УкрРус

Семьи героев Небесной Сотни: в правосудие уже нет веры

Читати українською
  • 47 героев Небесной Сотни погибли 20 февраля 2014 года
    47 героев Небесной Сотни погибли 20 февраля 2014 года

Ровно 2 года назад Украину потрясла жуткая трагедия - расстрел сорока семи героев Небесной Сотни. В этот день многие родители потеряли детей, а дети - кормильцев.

Виновные в преступлении до сих пор не наказаны, и страну снова разъедают политические дрязги. В годовщину трагедии "Обозреватель" решил побеседовать с семьями погибших. Близкие героев рассказали о помощи государства, расследовании дела по расстрелу и своем видении ситуации в Украине.

Достаточную ли помощь вам оказало государство?

Владимир Бондарчук (сын героя Небесной Сотни Сергея Бондарчука)

- Вопрос материальной помощи, на мой взгляд, не является первоочередным. Главное задание для меня, для моей семьи и, думаю, для всех семей погибших - это вопрос наказания виновных и сохранение памяти о наших родных.

Да, в соответствии с постановлениями Кабмина были проведены выплаты. Но я не могу оценивать жизнь близких в денежном эквиваленте. Не знаю, какая помощь может быть достаточной.

Светлана Пасхалина (жена героя Небесной сотни Юрия Пасхалина)

- Я вам так скажу: за то, что в свое время нам помогли, большое спасибо. Вот квартиру дали. Мы раньше жили в общежитии.

Но не все так просто. Моему ребенку, конечно, платят пенсию по потере кормильца, но при наших-то ценах - это копейки.

Хотелось бы более существенной социальной помощи. Оплата коммунальных услуг для нас, например, большая проблема. Но дело даже не в этом. Деньги никому не вернут мужей и сыновей.

Владимир Голоднюк (отец героя Небесной сотни Устима Голоднюка)

- Я в разводе с матерью Устима. Всю помощь отписал на нее. Я не претендовал на эти деньги. Они мне сына не вернут.

Почему, на ваш взгляд, застопорилось расследование по делу?

Владимир Бондарчук

- Все-таки определенные результаты есть. Генпрокуратура достигла некоторых успехов. После создания управления специальных расследований, к которому присоединились и адвокаты, и семьи Небесной сотни, удалось найти оружие, провести экспертизы, которые касаются, по крайней мере, событий 20 февраля. Хотя бы точно установлено, что именно из найденного оружия убили наших близких.

Мы надеемся, что тех "беркутовцев", которые находятся на скамье подсудимых, ждет пожизненное заключение. Возможно, когда они это поймут, то начнут давать показания против заказчиков убийств.

Светлана Пасхалина

- Мой муж погиб в ночь с 18 на 19 февраля. Такое ощущение, что по этому эпизоду вообще не ведется расследования. Нет никаких подозреваемых.

Пытаются расследовать только расстрел 20 февраля. Я вообще начинаю думать, что нынешняя власть тоже приложила руку к этим преступлениям.

Владимир Голоднюк

- Оно не застопорилось. Просто расследование идет не теми темпами, которые требуются. Оно идет медленно. Слишком медленно.

Вы вообще верите в то, что виновные будут наказаны в обозримом будущем?

Владимир Бондарчук

- Рано или поздно это случится. Мы сделаем все для этого.

Светлана Пасхалина

- Я не верю в то, что виновные будут наказаны. Если честно, надеюсь только на одного Бога. Может, эти люди понесут наказания хотя бы на уровне высших сил. Потому что в правосудие уже нет веры.

Возможно, посадят какого-нибудь "беркутовца", но едва ли накажут заказчиков. Это политика. Все друг друга покрывают. Нам и так больно, а осознание того, что никого не накажут, вообще очень давит.

Владимир Голоднюк

- Исходя из собственного опыта, могу сказать, что иногда виновных ждет только небесная кара. Я уверен, что имена со временем будут названы, но у меня есть сомнения, что эти люди будут наказаны.

Как вы оцениваете ситуацию в стране, которая сложилась после Майдана? Неужели все было зря?

Владимир Бондарчук

- Да, есть много проблем. Главная из них - отсутствие диалога между властью и обществом. Мы должны продолжать менять страну.

Но все же Майдан принес свои плоды. Многие украинцы изменились изнутри. Появились люди действия, которые пытаются изменить страну к лучшему. И я надеюсь, что в будущем им это удастся.

Светлана Пасхалина

- Наверное, зря. Посмотрите, прошло 2 года, а что изменилось? Даже виновных не наказали.

Владимир Голоднюк

- Мы получили независимость в 90-х относительно легко, поэтому ее не ценили. Теперь народ начинает этим дорожить. Майдан должен был произойти рано или поздно.

Но все же мне хочется увидеть страну, в которой люди не умирают от элементарных болячек только потому, что у них нет денег на лечение. Хочу, чтобы люди имели возможность прожить достойную жизнь.

Сейчас идет много разговоров о том, что возможен третий Майдан, если действующая власть не изменит свою политику и не повернется лицом к народу. Что вы думаете по этому поводу?

Владимир Бондарчук

- Результатом Майдана стало создание гражданского общества, которое не боится менять власть, не боится действовать. Эта сила направлена на конструктив. Если власть не будет слушать людей, то новое гражданское общество изменит эту власть.

Светлана Пасхалина

- Все может быть. Но знаете, если политики выйдут на Майдан, то пусть там машут своими знаменами, но не трогают мирных людей.

Понимаете, украинцы имеют право выйти на улицу и заявить о своем недовольстве властью. Но, судя по всему, народ не слышат, пока не проливается кровь. А я не хочу, чтобы она больше проливалась.

Владимир Голоднюк

- Почему начинаются Майданы? Потому что народ обманывают. Если обман будет продолжаться, то и Майданов не избежать. Это взаимосвязанные явления.

Как сообщал "Обозреватель", в преступлениях против Майдана подозревают почти 300 человек.

Наши блоги