УкрРус

Ислямов о запрете Меджлиса: мы не такие беззубые, как кажется

  • Ислямов о запрете Меджлиса: мы не такие беззубые, как кажется

Российские оккупанты начали претворять в действительность свои намерения обезглавить крымскотатарский народ. Со вчерашнего дня, с 13 апреля, на территории полуострова официально запрещен Меджлис крымскотатарского народа. Эту организацию, последовательно выступавшую в защиту прав коренного населения Крыма и отстаивавшую принадлежность полуострова Украине, признали экстремистами. О том, какие ответные действия планирует Меджлис, какой реакции на происходящее ждут крымские татары от украинских властей и международного сообщества и к каким последствиям может привести очередной виток репрессий против коренного населения Крыма со стороны России в ходе российско-украинской войны, "Обозревателю" рассказал один из наиболее известных представителей "Меджлиса" Ленур Ислямов.

- Ленур, вчера стало известно о том, что оккупанты таки осуществили свои угрозы и запретили Меджлис крымскотатарского народа. Думаю, большой неожиданностью для вас это не стало и вы подозревали, что рано или поздно нечто подобное будет. Что дальше, после этого запрета?

- Мы знали о том, что это случится, с самого начала, с первого дня аннексии. Мы понимали, что они оставят псевдо-муфтият или будут делать Таврический муфтият. Мы не думали, что наш муфтий крымский так продажно себя поведет. Но нарезанная бумага – это нарезанная бумага. Что теперь сделаешь? Им даже Таврический муфтият не потребовался – они просто перекупили крымский...

А вот с Меджлисом провернуть нечто подобное им не удалось. Потому что в Меджлис люди приходили заниматься политикой – до конца. И большинство членов Меджлиса придерживались этой позиции, как бы им не было сложно – у всех ведь есть семьи, дети. Наше национальное движение не позволяет вилять, юлить. У нас существует довольно жесткая система – в некотором роде даже авторитарная. Хотя и с элементами демократии. В том, что касается Родины – у нас нет и не может быть двух-трех мнений. Родина должна быть свободной. И она должна быть в системе координат Украины – и никак по-другому.

То, что они (оккупационные "власти" Крыма – ред.) сделали – это давно запланированный акт. Просто немного ускоренный во времени, благодаря инициативе местных крымских чиновников, которых русские купили. Имею в виду Константинова и, особенно, Поклонскую и остальных сторонников оккупантов, приехавших с материковой Украины. Они ведь еще в большей степени заинтересованы подыграть российскому оккупанту. Поэтому и ускорили процесс – сделали все раньше суда.

Поэтому сейчас нас ждет очень интересное время. Интересное с точки зрения того, как будут реагировать все остальные.

- А что запрет Меджлиса означает для крымских татар на практике?

- Теперь любой крымский татарин, который где-то проговорится, что у него, допустим, жена работала в национальном движении или даже ходила в Меджлис – может оказаться фигурантом уголовного дела в любой момент. Они будут открывать уголовные дела и говорить: так, дружок, либо ты вступаешь к нам в фейковую организацию "Крым" (или любую другую, которых на полуострове сейчас наплодили великое множество), либо мы начинаем уголовное дело. И даже если ты не сядешь – то, как минимум, будешь вынужден постоянно ходить на допросы, отчитываться о каждом своем шаге…

Это инструментарий давления на крымских татар, с целью сделать так, чтобы они в массе своей вступили вот в эти вот псевдо организации. Сначала убрали самых активных, буйных. Потом убирают менее активных. А потом уже убирают все население.

Что, собственно, сейчас и происходит.

Поэтому это все печально. Как и то, что нам за два года еще ничего не удалось сделать здесь, на материке. Максимум, что мы получаем - эмоциональную поддержку вроде "Держитесь, Украина с вами!". А ведь нам необходимы определенные шаги со стороны материковой Украины. Нам необходимо, чтобы материк серьезно поддерживал крымских татар, которые являются гражданами Украины, но остались в Крыму. На оккупированной части нашей большой Родины.

- Какие именно шаги вы имеете в виду?

- Нужно создать правительство Крыма в изгнании. Мы об этом говорили уже не раз. Нужно, чтобы все-все организации, органы государственной власти были воссозданы на материке. Необходимо бюджет Крыма, который существовал ранее, выделить Совету министров, собранному на материковой части Украины. Мы должны создать сервисные центры. И по максимуму продемонстрировать, как мы умеем работать – для людей, которые остались заложниками на полуострове. Мы должны этим гражданам предоставлять на материке медицинскую, юридическую – любую возможную помощь. Тогда это будет действительно серьезный инструмент для дальнейшего возвращения нашей земли.

Кроме того, необходимо возобновить вещание всех украинских каналов на полуостров. Не так, как сейчас – по спутнику, а эфирное вещание. Мы можем это сделать. Такие возможности у Украины есть.

- А мир? Как цивилизованный мир должен отреагировать на происходящее? Вы ожидаете какой-то реакции от Европы, США?

- Будет решение ООН относительно того, как цивилизованный мир трактует запрет Меджлиса.

