УкрРус

Война на Донбассе: странное затишье. Чего ждать от России и Запада

  • Война на Донбассе: странное затишье. Чего ждать от России и Запада
    yeghiazaryan.info

Мир замер в странном ожидании. Активизировавшаяся было в период подготовки и проведения Мюнхенской конференции по безопасности и заседания Нормандского квартета в Минске дипломатия постепенно успокоилась. Складывается впечатление, что международное сообщество посчитало свою миссию выполненной и ожидает, что оставшиеся проблемы рассосутся сами по себе.

Хотя действительность свидетельствует об обратном. Подписанные в столице Беларуси документы не принесли долгожданного прекращения огня на востоке Украине (по крайней мере, сразу, хотя тяжелое вооружение уже отводится). Наоборот, еще не утихли последние дебаты минской встречи, а пророссийские боевики, не обращая внимания на возможную международную реакцию, активизировали наступательные действия в районе Дебальцево для расширения подконтрольных им территорий.

И в дальнейшем, вплоть до настоящего времени, не прекращали свои провокации с обстрелами населенных пунктов и позиций украинских войск в Донецкой и Луганской областях. Москва, в свою очередь, не только не прекратила, а и усилила поставки оружия и боевой техники в Украину. И хотя все мировое сообщество, как мантру, как заклинание повторяет тезис о необходимости соблюдать минские договоренности всеми сторонами, практических шагов по пресечению нарушений или наказанию нарушителей никто предпринимать пока, похоже, не собирается.

В то время, как Украина, связанная по рукам и ногам минскими соглашениями, подкрепленными соответствующей резолюцией ООН, как была, так и остается фактически один на один с распоясавшимся противником, игнорирующим любые писанные и неписанные международные нормы и правила.

Позиции основных игроков

Россия, несмотря на очевидное, продолжает отрицать свою прямую причастность к военным действиям в восточной Украине. При этом она всячески старается подтвердить статус "миротворца" и гаранта соблюдения договоренностей, избежав одновременно признания ее стороной конфликта. Инициированная ею уже упомянутая выше резолюция ООН – лишнее тому подтверждение.

2015 год, а особенно предстоящие два с половиной месяца, в России будут проходить под знаком празднования 70-й годовщины победы во второй мировой войне. А значит, под знаком борьбы с фашизмом и нацизмом. Исходя из этого, можно предположить, что миролюбивая риторика вряд ли будет превалировать в российской политической фразеологии в это время. Негоже народу-победителю опускаться до пацифизма, когда вся страна находится во враждебном окружении.

Тем более, когда ближайшая соседка не выражает особого желания совместно противостоять этой самой "враждебной среде", а наоборот, всеми силами пытается наладить с последней дружеские отношения и уйти из-под назойливого контроля и опеки этого самого народа-освободителя.

Владимир Путин еще в 2010 году заявил, что Россия выиграла бы Отечественную войну и без Украины. Что изменилось с того времени? Украинцы пополнили списки недругов России. Со всеми вытекающими последствиями. А поскольку раскрученный пропагандистский маховик так просто остановить невозможно, то и антиукраинская деятельность, как представляется, будет продолжаться по всем направлениям. Во всяком случае, пока что нет каких-либо веских причин предполагать иное.

Поэтому ни у кого не должно возникать сомнений в том, что официальная Москва использует представившуюся возможность для перегруппировки сил и расширения собственного арсенала влияния на Украину и западные страны.

Чего можно ожидать от мирового сообщества? Европейский союз, находящийся не в лучшем экономическом состоянии, вряд ли готов к каким-либо радикальным действиям.

Евроскептицизм, как плесень распространяющийся по просторам единой Европы, угрожает самим устоям ЕС. Зародившийся как естественная реакция европейцев на издержки интеграционных процессов на континенте, этот скепсис был подхвачен и развит некоторыми политическими силами в качестве предвыборных лозунгов и обещаний. Это были, в основном, партии, находящиеся на крайних политических позициях, такие, например, как французский "Национальный фронт" Марин Ле Пен.

Всех их объединяет неприязнь к гегемонии США и презрение к Европейскому союзу. А еще махровый популизм. Чем успешно пользуется официальная Москва, стараясь посеять хаос, уничтожить евроатлантические связи, дезорганизовать и парализовать деятельность общеевропейских институтов. Раньше такие партии, как правило, концентрировались в Европарламенте. В частности, по некоторым оценкам, из 24 правых популистских партий, занявших после майских прошлого года выборов примерно четверть мест в законодательном органе объединенной Европы, 15 являются "симпатиками" России. Однако победа на выборах в Греции крайне левой коалиции СИРИЗА дает основания полагать, что скептицизм в отношении будущего объединенной Европы начал "опускаться" на национальный уровень. Что чревато подрывом единства ЕС изнутри. И расширяют возможности Кремля по усилению деструктивного влияния на население Евросоюза.

