УкрРус

Брат у ворот: чем может ударить Россия

Читати українською
  • Брат у ворот: чем может ударить Россия
    inforesist.org

Константин Машовец, ИАЦ СНБО, для Укринформа

В преддверии завершающейся стадии АТО на Донбассе полезно уяснить возможности войск "сопредельной стороны" на случай, если горячие головы в Кремле рискнут перейти красную черту и начать полномасштабное вторжение уже без всяких "зеленых человечков".

Эта "сторона" в последнее время концентрирует на разных участках общей границы части и подразделения своих регулярных войск. Так, по сообщению спикера информационного центра СНБО Андрея Лысенко, продолжается весьма интенсивное накопление Вооруженных сил Российской Федерации, каждый день приходят данные о новых подразделениях, перебазированных с Алтая, из Новосибирска, из Мурманска, из Татарстана и других территорий.

Сосредоточение сил происходит вдоль всей границы с Российской Федерацией. "Там лагеря полевые разбиваются, идет формирование инфраструктуры и подходят подразделения — и танки, и БТР, и люди. Все происходит так же, как и на первом этапе антитеррористической операции. Просто после этого Россия заявила, что это были только маневры, и отвела войска, а сейчас они опять их возвращают", — отметил Лысенко.

Сегодня мы рассмотрим лишь часть возможностей российских войск непосредственно на восточном участке российско-украинской границы.

Итак, с юга нашей страны в полосе от Крыма до северных границ Луганской области расположился Южный военный округ Российской Федерации. В своё время он был реорганизован в течение 2010 года на базе Северокавказского военного округа. И в результате превратился в один из самых мощных военных округов ВС РФ.

В его состав вошли Черноморский флот, Каспийская флотилия и 4-е командования ВВС и ПВО. Именно этот российский округ, особенно в свете его реорганизации в 2010 году, многими специалистами считается "главной военной угрозой" Украине. И совсем не зря. Ведь откровенно наступательный характер группировки его войск очевиден.

В состав округа входит две полностью развернутые общевойсковые армии с соответствующими армейскими комплектами войск — 49-я (штаб в Ставрополье) и 58-я (штаб во Владикавказе). А также два развернутых по полным штатам ударных штурмовых соединения — седьмая десантно-штурмовая (горная) дивизия (Новороссийск) и 56-я гвардейская десантно-штурмовая бригада (Камышин).

Кроме того, в состав обоих флотских объединений, которые включены в состав округа (ЧФ и Каспийская флотилия), входят соответствующие группировки морской пехоты. Они также способны вести наступательные, амфибийные действия на протяжении всего южного побережья Украины, как Черного, так и Азовского морей. Это — 810-я бригада МП ЧФ (Севастополь) и 77-я отдельная гвардейская бригада МП Каспийской флотилии (Каспийск). Для выполнения ограниченных тактических наступательных действий на побережье противника в состав обоих флотских объединений, а соответственно и войск округа, входит два отдельных батальона МП — 727-й (Астрахань) и 382-й (Темрюк), способных действовать как в автономном режиме, так и во взаимодействии с другими ударными силами и средствами.

В общем, на этом операционном направлении вооруженные силы Российской Федерации могут сосредоточить до 550 танков (поровну Т-72 и Т-90), более 1000 БМП и БМД, 250 БТР (в основном БТР-80) и до 800 единиц бронемашин МТ-ЛБ и БТР-Д. Эта группировка имеет также достаточно мощную артиллерийскую поддержку — до 450 САУ, 220 орудийных стволов буксируемой артиллерии, более 240 минометов и 250 РСЗО (в том числе мощные "Смерчи" и новейшие "Торнадо").

Непосредственно в частях и подразделениях войск округа на вооружении находится более 150 пусковых установок ПТРК и 220 ПУ армейской ПВО (в том числе С-300В, "Бук", "Тор", "ОСА", "Панцирь-1С"). Непосредственно боевые порядки войск прикрывает около 60 ЗСУ "Тунгуска".

Откровенно наступательный характер имеют так же ВВС округа, в частности его ударная составляющая — до 100 фронтовых бомбардировщиков Су-24М, до 80 единиц штурмовиков типа Су-25 и до 100 истребителей (Су-27, МиГ-29 и новейшие Су-30).

Особенно мощно выглядит сосредоточенная на этом операционном направлении группировка армейской авиации — более 100 единиц ударных вертолетов, с высоким процентом новейших и модернизированных типов и образцов (в том числе не менее 10 Ка-52, более 30 Ми-28Н и не менее 50 Ми -24/35). Кроме того, войска округа используют до 12 единиц уникальных тяжелых транспортных вертолетов Ми-26 и до 60 единиц многоцелевых Ми-8/17.

