УкрРус

Эксперт: Публикацию карикатур на пророка в Казахстане не одобряют

  • Эксперт: Публикацию карикатур на пророка в Казахстане не одобряют

Как в Центральной Азия отреагировали на парижскую демонстрацию в защиту свободы прессы и на митинг в Грозном против оскорбления пророка Мохаммеда, DW объяснил Сейтказы Матаев.

Поддержала ли Центральная Азия массовые акции в поддержку свободы прессы, прошедшие в Европе после расстрела террористами-исламистами редакции сатирического журнала Charlie Hebdo в Париже? Или, наоборот, больший отклик там вызвал масштабный митинг в Грозном против оскорблений пророка Мохаммеда? О настроениях в журналистской среде и в обществе DW рассказал председатель правления Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев.

DW: Какие-либо СМИ в вашем регионе перепечатали карикатуры на пророка?

- Нет. Могу точно сказать, что в Казахстане не перепечатывались. В других республиках, насколько я знаю, тоже. В Алма-Ате прошла немногочисленная акция - местные журналисты пришли к консульству Франции и выразили соболезнование по поводу погибших сотрудников Charlie Hebdo. Зато в Бишкеке прошла достаточно многочисленная по местным меркам акция против публикации карикатур - под лозунгом "Я люблю своего пророка".

Не слышал, чтобы нечто подобное было в Узбекистане или в Таджикистане, не говоря уже о Туркмении. Но в Казахстане наблюдали за акцией против оскорбления пророка, прошедшей в Грозном. В самом Казахстане было столкновение разных мнений, в том числе были призывы к тому, чтобы, как и Бишкеке, поднять народ на защиту ислама. Но это делалось анонимно. Это столкновение отразилось не столько в СМИ, сколько в социальных сетях, в отличие от Киргизии, где такие настроения выражены более открыто.

- Настроение "защитить пророка" - в каком соотношении оно находится с французским трендом протестов против исламизма и нападок на свободу прессы?

- Киргизия - такая страна, что там могут пройти демонстрации и в защиту пророка, и против исламизации. Что касается Казахстана, то тут на демонстрации люди не вышли, но многие казахстанцы оценивают нынешнюю ситуацию в Европе как растущее противостояние между мусульманами и коренным населением, и не одобряют этого. Мы воспринимаем многие сообщения из Европы сейчас как пиар, который на антиисламской волне там стараются сделать различные политические деятели.

Казахи сами по себе не столь религиозны, как коренное население в Узбекистане, Таджикистане или Туркмении, но у меня есть ощущение, что публикацию карикатур на пророка и демонстрации с плакатами, где эти карикатуры изображены, общественность Казахстана не одобряет. Да, погибла большая группа французских журналистов, и это вызвало у нас шок. Но многие считают, что после того, как такое в Париже случилось, нужно было дать этому ясную оценку, нужно было выйти на демонстрацию солидарности (и хорошо, что против действий террористов там вышли также мусульмане). Однако после этого в такой ситуации нельзя было играть на религиозных чувствах людей.

Дальше Парижа это не должно было распространяться. Уже в других странах начали погибать участники демонстраций в защиту ислама. Погибли мусульмане в Кении. В Тегеране требовали, чтобы из Ирана выдворили французского посла. Жгли французский флаг, правда, от незнания перепутали его с итальянским. В свою очередь, судя по репортажам Euronews об усиленных мерах безопасности на улицах Франции, мы понимаем, что там население боится, что ситуация не разрешена. Да, речь идет о свободе слова, но тут проходит очень тонкая грань, которую, мне представляется, не стоит переступать.

- Эту грань в Казахстане определяет законодательство?

- У нас закон подобного не допускает, причем не только в отношении пророка Мохаммеда, но и в отношении Иисуса и так далее. Но тут дело в том, что и журналисты воспитаны в иной культуре и прекрасно понимают, насколько тонка эта грань в нашем регионе.

- Вы упомянули митинг в Грозном. Как восприняли его в Казахстане?

- У нас вызвало немалое удивление, что Рамзану Кадырову и его окружению удалось в маленькой республике вывести на улицы под миллион людей. Да, Кадыров очень активен в социальных сетях. Да, в Грозный могли подъехать люди из Ингушетии. Но мы отметили, как четко это было организовано. У нас есть своя чеченская диаспора. Наши чеченцы, конечно, более религиозны, чем этнические казахи. И акция в Грозном произвела на них впечатление. Они вообще всегда переживают за то, что происходит в Чечне, и у меня сложилось впечатление, что, несмотря на различное отношение к самому Кадырову, эту акцию они поддержали - но в душе. Тем более, что эта диаспора у нас не очень велика.

- Насколько протесты против исламизма и нападок на свободу прессы могут сыграть на руку пропагандистам от радикальных исламистских организаций, которые активно работают в регионе?

- Не думаю, что в обществе есть какая-либо заметная поддержка террористов, но горящий костер надо тушить, чтобы не было большого пожара, а здесь, наоборот, начинают подкидывать дрова. Мы чувствуем, что в европейской политике мулькультурализма произошел крупный провал, и многие люди, которые приехали в Европу, не сумели интегрироваться в новое для них общество. Они должны жить по законам этого общества, но они живут по законам своих общин.

Я бываю во Франции, в Германии. Они (иммигранты - Ред.) открыли свои рестораны, у них - свои мечети, свой мир. Меня удивляло, что многие граждане Франции, Британии - мусульмане, живущие на Западе, срываются оттуда, едут воевать в Сирию.

У нас тоже это явление есть, лет десять назад произошел всплеск ваххабитских настроений, появились "бородачи". Государство только недавно начало принимать меры, но все же сумело убедить широкие слои населения отойти от него, хотя остались те, кто с этим не согласился.

Были допущены ошибки. Например, у нас прошли несколько громких процессов, связанных с ваххабитами, которых отправили в итоге в тюрьмы по всему Казахстану. А потом обнаружили, что число их сторонников начало увеличиваться. Они начали вербовать сторонников в тюрьмах. Теперь их всех содержат в одном месте.

- Вы видите угрозу для региона в радикализации мусульман?

- Только лишь на религиозной почве у нас взрыва быть не может. Это может произойти, если этот фактор наложится на какое-либо другое недовольство социального характера. А пока Казахстан, в сравнении с соседями - благополучная в этом отношении страна, народ не голодает. С другой стороны, "Исламское государство" одним из приоритетов сейчас поставило свое проникновение в республики региона, чтобы раскачать тут ситуацию. В Ферганской долине есть силы, которые их будут поддерживать. Это опасно.

Наши блоги