УкрРус

Исламисты ИДУ в составе ИГ: новая угроза для Узбекистана?

  • Исламисты ИДУ в составе ИГ: новая угроза для Узбекистана?

"Исламское движение Узбекистана" влилось в ряды боевиков "Исламского государства". При этом цель ИДУ - свержение режима Ислама Каримова не изменилась. Как Ташкент оценивает риски?

Сообщения ряда СМИ (в частности, международного информагентства Фергана) о том, что "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ) объявило о полном переходе в распоряжение "Исламского государства" (ИГ) в качестве его войска на территории так называемого "велаята Хорасан" не вызвало заметной реакции в Ташкенте. Ранее террористическая группировка ИГ объявила "велаят Хорасан" областью в своем "государстве" на части территорий стран Центральной Азии и Ирана, а установление халифата на этих территориях - одной из своих задач, в том числе пропагандистских. Сами эти сообщения основаны на видеообращении лидера ИДУ Усмана Гани, в котором тот объявляет о перерастании движения в формат государственного формирования.

Деньги близко к дому

Как сообщил DW в четверг, 20 августа, информированный источник в Узбекистане, официальных комментариев по этому поводу в Ташкенте нет, хотя информация об этом появилась в начале августа. "Но ответственные лица очень встревожены, поскольку патронаж обеспечит Усману Гази значительные денежные поступления. В последнее время его людям не хватало средств, для получения таковых приходилось действовать вдали от зоны собственных интересов, например, в Сирии. Теперь же за деньгами не надо далеко ездить. Но их, как понимают силовики, боевикам придется отрабатывать, причем тоже близко от дома", - пояснил источник.

"В течение двух десятилетий именно ИДУ воспринималось правительством Узбекистана как чрезвычайно серьезная опасность. Джума Намангани, возглавлявший боевые операции ИДУ, считался "врагом номер один" для республики. После его гибели другие лидеры ИДУ воспринимались в Ташкенте как цели для ликвидации, а правительство всеми силами старалось подавить ячейки и влияние ИДУ внутри страны", - напоминает немецкий эксперт по Центральной Азии Гюнтер Кнабе (Gunter Knabe).

Видео - не фальшивка?

Немецкий эксперт исходит из того, что видеопослание Усмана Гази - не фальшивка. И, если это так, то, во-первых, это большое приобретение для ИГ. "Во-вторых, это новая опасность для Ташкента, причем, возможно, существенно большая, чем прежнее ИДУ - оно теперь опирается на гораздо более сильную структуру. И это угроза не только для Ташкента, на захват власти в котором в первую очередь нацеливалось прежнее ИДУ, но и для соседей. Тем более что ИГ, имея в своем войске подготовленных, опытных и знающих местные реалии боевиков ИДУ, теперь может и в этом регионе строить более смелые планы", - говорит Гюнтер Кнабе.

Специалист Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Андрей Серенко также уверен в подлинности известия о присяге лидера ИДУ главе ИГ Абу Бакру аль-Багдади. По его оценке, это существенный политический шаг. "В том виде, в котором ИДУ подошло к лету 2015 года, а именно в виде набора разрозненных национальных отрядов, рассчитывать на свержение светской власти в Узбекистане оно никак не могло. Принесение присяги открывает перед ним новые политические перспективы и цели", - считает он.

"Бренд ИГ уже популярен в Пакистане и Афганистане и обретает популярность в странах Центральной Азии. И те группировки, которые раньше других используют этот бренд, получат заметные преимущества на "террористическом рынке". Ряд группировок пакистанских талибов это уже сделали, поэтому решение ИДУ вполне укладывается в общую логику событий", - рассуждает эксперт.

"Приняв присягу ИГ, оперативники ИДУ смогут вести более успешную вербовочную работу среди граждан Узбекистана и других стран Центральной Азии. Бренд ИГ в регионе, по моей оценке, еще год-полтора будет набирать популярность. А ИДУ уже с трудом вербовало сторонников, поскольку за два десятилетия оно не решило основной декларированной задачи - свержения режима в Узбекистане", - полагает Андрей Серенко.

Презентация в Афганистане

"Когда в мае сторонники ИГ на севере Афганистана встречались с местным населением, они в качестве одной из целей презентовали экспансию в республики Центральной Азии, представляющие потенциальную угрозу для "велаята Хорасан", - напоминает он. По его информации, ИГ сделало очень значительные финансовые вливания в руководство "велаята Хорасан". "Но оно потребует отдачи в виде конкретного результата. Поэтому угроза ИГ для региона - не мифическая. Не говоря о том, что для самих боевиков ИДУ цель вторжения в Узбекистан, Туркмению, Таджикистан никуда не делась", - утверждает Андрей Серенко.

Ташкент новую ситуацию может интерпретировать так, что теперь его непосредственным врагом стало ИГ, полагает немецкий специалист по Центральной Азии Гюнтер Кнабе. "Учитывая то, что, в отличие от "местечкового" ИДУ, ИГ - это декларированный враг для многих мировых сил, претендующий на всю Центральную Азию, Ташкент может объявить себя одним из главных "страдающих" от ИГ в регионе. Можно ожидать, что он предложит новые международные форматы совместной борьбы с ИГ в регионе, и себя в качестве диспетчера", - говорит он в интервью DW.

Надежда - на Пакистан

В свою очередь Андрей Серенко не склонен считать, что узбекские силовики станут радикально менять стратегию по борьбе с радикальными исламистами из ИДУ и ИГ. Другое дело, что ее придется дополнять более тесным взаимодействием с коллегами из Афганистана и Пакистана, от которых зависит, насколько комфортно боевики из ИДУ и ИГ будут себя чувствовать там, на территориях основного базирования. "Страны Центральной Азии, и не только Узбекистан, зависят от успешности стратегии органов безопасности в Афганистане и Пакистане. И уже заметно, как Ташкент активизировал контакты с Исламабадом", - отмечает эксперт ЦИСА.

По словам источника DW в Узбекистане, его собеседники в силовых ведомствах утверждают, что они в принципе готовы противостоять ИДУ и в его новом качестве, а конкретных дополнительных мер в этом отношении пока не принималось.

Наши блоги