Учитывая тот факт, что по замыслу российского командования войскам округа в случае начала операции против Украины придется действовать преимущественно на приморском направлении и в ее южных районах (местность доступна для всех типов и видов бронетехники, включая танки), было вполне логичным с его стороны включить в состав войск Черноморский флот.

Сегодня это — 2 подводные лодки (одна точно исправна, по второй разные данные), ракетный крейсер "Москва", большой противолодочный корабль "Керчь" (по отечественной классификации эсминец), 3 сторожевых корабля (фрегата), 5 малых противолодочных кораблей (корвета), 4 малых ракетных корабля (ракетные корветы), 5 ракетных катеров и 7 (!) больших десантных кораблей. Большинство кораблей в почтенном возрасте, но решать задачи еще способны.

Наличие в составе ЧФ РФ значительных по размеру десантно-амфибийных сил, включая почти эскадру десантных кораблей, способных доставить к побережью противника достаточно мощную группировку наземных войск, не может не наводить на определенные размышления. Особенно в свете того факта, что бороться с корабельными группировками российского флота (включая его десантные силы) непосредственно на их переходе в море украинским ВМС после "крымского погрома" практически нечем.

Кроме того, наличие в составе ЧФ собственных ударных авиационных сил — штурмовой и бомбардировочной эскадрилий и планов российского командования усилить их путем включения в состав авиации ЧФ бомбардировщиков типа Ту-22М3, несомненно, требует от украинского командования, в свою очередь, усиления системы ПВО на южном направлении.

Однако, военные риски для нашей страны совсем не ограничиваются исключительно южным направлением. Достаточно угрожающе, даже в мирное время, выглядят группировки войск российского Западного военного округа, который примыкает к Южному военному округу с севера и "отвечает" за северо-восточный участок нашей границы. Зона ответственности этой военно-административной единицы Российской Федерации намного больше, чем участок российско-украинской границы (включает в себя Балтийский регион и Кольский полуостров). Однако, тот факт, что наиболее мощные группировки этого округа сосредоточены именно против Украины (от Харьковской до Киевской областей), никаких сомнений в наличии наступательных планов у российского командования не оставляет.

Тем более, что, как показывают результаты последних "военных учений" вооруженных сил Российской Федерации, их командование способно быстро его усилить войсками из внутренних округов (например, переброской под украинскую границу соединений 2-й армии из состава войск Центрального военного округа).

Надо сразу отметить, что в состав войск этого округа, кроме 1-го командования ВВС и ПВО, а также Северного и Балтийского флотов, входят две "стандартные" общевойсковые армии — 6-я (Санкт-Петербург) и 20-я гвардейская (п.Мулино, Нижегородская область). Однако, состав и структура этих двух объединений довольно чувствительно отличаются. И совсем не в нашу пользу.

Ведь 20-я армия выглядит гораздо мощнее и "наступательней", чем ее северная "сестра". Если в состав 6-й армии входит только две "линейные" мотострелковые бригады (138-я и 25-я), то в состав 20-й гвардейской, которая и сосредоточена напротив Украины, количество "линейных" мотострелковых и танковых бригад вдвое больше (2-я гвардейская Таманская мотострелковая бригада, 9-я отдельная мотострелковая, 4-я гвардейская Кантемировская танковая и 6-я отдельная танковая бригады). Именно здесь мы видим настоящую элиту сухопутных войск вооружённых сил Российской Федерации — Таманскую и Кантемировскую бригады, которые оснащены новейшим оружием и являются наиболее вышколенными соединениями российской армии.

Учитывая тот факт, что в состав войск округа входят также 3(!) ударных гвардейских десантно-штурмовых и воздушно-десантных соединения (76-я, 106-я и 98-я дивизии ВДВ), нет сомнений в том, что на украинском направлении в случае необходимости российское командование сосредоточит не одну, а несколько ударных группировок. Кроме того, на данном операционном направлении и на других тоже могут действовать две бригады специального назначения (2-я и 16-я).

Кстати, подразделения первой из бригад, по данным СНБО Украины, УЖЕ замечены на украинско-российской границе. Они довольно активно поддерживают действия террористов на украинской территории, участвуют непосредственно в боестолкновениях с украинскими войсками, так же как и подразделения ряда других частей и соединений специального назначения ВС РФ.

