УкрРус

Беженцы в Швеции: шансами пользуются не все

  • Беженцы в Швеции: шансами пользуются не все

Швеция не в первый раз сталкивается с проблемой интеграции большого количества беженцев. Много лет назад страна открыла свои двери для выходцев из Ирака. Репортаж DW из Мальмё.

Мёллеванген - район в шведском городе Мальмё с самым пестрым этническим составом. Здесь находится кафе Simpan, которое облюбовали шведские эстеты и представители творческой интеллигенции с миграционными корнями. Музыкальный продюсер, выходец из Ирака Рам Альнашими - один из лучших примеров интеграции. Он сидит здесь со своим планшетником и пытается организовать концерт Джафара Хасана Абуда - известного исполнителя иракской национальной музыки.

Альнашими - иракский эмигрант первой волны, прибывший в Швецию в 1991 году. Прибытие еще большего числа соотечественников облегчает ему работу. "В Швецию приехало много известных иракцев. Они очень сильно изменили страну", - рассказывает продюсер. По его словам, многие из приезжих - представители творческих профессий.

Музыкант Абуд, который бежал в Швецию в 2007 году, будет выступать вместе с группой MasgufEnsemble- этническими шведами, которых игре на иракских инструментах научили беженцы. По сравнению с мигрантами из других арабских стран иракцы лучше всего интегрированы в шведское общество, считает Альнашими. В то же время они все еще отстают от групп беженцев, приехавших в Швецию раньше. "Иракцев нельзя сравнивать с чилийцами или иранцами. Они давно живут в Швеции и полностью растворились в обществе", - поясняет Альнашими.

"В Швеции лучше всего относятся к мигрантам"

Почти половина жителей Мальмё - третьего по величине города в Швеции - имеют миграционное происхождение. Самая большая группа мигрантов – иракцы. Однако лишь некоторые из них могут похвастаться "абсолютно смешанным" кругом друзей, как Альнашими.

На противоположной стороне улицы, где продавцы овощей и фруктов возбужденно беседуют по-арабски, находится еще одно кафе, CamocciaCafe & Salatbar. Там происходят встречи новоприбывших с остальными мигрантами. Многие из них живут в расположенном неподалеку районе Розенгард, который знаменит столкновениями местных жителей с полицией. До 90 процентов его населения - выходцы из семей мигрантов.

Владелец кафе, успешный иракский бизнесмен Медиан Заннун, качает головой и сетует на высокий уровень безработицы в районе. "Многие жители Розенгарда получили образование и стали инженерами и врачами, - рассказывает он. - Если человек хочет работать, то он найдет работу. Однако некоторые этого просто не хотят".

Сам Заннун приехал в Швецию в 1989 году из иракского города Мосула и устроился работать на стеклозавод, а через пять лет открыл на накопленные деньги собственный бизнес. "Ко мне относились точно так же, как и к шведам, - говорит он. - Судя по тому, что рассказывают мои друзья из Германии и Великобритании, в Швеции лучше всего относятся к мигрантам. Если ты нормальный человек, то сможешь найти работу, квартиру и все остальное".

Интеграция - вопрос времени

Многие иракцы стали здесь успешными предпринимателями; неплохо устроились и иракские медики и стоматологи. Однако представителям другим профессий приходится сложнее. "Я знаю одного человека, который окончил магистратуру по специальности авиационный инженер, но так и не смог найти работу. Сейчас он просто консультирует новоприбывших мигрантов", - рассказывает 37-летний инженер Тамар Вахид Яссим. По его словам, ему также долго не удавалось трудоустроиться. "Я был вынужден два года учиться, чтобы получить степень магистра. В одном из госучреждений мне посоветовали лучше поискать работу в ресторане".

Впрочем, люди с отсутствием профессиональных навыков находятся в гораздо более худшей ситуации. "Мне стыдно об этом говорить, но почти 60 процентов иракцев не имеют образования и не хотят интегрироваться", - говорит Яссим. По его словам, среди выходцев из Ирака высокий уровень безработицы.

В то же время иранские мигранты находятся в куда более выгодном положени. "Иранцы приехали сюда на 10-15 лет раньше, когда здесь требовались рабочие руки и было гораздо легче устроиться". В свою очередь, сирийцы, которые приезжают в Швецию сейчас, лучше подготовлены. "Они намного более открыты для остального мира. Не то, что иракцы, которые более 30 лет находились в изоляции из-за режима Саддама Хуссейна", - отмечает Яссим.

Уровень образования мигрантов падает

Музыкальный продюсерАльнашими совмещает свою деятельность с работой в центре по приему мигрантов. Наибольшее беспокойство ему доставляет низкий уровень образования соотечественников. "Нельзя сравнивать людей, которые приезжают в Швецию сейчас, с моими родителями. В то время человек, желающий сюда попасть, должен был заплатить около 50 000 долларов, а теперь - около 500. Это большая разница", - поясняет он. По его наблюдениям, за последние годы беженцы из Сирии также изменились. "Сирийцы, которые приезжали три-четыре года назад, имели более высокий уровень образования по сравнению с теми, кто прибывает сейчас. Это всегда так: первыми бегут самые образованные и состоятельные люди".

Шведское правительство выделяет значительные средства на повышение уровня образования мигрантов, и многие действительно хотят учиться: если зайти в библиотеку в Розенгарде, то можно увидеть молодых мужчин и женщин - арабов, сомалийцев, афганцев, - склонившихся над учебниками. В 2014 году Швеция в дополнение к бесплатному университетскому образованию выделила 17 млрд евро на покрытие расходов студентов, связанных с обучением. Еще 15 млрд евро пошло на предоставление студенческих кредитов. "Это прекрасная возможность, которой нет ни в Великобритании, ни в США", - говорит Яссим. Вопрос состоит лишь в том, сколько из новоприбывших беженцев воспользуются таким шансом. Если же это в самом деле произойдет, то публика в аудиториях шведских университетов, скорее всего, станет столь же пестрой, как и в районе Мёллеванген.

Наши блоги