А поэтому ожидать, а тем более требовать от объединенной Европы в нынешних условиях чего-то большего вряд ли целесообразно. Главное, чтобы оставался в силе процесс, связанный с санкциями.

20 февраля текущего года в Великобритании опубликован доклад Комитета по делам ЕС Палаты лордов британского парламента под красноречивым названием "ЕС и Россия: до и после кризиса в Украине". Этот документ стал результатом скрупулезного анализа отношений в четырехугольнике Европейский союз-Великобритания-Россия-Украина за период с июля по декабрь 2014 года.

Главные выводы, к которым приходят авторы, заключаются в том, что отсутствие понимания истинных причин происходящих на постсоветском пространстве событий не позволило Великобритании и другим странам-членам ЕС четко сформулировать действенный ответ на кризис вокруг Украины. Это особенно прискорбно, подчеркивается в документе, если учесть, что Соединенное Королевство является одним из подписантов Будапештского меморандума 1994 года, гарантом территориальной целостности Украины.

Одной из основных ошибок называется неправильная оценка намерений и деятельности России в отношении Европы, что, в свою очередь, привело к отсутствию стратегии, которая позволила бы противостоять современной России, избегая одновременно более разрушительной войны, чем та, что до сих пор имеет место на востоке Украины.

Отсутствие такой стратегии является одновременно виной и Великобритании, и Евросоюза. Авторы призывают иметь дело с Россией реальной, а не вымышленной. Потому, что Великобритания и Европа в целом "вступили в кризис, будто находясь во сне".

Парламентский доклад – первая попытка сделать комплексный и системный анализ состояния дел в Европе. Его значимость усиливается еще и тем, что в нем указываются не только причины нынешней ситуации, но и предлагаются возможные направления решения возникших проблем как в краткосрочной, так и в более отдаленной перспективе.

Насколько активно и эффективно его выводы будут использованы в политических практиках Великобритании и Европы в целом, покажет время. Но уже сейчас можно констатировать, что его содержание в части, касающейся необходимости активизации участия официального Лондона в урегулировании конфликта и в деле создания новой архитектуры европейской безопасности, вступает в определенные противоречия с намерениями британского правительства.

По мнению некоторых политиков и политических наблюдателей, кабинет премьер-министра Дэвида Кэмерона в ближайшее время намерен сосредоточиться исключительно на организации и проведении всеобщих выборов, намеченных на май текущего года, временно заморозив международные контакты. Если это так, то Украине вряд ли стоит надеяться на расширение круга активных участников переговорного процесса по урегулированию за счет Великобритании до окончания указанного мероприятия.

В январе было объявлено, что Министерство иностранных дел Федеративной Республики Германии создает новый институт, главной задачей которого будет исследование России и других постсоветских стран за исключением прибалтийских государств. Это, по мнению британских политических обозревателей – лишнее свидетельство того, что и немецкое правительство не совсем понимает процессы, происходящие на постсоветским пространстве.

Таким образом, только по истечении года российской агрессии в отношении Украины основные политические силы Европы начали серьезно сомневаться в своих первичных оценках того, что происходит на востоке европейского континента. А из этого может следовать вывод, что уже предпринятые конкретные шаги по урегулированию конфликта были не совсем правильными.

Странное затишье наблюдается и по ту сторону Атлантики. США практически не реагируют на нарушения минских договоренностей (хотя и предупредили о возможном "плане Б" в отношении РФ. - Ред.). Затихла риторика по поводу возможных поставок Украине оборонительных вооружений. Складывается впечатление, что администрация Барака Обамы использует формальное подписание документов о прекращении огня в качестве повода отказаться от рассмотрения вопроса о предоставления военной помощи Украине. Хотя раньше американский президент ставил возможность оказания такой помощи в прямую зависимость от соблюдения сторонами минских договоренностей.

То, что проблема, связанная с поставками оружия, сложная, не сомневается никто. Но в политике даже сам факт серьезного обсуждения какого-либо потенциального действия вызывает или может вызвать определенную реакцию.

То, что американские конгрессмены периодически поднимают эту проблему, конечно, хорошо. Но этого недостаточно. Так же, как и недостаточно усилий одних лишь европейских государств для достижения кардинального перелома в кризисе вокруг Украины.

Необходима определенная и решительная реакция со стороны исполнительной власти США. Как подчеркивают американские обозреватели, задерживая помощь Украине, президент США "…открывает двери к большому конфликту с Россией". Потому, что отсутствие конкретных шагов рассматривается последней как признак слабости не только Соединенных Штатов, но и Запада в целом.

Можно констатировать, что все, так или иначе причастные к кризису вокруг Украины, международные субъекты по-своему используют наступивший после переговоров в Минске период. Главное, чтобы эта своеобразная передышка не стала очередным этапом эскалации напряженности конфликта. Украина, со своей стороны, должна делать все возможное, чтобы процесс урегулирования не затухал ни на минуту, даже во время этого странного затишья.

Наши блоги