УкрРус

Замглавы миссии: ОБСЕ не намерена прекращать деятельность на Украине

  • Замглавы миссии: ОБСЕ не намерена прекращать деятельность на Украине

В интервью DW Александр Хуг рассказал, как реагирует миссия ОБСЕ на враждебность, с которой она столкнулась на востоке Украины в последнее время.

Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ, которая работает на востоке Украины с марта 2014 года, в последнее время столкнулась с враждебным отношением к себе. 6 августа в Донецке состоялась акция протеста против деятельности миссии, сотни человек обвиняли ее в необъективном освещении конфликта между сепаратистами и Киевом. Через несколько дней сотрудники СММ обнаружили у своего офиса в Донецке четыре сгоревших автомобиля. Наблюдатели предполагают, что был совершен поджог. В тот же день в Луганске прошла еще одна акция протеста. Заместитель главы СММ ОБСЕ Александр Хуг рассказал в интервью DW о том, что происходит, и как реагирует миссия на ситуацию.

DW: Что вы можете рассказать о событиях последних дней?

Александр Хуг: Могу подтвердить, что в начале третьего в ночь на воскресенье, 9 августа, мы увидели из окна отеля в Донецке, где проживают сотрудники миссии, что наши автомобили охвачены огнем. Утром мы обнаружили, что были сожжены четыре бронированных автомобиля СММ ОБСЕ, стоявшие на парковке перед зданием. Эти машины мы использовали с тех пор, как начали проживать в этом отеле - уже больше года.

Оценивая ситуацию, можем также сообщить, что с определенного момента времени проходят организованные акции протеста против деятельности миссии - в самом Донецке, а также в Луганске. Например, вчера перед нашим луганским офисом состоялась акция с участием почти 300 человек, она прошла мирно.

Намерения участников таких протестов могут быть разными. Одно из них, возможно, связано с тем, что есть те, кто не хочет, чтобы мы видели определенные вещи, происходящие в Донецкой области. Возможно также, что акции протеста проводятся, чтобы отвлечь от других событий. Горящие машины, разлитая красная краска перед отелем (во время акции в Луганске. - Ред.) - это сильно притягивает внимание общественности.

Мы, конечно, понимаем, что мирные жители, в особенности Донецка, обеспокоены и разочарованы. Некоторые районы этого города уже долгое время находятся под обстрелом. Это благоприятная почва для организации протестных акций. В свою очередь миссия заявила, что готова к разговору с демонстрантами, но эта готовность не была принята - участники протестов отказались говорить с нами напрямую.

- Как вы думаете, кто может стоять за поджогом автомобилей?

- Я не хочу строить предположения. Это может быть один человек или целая группа - сложно сказать. Лидеры так называемой ДНР официально заявили о своей непричастности к инциденту и осудили его. Это, в некоторой степени, положительный момент. Кроме того, со вчерашнего дня вокруг отеля расположились вооруженные бойцы ДНР, которые намерены предотвратить подобные происшествия.

- Что предпринимает ОБСЕ после инцидента?

- Была сразу же на непродолжительное время ограничена свобода передвижения участников миссии. Мы должны были убедиться в том, что речь не идет о широкой атаке на миссию - и в ходе вчерашнего дня выяснилось, что это не так. Сегодня ограничительные меры были отменены, мы обычным образом проводим патрули в Донецке, на линии соприкосновения, всюду - насколько позволяет ситуация. У нас пока нет планов по отводу наблюдателей или отказу от контроля над частью региона.

- Каков настрой у сотрудников миссии ОБСЕ? Какова ситуация с безопасностью?

- Настроение у людей, конечно, подавленное - и это понятно. Горящие машины посреди ночи, демонстрации против гражданской наблюдательной миссии - все это наши сотрудники не смогут быстро забыть. Мы постоянно поддерживаем с ними контакт, пытаемся дать уверенность в том, что миссия сделает все необходимое для обеспечения их безопасности. После одного из последних протестов в Донецке я сам приезжал туда. Мы ежедневно, ежечасно связываемся с наблюдателями, и, если ситуация ухудшится, сможем сразу принять меры по их защите.

- Как скажется инцидент с сожженными машинами на минских договоренностях?

- В краткосрочной перспективе никаких прямых последствий не будет. В долгосрочной перспективе стороны (конфликта. - Ред.) должны понять, что миссия ОБСЕ может выполнять свои задачи только при наличии определенной свободы передвижения. Такие акции по запугиванию можно назвать действенными только в том случае, если мы ограничим или полностью прекратим свою работу. Но в настоящее время у нас нет планов по прекращению деятельности.

Мы, конечно, примем все возможные меры по защите наших сотрудников и призываем все стороны предоставить нам возможность работать на линии соприкосновения с тем, чтобы мы могли поддерживать сами стороны - сопровождать их договоренности и предоставлять информацию, на основе которой они могут принимать решения.

- Насколько вероятно усиление враждебности по отношению к миссии?

- Это сложно оценить. Мы приняли меры по предотвращению подобных происшествий - например, договорились с местными органами безопасности о том, что в любое время суток в нашем распоряжении находится группа охранников, также планируем другие шаги. Вместе с тем необходимо участие сторон, в особенности, так называемых ДНР и ЛНР, от которых мы ожидаем помощи в защите наблюдателей.

- Останется ли прежним местоположение миссии в Донецке?

- Да. В Донецке офис миссии и отель, где проживают сотрудники. Мы не намерены уходить из города и Донецкой области.

Наши блоги