Буквально два дня назад в районе населённого пункта Снежное украинскими войсками была уничтожена разведывательно-диверсионная группа противника, в состав которой входили военнослужащие 45-го отдельного полка специального назначения ВДВ ВС РФ.

В общем, в этой полосе украинского участка границы российские войска этого округа могут сосредоточить до 24-36 ПУ тактических и оперативно-тактических РК типа "Точка-У" и "Искандер", около 700 танков (из них по 100-150 Т-72 и Т-90, остальные Т-80), до 900 БМП, до 600 БТР (в основном БТР-80, или БТР-82), а также до 600 единиц гусеничных ББМ (МТ-ЛБ, БТР-Д).

Всю эту армаду может поддерживать и прикрывать до 600 САУ, до 300 РСЗО (в основном БМ-21М "Град", до 100 единиц "Ураган" и "Смерч"), более 100 минометов (в том числе самоходные типа 2С9 "НОНА"), более 60 ЗСУ типа "Тунгуска" (есть до 10 единиц "Шилка -23-4") и до 400 ПУ армейской ПВО (С-300В, "Тор", "Бук", "ОСА", "Стрела-10").

Воздушная составляющая также выглядит мощно — до 90 фронтовых бомбардировщиков (из них 24 новейших Су-34, остальные Су-24), до 200 истребителей (Су-27, МиГ-29, частично перехватчики МиГ-31), до 80 ударных вертолетов типа Ми-24/35 и около 60 многоцелевых Ми-8/17.

Однако, с точки зрения оперативного использования всех этих наземных войск перед российским командованием могут возникать определенные проблемы. Главным образом связанные с неблагоприятной местностью в северных районах этой полосы.

Широкие заболоченные участки, лесные массивы, ограниченные по объёмам пропускной способности транспортные коридоры, особенно в бассейне левых притоков Десны и Днепра, наверняка заставят командование российских войск сместить главное направление своих усилий в южном направлении, по общей директрисе Белгород — Харьков.

Учитывая тот факт, что украинские войска способны в полосе Сумской, Черниговской и Киевской областей вести довольно успешную маневренную оборону при условии массовой поддержки местного населения сравнительно небольшими силами, такое решение российского командования, отработанное им в течение последних широкомасштабных учений, представляется вполне оправданным и логичным.

Но следует иметь в виду, что даже в таких условиях "легкой прогулки" у россиян не получится. Ведь все эти рассуждения вполне понятны и для украинского военного командования, которое способно предпринять в связи с этим определенные меры противодействия.

Кроме указанных направлений (условно говоря — южного и северного), существуют еще два направления, которые делают развертывание и оперативное построение русских войск в случае принятия решения на вторжение в Украину достаточно благоприятными для агрессора. Имеется в виду непризнанный анклав — Приднестровье и территория Беларуси, связанной с РФ союзническим договором.

Конечно, возможности сосредоточения и развертывания на этих территориях войск агрессора во многом зависит от внешнеполитической конъюнктуры в регионе и вовсе не является обязательным для исполнения. Тем более, что, с военной точки зрения, лишь Беларусь можно рассматривать как действительно угрожающее направление. Приднестровье, объективно говоря, является изолированным и весьма неудобным для разворачивания сколь-нибудь значительных наступательных группировок плацдармом.

Но в Беларуси высшее военно-политическое руководство страны вряд ли пойдёт на то, чтобы согласиться с использованием своей территории в качестве какого-нибудь значительного плацдарма для создания наступательных, агрессивных группировок ВС РФ.

Хотя, конечно, какие-то отдельные действия российских войск в ограниченных масштабах с её территории возможны (в первую очередь это касается ведения всех типов разведки, проведения диверсионных или демонстрационно-агрессивных действий силами находящегося в этой стране контингента ВС РФ).

В конце две ремарки. В материале не освещался ядерный компонент российских ВС. Вероятность применения Россией ядерного оружия пока рассматривается как крайне низкая.

И второе. У нас не было цели кого-то напугать. Важно понимать, что Россия — серьезный противник. Полномасштабная война с ней — это колоссальное испытание. А те, кто призывает немедленно вторгнуться на её территорию, чтобы прекратить обстрелы украинских войск, действуют на эмоциях.

Накопление фактов агрессии со стороны России неизбежно вызовет реакцию мирового сообщества, особенно — после сбитого российскими террористами Боинга. Лишь после того, как мы будем уверены в полной поддержке действий Украины по пресечению агрессии на международном уровне, причем — поддержке не на словах, только тогда могут рассматриваться варианты действий на упреждение.

Наши блоги