Беда лишь в том, что для России сейчас и ООН, и любые другие международные организации – пустой звук. Так что эффекта от очередной резолюции не будет никакого.

Россия давно наплевала на все международные организации. Она дала пощечину всему мировому сообществу. Всем правительствам европейских стран, всем их гражданам – всему миру дает пощечины! Им наплевать на всех и на все.

Но это – лишь до поры-до времени. Пока у них не закончилась вот эта их нефтяная банка. Как только поток нефтедолларов иссякнет – они тут же станут шелковыми.

Хотелось бы, чтобы Америка и Европа перешли наконец к более серьезным мерам. Я уже описывал, какими должны быть эффективные шаги мирового сообщества.

- Напомните?

- Отключение системы SWIFT. Полное закрытие всех счетов "Сбербанка", "ВТБ-Банка", всех остальных российских банков, работающих на русских солдат, которые убивают украинцев. Запрет въезда всем российским дипломатам…

И все! Если бы это было сделано – нам осталось бы лишь подождать несколько месяцев. Эти шаги ускорили бы неизбежное. Причем, настолько, что, если бы это было уже сделано – мы бы находились в свободном от агрессора Крыму.

- Запрет Меджлиса ускорит возвращение Крыма в Украину? Или как раз это действие оккупантов никак не влияет на приближение конечной цели – возобновления территориальной целостности нашей страны?

- Однозначно, то, что сейчас они делают с Меджлисом, ускоряет все процессы. Знаете, у нас даже шутка есть о том, что Путин настолько бездарен в национальной политике и вообще во всех остальных вещах, что он делает больше для возвращения Крыма Украине, чем сама Украина. Просто надо подождать, пока это все развалится. А разваливается оно с космической скоростью.

Когда жители того же Севастополя, который всегда был эдаким апологетом русского мира, жители, кричавшие, что они не украинцы, а русские, сейчас первыми бегут к нам на границу, на блокаду – и умоляют: спасите нас быстрее! СОС! Держаться нету больше сил!.. Это о чем-то говорит, верно?

- Есть ли у вас факты, что сразу после того, как стало известно о запрете Меджлиса, начался новый виток преследований, притеснений крымских татар в Крыму? Или пока еще тихо?

- Знаете, как они сейчас делают? Многие крымские татары в последнее время начали жаловаться, что к ним уже приходят. Ходят молодые люди лет 24-25, представляющиеся сотрудниками МВД. Ходят по двое-трое. Пока, следует отметить, интеллигентно. Приходят к крымским татарам, называют разные фамилии и любопытствуют, связаны ли их собеседники с этими людьми. Знакомы ли. Доводилось ли встречаться… Интересуются, есть ли среди родственников опрашиваемого те, кто служит в нашем батальоне или собирается к нам примкнуть. Спрашивают у людей, имеющих сыновей призывного возраста, намереваются ли те идти служить в российскую армию..

На этом пока все. "Беседа" занимает минут 15-20.

Вот такое ноу-хау. Такой чекин делают, ходя по дворам. Точно так же ходили с описью перед депортацией нашего народа с полуострова в советские времена…

- Скажите, сегодняшняя поездка Джемилева и Чубарова в Стамбул связана с запретом Меджлиса?

- Нет, это совершенно не связано. Встреча с президентом Турции, с премьер-министром Турции планировалась заранее и состоялась бы в любом случае. Но естественно, на этой встрече будет обсуждаться, в том числе, и запрет Меджлиса, о котором мы давно предупреждали. Конечно же, после этого последует определенная реакция МИДа Турции и самого Эрдогана.

Думаю, Меджлис тоже не будет бездействовать и введет военное положение. Мы давно говорили о возможности такого шага и о том, что у нас есть определенный план действий, который мы начнем реализовать в связи с этим.

Мы не совсем беззубые, как это кажется. Просто у Меджлиса есть один из основных принципов – ненасильственная борьба за независимость. Но когда мы говорили о ненасильственной борьбе – мы говорили это в мирное время, а не во время, когда идет война. У Меджлиса есть своя военная доктрина – в рамках той доктрины, которая должна быть у всей страны, у Украины.

Ложкин написал, что в Украине сейчас – "ни мира, ни войны". Это такая стратегия сейчас у власти. Но такая позиция не имеет права на существование. Потому что это – страусиная позиция, страусиная политика.

У нас должно быть введено военное положение. В стране должен собираться военный налог. Необходимо национализировать предприятия, которые являются стратегически важными для войны. И, пока мы не вернем нашу территорию, мы должны забыть о свадьбах, банкетах, презентациях… Все должны работать только на освобождение собственной земли.

Вот тогда у нас будет держава. Тогда у нас будет государство.

- Какие практические шаги в связи с очередным витком притеснения крымскотатарского народа Меджлис планирует предпринять в ближайшее время?

- Пока еще рановато об этом говорить. Но у нас есть практические определенные процедуры. Я думаю, сейчас вернутся Мустафа-ага и Рефат-ага (Джемилев и Чубаров – ред.) – и мы проведем определенную презентацию. Здесь, на материке. Мы обязательно сообщим вам, когда будет эта презентация – придете, послушаете…

Наши блоги