УкрРус

Автор проекта "Город грехов": Я ни о чем не жалею

  • Автор проекта "Город грехов": Я ни о чем не жалею

Он ушел из МВД и стал бороться с пьянством на дорогах Астрахани. Среди пьяных водителей регулярно были полицейские. В итоге преследуемым, как рассказал DW Эльшад Бабаев, стал он сам.

Эльшад Бабаев производит удивительно спокойное впечатление, если учесть, что он находится в российском федеральном розыске. По понятным причинам он не раскрыл DW своего местоположения, но быстро и охотно вышел на связь через интернет. Эльшад молод - ему нет и 28 лет. Но в его жизни уже есть драматический сюжет, вполне подходящий для боевика.

Отличник учебы, заработавший массу похвальных грамот в Академии МВД, после учебы, по его словам, столкнулся с жестокой реальностью работы в полиции Астрахани. Пережил, как он выразился, давление и произвол со стороны начальства и был вынужден уйти. Создал свой гражданский проект и стал сотрудничать с ДПС, борясь с пьяными водителями на улицах Астрахани. Бабаев рассказывает, что специально не выискивал, но регулярно помогал ловить полицейских подшофе, а те стали ему мстить. Сначала Эльшада сбила машина. Потом в хулиганстве и нанесении побоев его обвинил один из пойманных им сотрудников МВД. В поиске справедливости Бабаев дошел до администрации президента РФ. Несмотря на все с ним случившееся, о своем выборе Эльшад, как он заявил в интервью DW, не жалеет.

DW: Почему вы решили заняться именно помощью в выявлении нетрезвых людей за рулем?

Эльшад Бабаев: Вообще-то все началось с того, что я служил в Академии МВД, а потом поступил на службу в Астрахань, как говорят, работать "на земле". Работа была тяжелой. Я был согласен работать на государство, но часто приказы начальников не имели никакого законного основания, кроме их собственных желаний.

Было время, когда меня ставили на дежурство каждую ночь с 22 до 6 утра без выходных в течение месяца, без возможности отоспаться. Потом я занимался проблемами внутренней безопасности. В ходе проверок я регулярно натыкался на многочисленные нарушения, о которых докладывал начальству. Но мой шеф прямо мне сказал, что я не должен эти нарушения фиксировать, потому что мои доклады попадают к его начальнику, а это, мол, приносит дополнительные неприятности. Я был против, и меня стали выдавливать из органов.

Мне объявили два выговора, например, за то, что я не вел записи в лекционной тетради, которую у меня же отобрали. Или за то, что во время обеда принимал пищу в гражданской одежде, а не в милицейской форме. Но этого мало для отчисления. Как-то раз один из вышестоящих сотрудников ударил меня по лицу. Свидетели видели, что никаких причин для нападения не было. Бить в ответ я не стал, но понял, что придется уходить. Летом 2011 года я из полиции ушел...

- ...Но все это предыстория. А как вы начали, собственно, помогать ловить пьяных водителей?

- Придя в себя после этого конфликта, я придумал свой проект "Город грехов". С единомышленниками мы начали выслеживать пьяных за рулем и передавали данные о них патрульным из ДПС, одновременно с этим снимая все на видео. Моя идея никакой поддержки у астраханского УВД не нашла. Я сам никогда не был гаишником, так что этому пришлось учиться. За год, что мы работали в проекте, мы успели выявить 102 пьяных водителей. Мой личный рекорд - четверо за одну ночь.

Мы специально за ними не охотились, но в ходе, как правило, ночных рейдов нам регулярно попадались пьяные сотрудники полиции и других силовых ведомств. Тут и начались настоящие проблемы. Один из них, оперуполномоченный уголовного розыска капитан полиции Бадмаев, написал на меня заявление, обвинив в хулиганстве. Мол, я ему угрожал. В качестве свидетеля привлек своего соседа по дому, у которого восемь судимостей за кражи, грабежи и разбои. А после того как я уехал на "Селигер" за помощью к президенту Путину, полицейские в отместку завели на меня еще одно дело - по статье "нанесение побоев".

Один из моих знакомых, который проводил пикет в мою поддержку с требованием прекратить сфабрикованные в отношении меня уголовные дела, общался с полицейскими из центра по противодействию экстремизму и терроризму. Те, не стесняясь, спросили у него: "Как ты, русский мужик, можешь помогать чурке?". Это полицейские меня назвали чуркой, сам я наполовину русский, наполовину азербайджанец. Мол, выставляя ролики с пьяными полицейскими, я их позорю. А то, что пьяные полицейские и прокуроры гоняют по городу, это, видимо, не позорит честь полицейских. Вот в Кирове есть, например, похожая инициатива, проект "Ночной патруль". Так его УВД и власти города поддерживают. А в Астрахани не просто не помогали, а преследовали.

- А на "Селигере" вам удалось получить какую-то поддержку?

- Я туда поехал. Говорил там с человеком из президентской администрации по имени Тимур. Он взял все мои документы и пообещал разобраться. Через какое-то время, действительно, приехали сотрудники Следственного комитета из Ставрополя, якобы чтобы проверить, насколько законно в отношении меня возбудили уголовное дело. А потом прислали отписку, что, мол, да, в отношении вас возбуждены дела. Все, что они сделали, это передали мое дело от МВД Следственному комитету. Я в ответ жаловался, но мои жалобы спускали снова же в Астрахань, то есть, тем, на кого я жаловался.

- А как же ваш проект? На сайте выкладываются свежие выпуски...

- Понимаете, мы за год работы успели так много наснимать, что только постепенно выкладываем. Но самому мне давно пришлось из Астрахани уехать. Меня, кстати, провожали сотрудники ДПС. Причем ситуация абсурдная: президент России в декабре 2013 года объявлял амнистию, под которую подпадают и люди, обвиняемые и по моей статье, 213-й, за хулиганство.

Я собственноручно написал 15 ходатайств в Астрахань с просьбой прекратить уголовное преследование на основании постановления Госдумы "Об объявлении амнистии", но мне каждый раз отказывали под предлогом, что моей подписи и заявления недостаточно, а надо приехать в Астрахань и лично сказать об этом следователю. Это полный бред. Такого в законе нет, достаточно заявления.

Мне уже пообещали, что если я приеду в Астрахань, то полицейские разделаются со мной либо сфабрикуют какие-нибудь еще уголовные дела. Публично на вопросы о моем деле местные власти говорить отказываются, я неоднократно передавал вопросы местным и федеральным российским СМИ.

- А как и на какие средства вы сегодня живете?

- Помогают люди из интернета. А недавно я продал свою машину, на которой охотился за пьяными водителями.

- О том, что занимались поиском пьяных водителей на улицах Астрахани, сегодня жалеете?

- Нет, я ни о чем не жалею. Но когда уголовное преследование в отношении меня прекратится, заниматься больше этим не буду. Неблагодарное это дело, раз астраханской полиции плевать на жизни людей, и они возбуждают уголовные дела против тех, кому это проблема не безразлична. Буду заниматься новым проектом, более безопасным.

Наши блоги