, и Россия. И хотя оппонентам режима в итоге не удалось одержать победу, в истории Беларуси выборы 19 марта 2006 года останутся как время отчаянного сопротивления давлению государственной машины и романтических надежд на перемены.

Вспомнить все

B то время я готовила радиоматериалы из Гродненской области для немецкой медиакомпании Deutsche Welle. Но в Гродно были посажены "на сутки" почти все мои коллеги, и две недели пришлось поработать за них и на Европейское радио для Беларуси, которое только начинало свое вещание, и на другие независимые СМИ.

Помню, как в день выборов по моей улице курсировал дежурный милицейский "уазик", и я, обложившись тремя мобильниками и списком из сотни телефонных номеров моих добровольных корреспондентов, выдавала сообщения с гродненских избирательных участков и вела хронику арестов, в том числе и моих друзей-журналистов. Ежедневная информация о задержаниях десятков активистов в разных городах была тогда обычным явлением.

Властные структуры организовали давление на своих оппонентов "по-взрослому". Перед выборами были закрыты многие независимые газеты, в том числе и гродненская "Биржа информации", где я работала. А против оппозиции была открыта "стрельба на поражение". Начиная с атак на государственном телевидении, тиражирующих страшилки КГБ о вбросе в водопровод дохлых крыс, который намерены совершить оппозиционеры - до законодательных актов об уголовной ответственности за деятельность от имени незарегистрированных организаций, а также за дискредитацию государства в случае предоставления за рубеж заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, военном и международном положении Беларуси.

Под угрозой уголовного преследования оказались лидеры партий, активисты, независимые наблюдатели и журналисты неподконтрольных СМИ. Во время той избирательной кампании были отработаны эффективные, как казалось силовикам, методы устрашения общества. Конечно, основные события разворачивались в Минске, но и в регионах местные функционеры бросили на подавление инакомыслящих все свои силы. Людей хватали на улицах, тащили в суд и "паковали" на несколько суток. Некоторых отсидевших задерживали повторно, через несколько минут после того, как они вышли из отделения милиции. Или вывозили в лес и оставляли там без документов и денег. Особая охота велась на тех, кто из регионов пытался пробраться в Минск на акции протеста.

Вызов режиму

Протесты в столице начались с многотысячного митинга 19 марта. Продолжились они в молодежном палаточном городке на Октябрьской площади. Несмотря на холод, снег и милицейскую блокаду, молодым людям удалось продержаться несколько суток, потому что солидарные минчане под угрозой арестов умудрялись передавать протестующим одежду и еду.

Но и после ночного разгона и задержаний оппозиция решилась провести традиционный сбор 25 марта в честь Дня воли. ОМОН забросал его участников дымовыми шашками, многие были избиты и арестованы.

Наблюдатели ОБСЕ не признали соответствующей международным стандартам избирательную кампанию, в результате которой Центральная избирательная комиссия насчитала Александру Лукашенко 82,6 процентов голосов и 92 процента явки избирателей. В эти цифры поверить было действительно трудно. Многие белорусы тогда надеялись на перемены и помогали избирательным штабам Милинкевича и Козулина. Знали об отсутствии столь массовой поддержки Лукашенко и власти. Иначе давление, которое обрушилось на демократически настроенных граждан, не было бы столь внушительным и суровым.

Всего за участие в выборах на стороне оппозиции в 2006 году репрессиям подверглись несколько тысяч человек. Многие потом уехали из страны или отказались от дальнейшей политической деятельности. "Васильковая революция" в Беларуси не удалась. Но отчаянное сопротивление тех дней останется в новейшей истории страны символом мужества и отчаянным вызовом жестокой государственной машине.

Наши блоги