УкрРус

Российская правозащитница: Хотят ли русские войны? Это такой сложный вопрос…

Читати українською
  • Российская правозащитница: Хотят ли русские войны? Это такой сложный вопрос…
    tvrain.ru

Элла Михайловна Полякова - председатель региональной общественной правозащитной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека – известна своей активной гражданской позицией. Ее интервью и комментарии часто можно встретить в оппозиционных российских СМИ.

"Обозревателю" удалось пообщаться с известной правозащитницей – о гибели российских военных в необъявленной войне против Украины, о "заболевании" россиян под названием "Крымнаш", а также о том, "хотят ли русские войны".

Элла Михайловна также поделилась собственным видением того, что происходит на Донбассе.

-Есть ли у вас информация о том, сколько российских военнослужащих погибло во время военных действий на востоке Украины?

-Конечно, совокупной информации нет – все это покрыто тайной. Есть попытки собрать информацию – на "Дожде", на других сайтах.

-Обращаются ли к вам матери военнослужащих, которые воюют или уже погибли в Украине?

-По поводу гибели мы знаем только одну мать, которая к нам обратилась. Все остальные к нам не обращаются. К нам обращалось много матерей, которые искали сыновей. Но с ними хорошо поработали, провели кампанию "Позвони маме", солдатам раздали сим-карты. Как только сын позвонил, мамы считают, что уже все в порядке.

-С сугубо юридической точки зрения, как российский военнослужащий может отказаться от участия в военных действиях в Украине?

-Если это контрактник, он должен потребовать письменный приказ или, по крайней мере, задокументировать, кто отдал ему этот приказ. Если он считает, что этот приказ незаконный, что его заставляют с оружием пересечь государственную границу России, это запрещено российскими законами. В таком случае он должен написать заявление на сайт Главной военной прокуратуры - при наличии смартфона это достаточно просто, - а также попытаться написать рапорт о расторжении контракта, если он хочет его расторгнуть.

-Эти правовые механизмы сегодня работают в России?

-Если люди о них знают – да. Некоторые уже пользуются этими правовыми механизмами.

-Каковы действия матери, которая узнала, что ее сын участвует в военных действиях в Украине?

-Если это контрактник, тогда у него есть десять дней для того, чтобы добраться до ближайшей прокуратуры и письменно заявить в канцелярию о своем нарушенном праве. Он может и доехать до места службы – до Пскова, до Костромы – и написать заявление. Он может обратиться в правозащитную организацию, он может обратиться к депутату. Он может все.

Мама точно так же может приехать и разъяснить ему его права.

-Всех нас в Украине интересует: хотят ли русские войны?

-Ой, это такой сложный вопрос… Это массовое заболевание, которое называется "Крымнаш". Это проблема. Как только это касается кого-то лично, тогда они не хотят войны. А если в общем, кого-то другого – так ради бога.

Антивоенного движения нет. 21 сентября будет Марш мира. Думаю, выйдут немногие, потому что власть очень серьезно работает с людьми.

-Грубо говоря, воспрепятствовать этим настроениям сегодня может только "груз-200"?

-Я не уверена. Я не уверена, если ваша украинская сторона будет проявлять высоту духа. То, что гибнут мирные жители – это, согласитесь, тоже ненормально. Это тоже озлобляет людей. Это тоже неправильно. Надо работать с людьми. И на Донбассе тоже. Обязательно.

То, что делает ваш Владимир Рубан, то, что делает Руслана – это хорошо. У вас есть великолепный пастор Петр Дудник. Вот это надо делать. Надо дарить добро. Только так можно остановить это безумие.

-Вы знаете о том, что сейчас на востоке страны объявлено перемирие. Тем не менее, "ополченцы" его постоянно нарушают. Украинская сторона – нет. Знают ли об этом в России?

-В России очень дозированная информация – как во времена Афганистана. Самая настоящая информационная война.

Сейчас будет ротация, многие выйдут оттуда и, думаю, гражданское общество получит какую-то серьезную информацию. Так долго продолжаться не может.

-Вы сказали о гражданском обществе. Почему не ставится вопрос перед руководством страны, перед президентом о том, что россияне не должны гибнуть в Украине?

-Чтобы общество было запуганным, интеллигенцию представляют как пятую колонну. Был принят закон об иностранных агентах, и нашу организацию принудительно включили в этот реестр, наклеили клеймо.

-Элла Михайловна, вы являетесь членом Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. Это достаточно солидный пост. Собственно, вы находитесь во власти.

-Нет-нет. Это общественная деятельность. Там две трети нормальных людей – представители разных проблем, разных организаций. Несколько членов Совета уже числятся в реестре иностранных агентов.

Мы даем предложения, а уже ответственность власти – принимать эти предложения или не принимать. Мы – представители гражданского общества, которые говорим, пока есть такая возможность.

-Что вы говорили президенту в связи с событиями в Украине?

-Мы писали запрос в следственный комитет по поводу смертей, по поводу 18-й бригады, по поводу конкретного списка погибших.

Читайте также интервью с председателем Союза солдатских матерей (г.Саратов, Россия) Лидией Свиридовой.

Наши блоги